Дарья Дубровских

Специальный корреспондент

Уже совсем скоро в Челябинске откроется современнейший детский технопарк — «Кванториум». Авиаквантум, робоквантум, автоквантум, промдизайн, it-квантум и Hi-Tech — так называются кружки нового поколения. Именно здесь растут будущие высокооплачиваемые специалисты XXI века.

 

Подробнее о том, какими будут самые востребованные специальности в ближайшем будущем; как понять, куда лучше отдать своего ребенка и, в целом, о техническом творчестве детей и юношества мы поговорили с директором ДЮТТа (Дом юношеского технического творчества) Челябинской области Владиславом Халамовым.

— Кругом роботы. Владислав Николаевич, что происходит? Неужели маленькому ребенку больше не нужен обычный бумажный самолетик?

— Если бы мы с вами встретились в году 2005-м, то роботы были бы диковинкой. Сейчас же робототехника действительно суперпопулярное направление, на которое стоят очереди. На базе робототехники развиваются те кружки, которые мы раньше назвали судо-, ракето-, авиамоделирование. Но сегодня они развиваются на другом уровне: если ранее дети делали какие-то простые модели, то сейчас эти простые модели уже с компьютером внутри, с дистанционным управлением. Например, у нас проводятся соревнования по летающим роботам-квадракоптерам, которые должны преодолеть заранее заданный маршрут. Это похоже на тигров, прыгающих через кольцо в цирке. Только тут квадрокоптеры.

Есть очень интересное направление — подводные роботы, которые также должны преодолевать препятствия или достать груз со дна. Те же тигры, но уже под водой. В судомоделизме приведу самое драйвовое интересное направление — футбол, в который играют роботы-корабли в бассейне.

Мы быстро перешли на современные направления. Однако при этом не забываем, что точно также как и 20, и 50 лет назад для маленького ребенка актуальны самые простые вещи — и бумажный самолетик, про который вы спрашивали, и самолетик из пенопласта, из реек. Этот этап пропустить невозможно. Только сейчас все это смещается по возрасту, и на сегодняшний день мы начинаем работать с 3-летними детьми.

На кружки робототехники сегодня стоят очереди

— То есть роботы и электроника все же не заменяют ручной труд, и современные дети имеют представление, что такое лобзик?

— Ну, современные дети ведь не рождаются со знанием программирования, поэтому не надо думать, что обычный ручной труд куда-то делся. Ручной труд нельзя отбрасывать, потому что ребенок не поймет, что такое дерево, пластмасса, металл, стекло, пока не начнет это трогать руками, обрабатывать. Реально только то, что он подержал в руках, все остальное — виртуально. Мы придерживаемся идеальной, на мой взгляд, практики: воспитанник на кружке должен подержать в руках то, что с утра изучил в школе. Все, что делается в допобразовании, должно идеально стыковаться с предметами школьной программы — только тогда это эффективно.

Что касается лобзика — на смену ему пришел лазерный станок, который нарезает весь каркас самолета всего за несколько часов. И здесь же замечу, что нынешние дети очень неусидчивы — им скорее нужен результат. Раньше на несколько моделей мы могли потратить год, сейчас вынуждены каждый месяц выдавать промежуточный результат. Иначе у ребенка теряется интерес.

В кружках технического творчества ребенок становится созидателем

— Сегодня техническое творчество — это история про одаренных детей?

— Не только. Наша задача как областного учреждения допобразования — охватить как можно больше детей, чтобы каждый ребенок в любом населенном пункте почувствовал себя заинтересованным. На сегодняшний день охват техническим творчеством в регионе очень небольшой — 12 процентов, но эта цифра растет — три года назад было всего 7. Согласно указу президента, мы должны довести этот показатель до 25 процентов.

