Сергей Шаль:

«Задача Олега Лакницкого — достроить «Академ риверсайд». Наша задача — помочь дольщикам»

Вице-губернатор Челябинской области, руководитель рабочей группы по проблемам дольщиков компании «Гринфлайт» — о ситуации вокруг компании, возможных сроках сдачи домов и действиях Правительства региона, направленных на помощь дольщикам.

Сергей Шаль, вице-губернатор Челябинской области, руководитель рабочей группы по проблемам дольщиков компании «Гринфлайт».
Ярослав Наумков

— Сергей Вернерович, в интервью, которое вы дали «Челябинскому обзору» летом этого года, вы говорили о многочисленных и разносторонних проверках компании «Гринфлайт», направленных на то, чтобы выяснить реальное положение дел в компании, и причинах, по которым она оказалась в том положении, в котором оказалась. Можно ли сейчас достаточно четко ответить на эти вопросы?

— Если кратко, то состояние «Гринфлайта» было простым и понятным: компания фактически не работала, СМП-банк пересмотрел свое отношение к тем документам, которые сам же в свое время и одобрил, и у «Гринфлайта» были арестованы счета. В итоге строительство домов приостановилось. Как следствие — справедливый гнев дольщиков, реакция властей всех уровней, надзорных и правоохранительных органов.

Сегодня в компании введена процедура наблюдения. Еще раньше компания за счет средств «Магнитостроя», принадлежащего новому директору «Гринфлайта» Олегу Лакницкому, возобновила строительство трех домов. Два из них закончены, третий будет сдан в декабре.

Надеемся, что до конца года будет возобновлено строительство еще четырех, а возможно, и пяти домов. Сильно надеемся, что еще 11-13 домов будут введены в эксплуатацию в 2017-м году. А в 2018-м будет достроено все остальное. Такой график составлен на настоящий момент.

Что же до причин, из-за которых «Гринфлайт» оказался в такой ситуации, то мне пока довольно трудно говорить об этом в деталях. Идет следствие в рамках возбужденного уголовного дела. Мы контактируем с представителями Главного следственного управления ГУ МВД по Челябинской области, но они пока достаточно сухо комментируют. Соответственно, мы тоже, не желая подводить следователей, комментируем ситуацию столь же сухо. Но думаю, что не было какой-то одной причины, а был целый комплекс самых разных факторов...

В конце концов, наша главная задача — достроить дома, чтобы дольщики получили свое жильё. А задача правоохранительных органов — выявлять виновных, если они есть, и добиваться их наказания в соответствии с законом.

— Скажите, а не может ли случайно сложиться ситуация, при которой интересы и задачи следствия могут пересекаться и даже противоречить интересам дольщиков?

— Может. Случайно...

— Это связано с наложением следствием ареста на денежные средства и имущество компании на 11 миллиардов рублей, и отказом снять этот арест, чтобы компания могла приступить к операционной деятельности и возобновить строительство?

— Знаете, все эти большие цифры... Сначала было сообщение про якобы вывод шести миллиардов, теперь — про арест на 11 миллиардов. Честно говоря, хочется отправить к тем, кто эти цифры озвучивал. Насколько я понимаю (а я видел, скажем так, краем глаза) акт проверки «Гринфлайта», там было написано (цитата не точная, но по смыслу), про то, что привлечено от дольщиков столько-то средств, и на шесть миллиардов рублей обязательства перед дольщиками не выполнены. Это на самом деле так.

Но насчет того, куда эти деньги ушли... Конечно, точный ответ даст следствие. Но думаю, что все-таки бОльшая их часть была потрачена именно на строительство. Дома-то ведь, хоть и недостроенные, в разной степени готовности, но всё же стоят. Поэтому вряд ли можно говорить, о том, что выведено шесть миллиардов. Не исполнено обязательств на эту сумму — это да. Но теперь уже меньше — два дома, 35-й и 48-й, повторюсь, сданы, и еще один вот-вот будет сдан.

Что же до ареста средств и имущества... Действительно, арест был наложен следственными органами. Но мы встречались с их представителями и прояснили все сложные моменты. Речь идет о запрете на отчуждение имущества. Но, допустим, можно исполнять обязательства в рамках договоров долевого участия. И заключать договора подряда можно. И исполнять обязательства, взятые на себя «Гринфлайтом» и СМП-банком в рамках меморандума, который они заключили. Единственное условие: все крупные сделки должны быть согласованы со следствием. Это логично — следствию, по сути, поручен контроль за судьбой средств и имущества. А как осуществлять этот контроль, не видя, что происходит внутри компании?

В любом случае, интересы дольщиков пострадать не должны. У правоохранительных органов четкая позиция на этот счет, и она полностью совпадает с позицией руководства области.

— Летом после одного из совещаний по проблемам «Гринфлайта», которое проводил губернатор Челябинской области Борис Дубровский, и вы, и теперь уже бывший гендиректор «Гринфлайта» Сергей Мануйлов говорили о том, что активы компании превышают ее обязательства. А как сейчас?

— Знаете, тут лакмусовой бумажкой является поведение нынешнего гендиректора «Гринфлайта» Олега Лакницкого — опытного строителя и бизнесмена, который не очень-то и скрывает, что его главная цель — заработать на этой ситуации. Он пришел в компанию летом. Сейчас — ноябрь, и он не покинул и вроде не собирается покидать «Гринфлайт». На мой взгляд, это прямо говорит о том, что суммарные активы компании позволяют достроить все, что задумано. Может быть, они не настолько привлекательны, как несколько лет назад — процессы, происходящие в последнее время в экономике, например, снизили стоимость земли, и так далее. Но в целом сумма активов и обязательств плюсовая, а не минусовая.

