«Я не веду себя, как маленький игрок»

Виталий Абрамов – воспитанник «Трактора» и один из самых сильных 17-летних хоккеистов в мире. О «Тракторе», Канаде, НХЛ и возможном возвращении на родину – в интервью «Челябинскому обзору».

Илья Белан

Челябинская бронза, мировой «Кубок Вызова», разговор с Гатиятулиным

— Все отмечали уникальность «Трактора» 1998-го года рождения, где ты был лидером. В чём именно она заключалась?

— Во-первых, у нас были отличные тренеры — Владимир Глинкин и Владимир Шабунин. Они нам всегда во всём помогали. С самого детства нас настраивали только на победу в любом турнире, прививали дух победителей. Так было всегда, сколько помню, нас учили только побеждать. И атмосфера в команде была отличная — все всегда бились друг за друга на льду и всегда поддерживали друг друга в раздевалке и вне её. 

Мы часто проводили вместе время вне льда. Вот, я приехал, и мы снова встретились с ребятами. Они были очень рады меня видеть, а я их — ещё больше. 

— Когда тебя «подняли» в «Белые Медведи» по ходу сезона, это было неожиданно для тебя?

— Нет, я ждал этого момента и надеялся, что мне дадут шанс. Это было начало чемпионата, и мы играли первые матчи на ЧТЗ. Я очень сильно волновался, все ребята в команде были постарше меня, новый тренер. Но меня поддержали друзья и родители, да и в команде все подбадривали и хорошо приняли. На тот момент думал только о том, что должен хорошо зарекомендовать себя, закрепиться в составе. О попадании в команду мастеров тогда даже мысли не было, хотя, где-то внутри, понимал, что если будет шанс, его надо будет использовать. 

— После этого «Трактор» попытался тебя удержать и сделал достойное контрактное предложение. 

— Да, были разговоры о том, чтобы остаться здесь и играть за родной клуб. Но также были и предложения из других клубов, в том числе из Северной Америки. Мы с семьёй и агентом тщательно выбирали, советовались, взвешивали все «за » и «против» и в итоге сделали выбор в пользу Канады. Я в то время также общался с ребятами, которые уже поиграли там, в частности, с Ильёй Зиновьевым. Он мне много чего поведал интересного. Рассказал об особенностях жизни в провинциальной Канаде, о быте, языке, хоккее. Сказал, что надо быть готовым к тому, что там «бьют» много и часто. 

— Перед отъездом ты встречался с главным тренером «Трактора» Анваром Гатиятулиным. О чём говорили?

— Мы поговорили о сезоне, о будущем. Хорошо и душевно пообщались. Он мне подсказал много полезного о подготовке к сезону, указал на некоторые нюансы моей игры. Обсудили перспективы, конечно, он спросил меня, хотел бы я остаться в команде. А затем Анвар Рафаилович пожелал мне удачи.

— С какими чувствами уезжал?

— Конечно, не с лёгкой душой. Здесь остались родители и друзья. Но мне очень хотелось попробовать себя в другой лиге, другой стране. Хотелось на себе прочувствовать другой стиль игры. Я посовещался с родителями и принял решение ехать. 

— Некоторые специалисты называли твой последний сезон в Челябинске не слишком удачным. 

— Мы завоевали бронзовые медали с «Трактором»-98 и «Белыми Медведями». А в ноябре 2014 выиграли со сборной России Мировой Кубок Вызова U17. Плюс была еще победа в европейском олимпийском юношеском фестивале. Мне кажется, при таких результатах нельзя называть сезон не самым удачным.

Гатино, канадская семья, особенное отношение

— Итак, ты отправился в Гатино. Почему, собственно, Гатино? Как вообще возник этот вариант?

— Мы очень долго выбирали, и одна из главных причин — это тренер. Я ехал к конкретному тренеру, о котором слышал много хорошего. Его зовут Бен Гру, и он очень эмоционален. Он отличный тренер с хорошей репутацией. Выиграл молодёжный чемпионат мира с Канадой в 2015 году. Также выиграл всё, что можно на молодёжном уровне в самой Канаде. Ещё мне понравился сам город. Очень важно было, что там уже играл русский хоккеист, наш Яша Тренин. Это очень помогло. Конечно, были и другие варианты, но я как-то сразу склонялся к Гатино.

— Понравился город? 

— Конечно! Это пригород Оттавы. Надо всего-то переехать через мост, и уже начинается Гатино, небольшой городок, но очень хоккейный. Арена у нас — одна из самых старых в Лиге. Атмосфера внутри потрясающая. В начале сезона дворец не всегда заполнялся: на игры приходило 2-3 тысячи зрителей, а вот ближе к плей-офф, когда постоянно выигрывали, уже собирался полный зал. Это где-то четыре тысячи зрителей. В Гатино и около очень красивая природа. Можно легко встретить на улицах енота, белку и даже лося!

— Расскажи о семье, которая взяла над тобой шефство. 