У нас сейчас много разного рода шоу — «Танцы», «Голос». Нет, конечно, хорошо, что есть такие направления, но все-таки в ребенке должно развиваться стремление что-то созидать. А вот созидать он может только в кружке технического творчества. Созидатель никогда не будет разрушителем. Когда ребенок сам сделал машинку, он не станет ломать чужую, потому как знает ценность этой машинки. И я вам скажу, что на сегодняшний день родители уходят от желания сделать ребенка юристом и экономистом, многие хотят, чтобы их дети имели настоящую рабочую профессию, связанную с техникой.

— Я так понимаю, что «Кванториум» стали создавать по всей стране, чтобы увеличить этот охват?

— Так точно. Это федеральный проект и движется по всей стране. Челябинская область получит большой технопарк с двумя площадками в Челябинске и Магнитогорске. «Кванториум» — это та лаборатория, о которой до недавнего времени мы могли только мечтать. Оборудование настолько современное, что я сам офигевал, простите, но иначе не скажешь. Как любитель моделизма, я впечатлен тем оснащением: там такие беспилотные летательные аппараты, что я, человек много видевший, хочу потрогать их руками. Они уже пришли, стоят на складе, в настоящее время заканчивается ремонт помещений бывшего общежития ЮУрГУ на улице Орджоникидзе.

И здесь надо обязательно сказать, что вся эта система кванториумов прекрасно себя показывает только когда взаимодействует с традиционными кружками, которые существуют в каждом муниципалитете.

— А ДЮТТ, как главное учреждение технического творчества, как-то способствует созданию новых кружков в тех же муниципалитетах?

— Конечно. Буквально на прошлой неделе мы открыли два авиакружка в Карталах, Кунашаке. Плотно работаем с Чесмой, Ашой. У всех муниципалитетов разные возможности, и наша задача —  открыть те кружки, которые будут соответствовать им по ресурсу, а детям —  по интересу.

Кроме того, в ближайшем будущем во многих городах Челябинской области планируется открытие мини-кванториумов, для этого сейчас ведутся переговоры с промышленными предприятиями, которые берут часть затрат на себя. Чтоб вы знали, работе с предприятиями в кванториуме уделяется большое внимание.

— В чем интерес предприятий?

— Очень хороший вопрос. Сейчас мы отовсюду слышим о дефиците квалифицированных кадров — работать некому. Признаюсь, эта тема для меня важная и болезненная. Возвращаясь к разговору о настоящих специальностях — юристы и экономисты ничего не производят. Для нас эта ситуация была ожидаема, мы начали об этом говорить еще лет семь назад. Предприятия же с этим столкнулись только что. То, о чем я сейчас скажу, вы первые услышите из региональных СМИ, потому что это начинает только обсуждаться на федеральном уровне.

Директор ДЮТТа Владислав Халамов впечатлен оснащением «Кванториума»

Подготовка специалистов стоит десятки миллионов рублей, и теперь представьте: вы набрали целевую группу, обучили, но несколько человек не захотели дальше работать. Для предприятия это катастрофа. Поэтому на сегодняшний день крупные компании, с которыми мы работаем («Росатом», объединенные судостроительные, авиастроительные корпорации, «Вертолеты России», «Сбербанк»), ставят перед нами следующую задачу: «могли бы вы создать такую систему, чтобы к нам шли дети, мечтающие работать в нашей отрасли. Чтобы они приходили уже фанатами нашего предприятия». Я слушаю руководителей и говорю: в чем проблема, у вас есть выбор в лучших вузах страны — собирайте лучше. В ответ получаю: «Нет, ты не понимаешь — у меня настолько специализированное производство, что мне нужно, чтобы ребенок, начиная со школы, понимал, что хочет строить корабли. Если он будет фанатом моего дела, я смогу вкладывать деньги, чтобы его учить».

И еще кванториумы сотрудничают с техническими вузами, поэтому выстраивается связка: школа-вуз-предприятие. И здесь, чтобы вы понимали, связка растет от предприятия, а не от ЕГЭ. Я прихожу к проректору крупного московского вуза и говорю: у меня есть пара ребят — победители международных соревнований по авиамоделизму, но они не потянут ЕГЭ. Он говорит: «Давай их, мне так надоели эти стобалльники. Я лучше возьму средненького, но с руками. Стобалльники потом в науку уйдут, а у меня работать некому». Впервые я услышал эту фразу четыре года назад и сейчас слышу от всех проректоров вузов.