Сейчас, на нынешнем этапе, очень важно привлечь кредитные средства СМП-банка, чтобы раскрутить этот механизм с помощью оборотных средств. И еще более важно, чтобы в возобновление строительства поверили люди, челябинцы. Без возобновления продаж жилья в «Академ риверсайде» (а там есть свободные, непроданные квартиры и в уже сданных домах, и в недостроенных), без новых покупателей довольно трудно будет окончательно решить все трудности и закончить, наконец, эту историю.

— Довольно долгое время в отношениях между «Гринфлайтом» и СМП-банком был довольно серьезный кризис доверия. Можно ли говорить о том, что этот кризис преодолен?

— Пока денег не будет, говорить можно о чем угодно. Внешне кризиса в отношениях нет, они пожали друг другу руки, перестали друг друга обвинять. Подписали меморандум. Но пока сделка в рамках этого меморандума, предусматривающая новый кредит компании, не реализована. Не реализована и сделка, предусматривающая предоставление обеспечения по уже действующему кредиту (отчасти это обеспечение должна предоставить одна из структур Олега Лакницкого). Напомню, что документы по этим сделкам должны еще согласовать следственные органы. И это будет дополнительной гарантией для обеих сторон (улыбается).

— Как вы лично думаете, что ждет бывшего гендиректора «Гринфлайта» Сергея Мануйлова?

— (после долгого раздумья и с улыбкой) Как и всех нас — старость и смерть...

— Спокойная старость?

— (снова после раздумья) Трудно это комментировать. Пока у меня, как у частного лица, до сих пор нет точного понимания и оценки его действиям. Наверняка он как должностное лицо компании совершал ошибки, но в том числе потому, что просто ошибался, заблуждался, кому-то напрасно доверял. Пока я не понимаю, был ли в его действиях злой умысел.

— А возможно ли привлечение к ответственности владельцев компании? И если да, то к какой?

— Финансовая ответственность точно возможна. По крайней мере, они не получат тех дивидендов, на которые рассчитывали. Понесут ли они убытки? Не знаю. Может, Лакницкий так эффективно справится с ситуацией и достроит «Академ риверсайд», что нынешние владельцы еще и заработают...

— Ситуация с компанией «Гринфлайт» и ее дольщиками — самая сложная из подобных в вашей практике?

— Нет. Сложнее печальная история с компанией «Урал строитель» и ее «этажеркой» на улице Братьев Кашириных. Там ситуация и сложнее, и плохо управляемая (владелец и директор компании «Урал строитель» Илья Питкин умер при странных обстоятельствах, получив по приговору суда по делу о мошенничестве наказание в виде четырех лет лишения свободы — прим. редакции). Если же считать масштабы — то здесь «Гринфлайт» вне конкуренции.

Но правительство Челябинской области внимательнейшим образом следит за ситуацией на строительном рынке и теми компаниями, которые также начали переносить сроки сдачи домов. В частности, речь идет о «Речелстрое», у которого около двух тысяч дольщиков. Мы заслушивали представителей компании на заседании постоянно действующей рабочей группы по проблемам обманутых дольщиков. Пока они довольно бодро говорят о том, что смогут преодолеть свои трудности. Но пока видим те же ошибки, что и у «Гринфлайта» — ну зачем сразу 20 домов-то строить начинать? Да, у них нет проблем с банками, но тем не менее. Еще одна не самая простая ситуация есть и в Миассе.

— Возвращаясь к «Гринфлайту». В чём выгода для Олега Лакницкого? Ведь он, по сути, закладывает банку собственные активы ради кредита компании, которая ему не принадлежит — «Гринфлайтом» владеют ровно те же люди, что и раньше (экс-водитель Михаила Юревича Александр Москалюк, теща депутата Госдумы Вадима Белоусова Маргарита Бутакова, Сергей Мануйлов через ООО «Медиа-стиль» и Максим Тушенцов через ООО «Центр современных технологий» — прим. редакции). Причем 60 процентов долей «Гринфлайта» — в залоге у СМП-банка, а 40 процентов арестованы следствием.

— Повторюсь, он зарабатывает деньги. Во-первых, у него, как у директора, наверняка неплохая зарплата (хотя я его контракта с нынешними владельцами не видел). Во-вторых, он уже по факту является инвестором — ведь он уже привлек к процессу оборотные средства своих структур. И наверняка рассчитывает со временем вернуть их и преумножить.

— Власти региона довольны Олегом Лакницким?

— Пока да. Наверное, может быть, где-то есть более эффективный менеджер, который бы справился лучше. Но к нам такие не заявились. Олег Владимирович сотрудничает с нами достаточно активно, общается, отвечает на вопросы, предоставляет информацию.

Формальные возможности региональных властей не так велики. Наши функции, скорее, коммуникативные и административные. Мы не можем лезть и строить — это частная стройка частной компании. Наше дело — создавать условия для этой компании и контролировать её работу.

Другими словами, главная задача Лакницкого — достроить. А задача рабочей группы, задача правительства области — помочь ему достроить, и тем самым помочь дольщикам. Это важнее всего. Думаю, что в итоге всё будет хорошо, и люди получат свое жилье.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0