— Очень хорошая семья, дружная и весёлая, мне с ней повезло. Мама, папа, дочь-студентка. Папа — настоящий полицейский, а мама — медсестра. Я у них уже не первый хоккеист — они давно участвуют в этой программе, им это нравится. Мне дали отдельный ключ от дома, но приходить домой поздно нельзя — тренер каждый день присылает родителям расписание и время, когда я должен быть дома. С транспортом тоже проблем не было — ребята из команды всегда заезжали. Своей машины у меня не было, да и прав тоже, как и времени на них сдавать. В Канаде целый год на них учатся. С питанием тоже очень повезло: у папы хобби — любит готовить. Он реально готовил всё подряд, а когда приезжала моя мама, то делилась с ним рецептами русской кухни. Он потом даже борщ варил! В общем, идеально всё получилось. Я ни в чём не нуждался, а клуб ещё и полагающуюся ежемесячную стипендию выплачивал на карманные расходы. 

— Какие крупные города Канады тебе удалось увидеть?

— Монреаль и Ванкувер. Монреаль — очень красивый город, большой, яркий. Туда я ездил сам. А в Ванкувере, который мне тоже очень понравился, была игра лучших «проспектов» всех трех лиг CHL.

— Как прошел летний лагерь «Gatineau Olympiques»?

— Больше всего меня удивило очень большое количество народа в летнем лагере. Хоккеистов набралось на две команды примерно. Не было тренировок, только игры. Например, мы могли сыграть игру утром, а уже через пару часов выходили на другую игру. Не давали даже поспать и отдохнуть. И так пять дней подряд, пока многие не отсеялись, и не осталось игроков на одну команду. Для меня это всё было очень удивительно и непривычно. Я в полной мере ощутил на себе все «прелести» конкуренции в тренировочном лагере. Откровенной грязи не было, а вот драки — обычное дело. Много драк.

— Было ощущение, что к тебе относятся настороженно из-за последних политических событий?

— Нет, такого не было. Меня очень хорошо встретили и приняли в клубе, относились как ко всем. Во второй половине сезона у нас в команде появился вратарь-чех, но с канадским паспортом. С ним сдружились сразу же, и конечно, Яша Тренин, который тоже из Челябинска, помогал во всём. 

К русским там тоже отношение нормальное. Ты никогда не почувствуешь негативного отношения к себе. В общении канадцы очень приветливы и относятся к тебе с уважением. Но по телевизору, конечно, Россия у них показывается не в лучшем свете.

— А на льду приходилось сталкиваться с «особенным» к себе отношением?

— Там нет разницы, откуда ты. Все одинаково друг друга бьют и ещё словесно добавят. Они, вообще, любители нецензурной брани — не стесняются крепких выражений, но только на льду. Я уже пополнил свой словарный запас как французскими словечками и выражениями, так и английскими (смеётся).

Впечатляющая статистика, габариты, плей-офф

— Твоя статистика, конечно, впечатляет: 73 игры, включая плей-офф, 45 голов, 61 передача, показатель полезности — «+43». 

— Сначала не очень получалось, особенно во время «предсезонки», а потом вышел и в первой игре «регулярки» 4 очка набрал. И пошло-поехало. Играл в первых двух тройках при постоянной ротации. Причём, меня пробовали как на позиции крайнего форварда, так и центрального. У них вообще нет такого, что наигрывается тройка на весь сезон. Идёт постоянная ротация. Тренерский штаб находится в постоянном поиске лучших сочетаний троек нападения и пар защиты. Большую часть сезона я играл в тройке с Яшей Трениным. А вообще, я приехал в Канаду центральным нападающим, но меня определили на край, и на этой позиции я и закончил сезон. 

— Много разговоров было о твоих габаритах, как правило, в минорных тонах...

— Не считаю, что мои габариты — мой недостаток. Наоборот, это является преимуществом, порой даже помогает. Я не веду себя на площадке как маленький игрок. В Канаде я постоянно этим пользовался. Например, если видел, что защитник большой и без скорости, без раздумий шел в обыгрыш. 

Плюс этот год получился для меня очень продуктивным в плане развития силовой игры. Мне приходилось много, очень много толкаться, втыкаться, по-новому осваивать игру у бортов и на чужом «пятачке», я стал забивать много «мусорных» голов. Я усвоил много нюансов, связанных с игрой «в давление», с прессингом в чужой зоне, стал реально «доводить силовой приём до конца» в каждой ситуации. Этого, конечно, требуют тренеры, но и сам я со временем понял, что это, прежде всего, идёт на пользу команде. 

То же самое было с системой «вбрасывай и преследуй». В сезоне мы не так строго придерживались этой системы, а вот уже в плей-офф с этим стало всё гораздо строже, и тренеры требовали от нас так играть и не терять шайбу на своей и чужой синих линиях. 