— Можно ли понять по ребенку, что ему по душе, например, только самолеты?

— Ни в коем случае не надо так делать. Тщеславие родителей — страшная вещь. Не зацикливайтесь на чем-то одном, пусть позанимается в одном кружке, потом в другом. Понравится ему паять — и слава богу, а нет, так пусть идет потанцует, не надо идти против воли ребенка.

Дети не только сами собирают роботов, но и программируют их

— Я смотрю, у вас прямо в кабинете стоят чемоданы. Как часто вы ездите с ребятами по соревнованиям?

— Дети Челябинской области ездят очень много, нет страны, где бы они не побывали. Мы были на всех крупнейших соревнованиях по техническим видам спорта в Японии, Китае, Америке, Европе. У наших детей есть шикарные достижения и этим наша область выделяется из других регионов. Примечательно, что на первые места мировых соревнований поднимаются не только челябинцы, но и дети из Миасса, Златоуста, Пласта, Чишмы, Аши, Копейска, Южноуральска. Я всегда говорю родителям, что государство обеспечивает бесплатное участие во многих мероприятиях.

— Что нужно для того, чтобы ребенок бесплатно занимался и объехал весь мир?

— Я с удовольствием поделюсь секретом (улыбается). Приводите ребенка как можно раньше, в 1–2 классе, и смотрите, что ему больше нравится: моделирование, корабли, самолеты, роботы, электроника. И дальше системно этим занимайтесь. Поверьте, вашего ребенка заметят на каком-то уровне и обязательно возьмут в оборот. Задача родителя — держать плотную связь с педагогом, с руководителем учреждения допобразования. Потратьте свой выходной, поучаствуйте вместе с ним в районных соревнованиях и к 3–4 классу он уже начнет ездить по стране. Запись не прекращается весь год, привести ребенка можно в любое время, даже сейчас.

На сегодняшний день в кружках технического творчества занимаются дети с 3 до 21 года

19 ноября

Мнение

Интервью

Популярное

Максим Бодягин

Главный редактор издания «Челябинский обзор»

В государственном Музее истории Южного Урала впервые представили творчество художников азиатского острова Тайвань. На выставке — графические работы, посвященные знакам восточного гороскопа.

Надо отметить, что самобытное национальное искусство Тайваня челябинцы увидят впервые. Выставка объединяет более 80 графических работ, выполненных в различных техниках гравюры: шелкография, ксилография, линогравюра, литография и другие. Жизнерадостность и праздничность — вот то, что отличает работы мастеров из Тайваня, отмечают в пресс-службе музея. Они виртуозно владеют линией и смело используют контрастные сочетания цветов. Создавая особый фантастический мир, художники населяют его добродушными животными, сказочными рептилиями, загадочными птицами; изображают плоды хурмы и цитрусовых, цветы пиона, летучих рыб, символизирующие, согласно традициям Тайваня, благополучие, удачу и процветание.

Николас Сюй

Почетным гостем, открывшим вернисаж, стал Николас Сюй, директор отдела культуры Представительства в Москве Тайбэйско-Московской комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству. Господин Сюй рассказал «Челябинскому обзору», в чем состоит особенность тайваньского уклада и национального искусства:

— Тайвань тщательно хранит старинные китайские традиции. Например, материковый Китай перешёл на упрощенное написание иероглифов, на Тайване же сохранили сложную традиционную иероглифику, тем самым сберегая традиционную письменность. Мы так же бережно сохраняем традиции конфуцианства. В то время как на материковом Китае в ходе «культурной революции» основное количество храмов было разрушено, мы сохранили свои храмы. Наша религиозность также влияет на искусство Тайваня. Вместе с тем, вы видите здесь и произведения современного искусства. Это связано с тем, что молодые художники Тайваня ездят учиться за границу, где черпают разные техники и разные знания. И если тридцать лет назад в Париже учились только десять тайваньских художников, сегодня их число возросло до пяти сотен.

Куратором выставки стал Андрей Мартынов, последние восемь лет работавший генеральным директором Московской биеннале современного искусства. Это уже третий «восточный» проект, который он осуществляет в Челябинске в этом году. Зритель помнит организованную им выставку «Токийские истории» и великолепную экспозицию конкурсных работ Союза фотохудожников Японии. «Челябинский обзор» задал Андрею Владимировичу несколько вопросов:

— Как появилась эта выставка?

— В 2009 году я был на Тайване на международной графической биеннале, где представлял Россию в составе жюри. Одновременно с нашей работой там проходила выставка, посвященная Году тигра. Она была такого же размера, как эта, но посвящена только Тигру. Возникает немного сумасшедшее ощущение, когда видишь десятки изображений этого тигра в разных вариациях. Когда я ее увидел, то сразу подумал, что было бы хорошо собрать все двенадцать знаков [китайского гороскопа], что мы в итоге и сделали. Правда, на осуществление этой идеи ушло почти десять лет, но это уже другой вопрос (смеется). Челябинск — пятый по счету город, где она показывается в полном объеме. Следующая остановка предполагается в Улан-Удэ, и с более скромным количеством работ выставка пройдет в московском Музее Востока, как раз в канун китайского Нового года.

Андрей Мартынов показывает полинезийские мотивы в тайваньском искусстве

— В какой технике выполнены эти работы?

— Поскольку это печатная графика, то тут использованы разные техники. Печатная графика на Востоке, в первую очередь, это ксилография, где в качестве основы используется дерево. Это глубокая китайская традиция, насчитывающая тысячелетия. Позже, под западным влиянием появились техники литографии (где в качестве основы служит камень), шелкографии и офорта — он, правда, на этой выставке не представлен. Это чисто технологические вещи, позволяющие художнику реализовать его идею в тираже. Каждая работа выполняется в определенном количестве копий, но при этом, она все равно остается уникальной.

Я уж не говорю о том, что каждый зритель родился в определенный год и под определенным знаком китайского гороскопа, он может посмотреть на работу, прочесть ее описание и потом углубиться в познавательный процесс, чуть-чуть разобравшись в себе.

— Чем уникально искусство Тайваня?

— В сравнении с многомиллионным материковым Китаем, Тайвань — относительно небольшой остров, предпочитающий сохранять независимость. Политически и экономически он ближе к Соединенным Штатам. У тайваньцев есть очень самобытные вещи. Остров находится в тропической широте, и аборигены, населяющие его, ближе к полинезийцам. И на некоторых работах можно понять по орнаменту, по стилистическим особенностям, что это не китайская культура, а, скорее, культура тихоокеанских островов.

— Многие из работ выглядят весьма авангардно.

— Самая ранняя из представленных работ датирована 1998 годом. По сути, тут представлен срез работ современных художников, наших ровесников за двадцать последних лет. Надо сказать, что здесь присутствуют работы как профессиональных художников, так и любителей. Конкурс, проводимый Национальным музеем изящных искусств Тайваня открыт для всех желающих, правда, потом производится достаточно жесткий отбор, и те работы, что вы видите на этой выставке, как раз прошли этот отбор. Некоторым знакам гороскопа были посвящены сотни работ, но здесь мы отобрали примерно по восемь работ на каждый знак, за редким исключением.

Павел Писклаков (справа)

Павел Писклаков, член Союза дизайнеров России и член международной Ассоциации типографов поделился с «Челябинским обзором» мнением о том, чем уникальны экспонаты и почему их обязательно нужно смотреть «живьем»:

— Здесь очень интересные техники печати. «Цифры» — когда мы берем и печатаем на принтере — здесь нет. Все сделано руками. Даже если ты делаешь ксилографию, ты все равно сначала режешь доску, потом накатываешь на нее краску и делаешь оттиск руками. В некоторых работах какое-то дикое количество цветов! Ты смотришь и понимаешь, что было использовано 15-20 форм, нанесенных друг на друга! Это гигантская работа. И это очень редкая возможность — посмотреть на нее живьем, поскольку это оригиналы, а не цифровые копии. Более того, цифра не даст того эффекта. Как с творчеством Климта. Ты смотришь на его репродукцию в каталоге и да, какой-то такой желтенький цвет, не очень выразительный. Но когда ты видишь работы Климта живьем, там — вагон золота, которое при правильном освещении производит совершенно иное впечатление. Так и здесь: некоторые цвета просто невозможно воспроизвести в цифре. А если и возможно, то это будет очень дорого.

Выставку «Восточный календарь» можно посмотреть на 2-м этаже Восточной башне музея, она продлится до 13-го января. 

Редакция «Челябинского обзора» не имеет коммерческих отношений с лицами и организациями, упомянутыми в тексте статьи.

Олеся Черепова

Корреспондент

Ежегодно в России, по некоторым данным, пропадает 100 тысяч человек, из которых 17 тысяч — дети. В розыске числятся совершенно разные люди: старые и молодые, здоровые и страдающие тяжелыми заболеваниями. Некоторые из них не будут найдены никогда. Другие найдутся силами полиции, сотрудников МЧС и волонтеров поисковых отрядов.

Как появились поисковые отряды

В марте 2009 года в городе Сарове Нижегородской области по дороге из школы бесследно пропала 10-летняя Лиза Тишкина. История ее исчезновения тогда прогремела на всю страну, на поиски пропавшей были брошены все силы, и даже дважды осушалась местная река Сатис. К сожалению, поиск не принес результатов, и девочка до сих пор числится пропавшей без вести.

Сентябрь 2010 года, город Орехово-Зуево. Четырехлетняя Лиза Фомкина заблудилась в лесу вместе с тетей. Девочку нашли погибшей на 10 день после пропажи, опоздав всего на сутки.

С этих трагических историй и берет свое начало создание двух крупных добровольческих поисковых отрядов: «Легион-СПАС» и «Лиза Алерт».

Татьяна Гроза — председатель правления отряда «Легион-СПАС» в Челябинске

«Лиза Алерт» появилась в Челябинской области зимой 2018 года, и тогда в составе отряда было всего трое добровольцев. Сейчас основной костяк отряда — 25 человек. В свою очередь, «Легион-СПАС» был официально зарегистрирован в нашем регионе еще в 2013 году. В настоящее время состав отряда «Легион-СПАС» в Челябинской области включает в себя 30 добровольцев. Помимо Челябинска, отдельные подразделения есть в Златоусте, Миассе, Еманжелинске, Магнитогорске, Южноуральске, Чебаркуле и Каслинском районе.

По словам волонтеров, «Легион-СПАС» создан не столько для того, чтобы искать и находить людей, а для того, чтобы побуждать окружающих делать добрые дела. Чтобы совершенно посторонний человек, прочитав сообщение о пропаже, захотел чем-то помочь: репостнуть запись, расклеить ориентировку.

«Самая большая наша заслуга в том, что мы смогли „раскачать“ инертную массу равнодушных, и люди стали обращать внимание на окружающих, — говорит региональный координатор ПО „Легион-СПАС“ Ирина Зайцева. — Кроме того, мы научили граждан сразу обращаться в полицию или в наше подразделение. Теперь все больше прохожих на улицах города не проходят мимо растерянных, одиноких и даже неадекватных людей, а пытаются им как-то помочь».

Региональный координатор ПО «Легион-СПАС» Ирина Зайцева

Как ведутся поиски

Заявки на поиск пропавших людей поступают координаторам отряда от сотрудников полиции, родственников и просто неравнодушных граждан.

«В первую очередь каждую новую заявку мы обрабатываем на информационном уровне: проверяем ее подлинность и реальное существование человека, уточняем, не попадал ли он в больницы или морги. Затем, если информация достоверная, мы размещаем ориентировку. Но и здесь есть ограничения: если родственники еще не написали заявление в полицию по взрослым дееспособным гражданам, мы не можем опубликовать объявление, чтобы не нарушать конституционные права человека и закон о защите персональных данных. Но если речь идет об угрозе жизни и здоровью человека, мы принимаем решение немедленно приступать к поискам. Например, когда пропал ребенок, старик, человек с психическими отклонениями или отклонениями здоровья, а также если есть подозрение на суицид», — объясняет старший координатор и председатель правления отряда «Легион-СПАС» в Челябинске Татьяна Гроза.

Все последующие действия волонтеров зависят исключительно от обстоятельств пропажи и типа поиска. Дело в том, что каждый поиск уникален по-своему, и нет готовой инструкции, как действовать в той или иной ситуации. Существует только территориальное разделение на лес и город. Также многое зависит и от времени года: зимой лесных поисков практически не бывает, ведь чаще всего люди теряются, уходя за грибами, весной, летом или осенью.

В теплое время года большое количество людей пропадает в лесах

«В лесу эффективнее всего работают сотрудники МЧС и лесники — для этого у них больше возможностей и оборудования. Пока зимой волонтеры доберутся до места, человек замерзнет насмерть», — говорит Татьяна Гроза.

Принцип поиска зависит от обстоятельств пропажи каждого отдельно взятого человека. Как он передвигался — на машине или пешком? Был ли у него с собой сотовый телефон? Уходил ли он из дома раньше? Чем больше деталей — тем больше вариантов поиска. Существует статистика, что по истечении трех суток потерявшегося человека найти живым практически невозможно. Но и здесь есть свои особенности, считает Татьяна Гроза.

«Диабетик, ушедший из дома в городе, погибнет гораздо быстрее, чем если бы он потерялся в лесу. На природе он будет дышать свежим воздухом, питаться полезными лесными ягодами и дольше продержится. В суровых городских условиях у человека будет сильный стресс. Из-за выброса сахара в кровь он не сможет обратиться за помощью и рискует погибнуть в течение 7–8 часов. Бывали случаи, когда мы находили бабушек живыми в лесу спустя семь суток. Но случалось, что человек в течение одного дня погибал в городе».

Иногда человек может быстрее погибнуть в городских условиях, нежели на природе

Кроме того, когда человек уходит из дома целенаправленно, например, покончить жизнь самоубийством, счет идет на часы. И хорошо, если по дороге он встретит кого-то, кто сможет его отговорить или успокоить. В противном случае вероятность найти пропавшего живым снижается до нуля.

«Если же из дома уходит подросток — это индикатор проблем в семье, — считает Татьяна Гроза. — Подростки редко уходят куда-то. Чаще всего они уходят из дома от чего-то. Это их защитная реакция, ведь они еще не настолько взрослые, чтобы объяснить свою проблему, поэтому единственным выходом они считают побег. Причин может быть масса: недопонимание в семье, равнодушие или гиперопека».

При этом количество откликнувшихся волонтеров всегда разное и может варьироваться от одного до двухсот человек.

«На поиски стариков и детей люди откликаются охотнее, в отличие от случаев, когда теряется взрослый дееспособный человек. Но мы не понимаем критерии, по которым люди решают прийти на помощь. Однажды в лесу потерялся ребенок, страдающий ДЦП, и его искали около сотни волонтеров. А вот на поиски пропавшего в лесу дедушки приехали всего пятеро», — говорит старший координатор.

Заблудился? Стой на месте!

Чаще всего люди, заблудившиеся в лесу, совершают одну большую ошибку — начинают идти. Но куда? Человек может пройти пешком целый день в полной уверенности, что он выйдет на «знакомую тропинку». И только когда «потеряшка» окончательно устанет и выбьется из сил, он, наконец, поймет, что серьезно заблудился.

«По мировой статистике, заблудившийся в лесу человек не уходит дальше 15 километров, если идет не по прямой. Проще говоря, потерявшийся ходит по кругу в радиусе 10 километров. Именно эту территорию мы прочесываем особенно тщательно в первую очередь. Но, например, маленькие дети очень редко уходят далеко. Обычно малыши стоят на месте и громко ревут, поэтому спасатели находят их достаточно быстро. Иногда ребенок может просто заиграться и уснуть от страха и усталости, такие случаи у нас тоже были», — поясняет Ирина Зайцева.

Волонтеры используют все доступные средства, чтобы найти пропавшего

«Потерявшись в лесу, самое главное — стоять на месте и ждать, пока тебя найдут, — говорит Татьяна Гроза. — Если есть телефон, вызывайте спасателей, договаривайтесь о следующем „созвоне“ и выключайте аппарат, чтобы сохранить заряд аккумулятора. Если вам захотелось пить или есть, уходя, оставляйте за собой пометки: рвите одежду, выкладывайте из веток стрелочки, показывая направление своего пути. Можно также развести костер с густым дымом. Периодически можно кричать, но не выбиваясь из сил».

И самое главное — направляясь в лес на прогулку или «тихую охоту» за грибами, не стоит надевать одежду расцветки «камуфляж». Выбирайте куртки ярких, бросающихся в глаза цветов. Человека в «камуфляже» практически нереально найти в лесу. Только если случайно на него не наступить. Кроме того, каждый родитель должен объяснить своему ребенку еще в раннем детстве, как вести себя, потерявшись в незнакомом месте.

«Ребенок должен четко знать, что делать в той или иной ситуации, — считает Татьяна. — Потерялся в торговом центре? Подойди не к любому человеку, а к охраннику, человеку в форме и сообщи, что ищешь родителей. Не можешь найти маму на улице — заходи в любой большой магазин или аптеку, проси помощи у продавцов или администраторов. В транспорте обращайся к кондуктору или водителю. Нужно формировать у детей понимание, что полицейские не обидят, а наоборот — приведут домой к маме и папе. И даже если у вас с подростком напряженные отношения, договоритесь, чтобы он писал вам СМС: „Все хорошо, я жив“, когда ему в очередной раз захочется убежать из дома. Выстраивайте с детьми доверительные отношения, и тогда трагических случаев будет намного меньше».

Что делать, если пропал близкий человек

1. Если человек ранее ни разу не уходил из дома или пропал ваш ребенок, следует немедленно обратиться в ближайшее отделение полиции. Правило «подождать три дня» в этом случае не работает! При обращении в ОВД возьмите с собой документы, удостоверяющие личность, и документы со сведениями о пропавшем ребенке, а также его фото. Стоит также обзвонить всех близких родственников и друзей пропавшего, дабы убедиться, что он не задержался в гостях.

2. Обратитесь за помощью в поисковый отряд своего региона. Волонтеры плотно сотрудничают со следственным комитетом, полицией и МЧС. Несмотря на то, что «Лиза Алерт» и «Легион-СПАС» используют разные методы работы, обращаться лучше в оба отряда: это значительно повысит вероятность успешного поиска.
Телефон горячей линии отряда «Легион-СПАС»: (351) 2-777-911;
Телефон горячей линии отряда «Лиза Алерт»: 8-800-700-54-52.

3. Самостоятельно создайте ориентировку пропавшего: когда человек ушел из дома, во что был одет, опишите его внешние данные и отличительные черты. Приложите к ориентировке фотографию пропавшего.

4. Начинайте самостоятельные поиски: расклейте объявления на улицах города, распространяйте информацию в социальных сетях.

5. Если пропал пожилой человек, обзванивайте все больницы и морги. При исчезновении ребенка важно создать большой информационный бум — можно обратиться в СМИ с просьбой опубликовать ориентировку.

Редакция «Челябинского обзора» не имеет коммерческих отношений с организациями и лицами, упомянутыми в тексте статьи.