Ещё я стал по-другому играть в защите, и, вообще, узнал много нового об этом компоненте игры. В Челябинске я играл на позиции центрального нападающего, а здесь меня поставили на край, поэтому мои функции на льду несколько изменились. Я не был тем крайним форвардом, который дежурит на чужой синей, а по привычке отрабатывал назад. Это очень помогло. Ну, и конечно, игра без шайбы. В этом компоненте я сильно прибавил, так как это очень важная часть здешнего стиля из-за размеров площадок. И вообще, когда привыкаешь к новому для себя стилю игры, также и узнаёшь много нового. В этом плане, этот сезон выдался крайне полезным.

— В плей-офф «Gatineau Olympiques» намерен был пройти как можно дальше, но все закончилось во втором раунде. Что произошло с командой? 

— Сложно однозначно ответить. Яша Тренин сломался в первом матче второго раунда. Вообще, конечно, надо было заканчивать серию в Монктоне, тем более мы вели в счёте. Не повезло в матче № 4, где не забили в овертайме. В пятом матче вели в счёте 4:1, а затем пропустили 5 голов. Дома в шестом матче после 5 минут игры счёт уже был 0:3 не в нашу пользу. 

Мы долго ещё думали, как так получилось, что мы отдали «свою» серию, но действительно не находили ответов. Необходимо отметить поддержку Монктона — они неистово гнали своих вперёд. Всё это было на фоне относительно лёгкого первого раунда. Мы сами отдали эти три последние игры. До сих пор не могу найти объяснения тому, что же с нами произошло. 

— Может быть, остальные звенья команды не показали всего, на что способны? От них была какая-то отдача?

— У каждой тройки свои задачи, разное игровое время. Кто-то должен забивать — за это ответственны два первых звена, а кто-то сдерживать лидеров оппонентов и «убивать меньшинство». Причём в меньшинстве, как правило, выходили одни и те же ребята.

Потасовки и драки, тренерские решения, лучший новичок сезона

— Тебе приходилось сбрасывать краги?

— Потасовок с моим участием было много, но самих драк не было — это просто не моя работа. У нас в команде есть специально обученные люди для этого. А вообще, драк, конечно, очень много происходит. Я поначалу был в шоке от их количества. Но у нас в команде помимо штатного «полицейского» есть ещё и просто крепкие и жёсткие ребята, которые не дадут тебя в обиду. Драки не вспыхивают просто так — всегда есть повод. Например, ведём мы спокойно в счёте 3:0, а тренер в перерыве нам говорит, что нас бьют, и что надо сейчас выйти и заставить их уважать нас. И парни выходят и начинают бить в ответ, и тут же вспыхивают драки. Всё основано на уважении. Это такая канадская «фишка». 

— Было такое, что тебя, как говорится, «раскалывали» силовым приёмом?

— Да (смеётся), было дело! Во второй или третьей игре меня «поприветствовали» сильнейшим силовым. Я обычно прохожу по краю, а затем смещаюсь в центр. Вот в одном из таких моментов меня и подловили — мало не показалось. Без серьёзных последствий, но эпизод мне надолго запомнился (смеётся). После игры тренеры показали мне видео, акцентировали внимание на том, что именно я сам сделал не так, и подсказали, как больше не попадаться на такие «расколы». После этого я стал внимательно оценивать ситуации и предвидеть моменты, когда меня могли бы поймать на силовой. 

— Какие тренерские решения и методы стали для тебя откровением?

— Очень непривычно было то, что тренеры постоянно меняли сочетания троек нападения и что одни и те же люди играют в меньшинстве. Ну, и так, по мелочи, пришлось привыкать ко многому новому для себя.

— Главный тренер держит дистанцию в общении с игроками, или может, например, поужинать вместе с командой?

— Нет, главный тренер всё-таки держит дистанцию, как в раздевалке, так и вне её. Чего не скажешь о помощниках главного, которые могли пошутить в раздевалке, или провести время с игроками в неформальной обстановке. Например, перед плей-офф мы собирались с командой и тренерами в ресторане, пообщались во внерабочей обстановке. Таким образом, поддерживается атмосфера внутри коллектива. Наш главный тренер — человек «старой школы», а вот его помощники — люди уже другого поколения. Они могут и пошутить, и просто поговорить на разные темы. 

— Ты был признан лучшим новичком сезона в Q-Лиге, вошёл в символическую сборную по итогам сезона. Кто определяет, кто лучший в Q-Лиге?

— По-моему, проводится голосование среди тренеров, и именно они определяют, кто лучший новичок. Лига предлагает им лист из кандидатов, а они уже выбирают. Нас было двое основных претендентов: я и вратарь-француз из нашей же команды. Выбрали меня.

— Как над тобой подшучивали в команде? И вообще, были ли какие-либо розыгрыши, которыми «приветствуют» появление новичка?

— Надо мной особо никто не пытался пошутить, не помню такого. Розыгрышей тоже не было. Хотя я сам был свидетелем, как это делают другим, но вот мне шнурки и галстуки не обрезали, и пену для бритья в туфли не заливали (смеётся). А вообще, в команде очень любят поюморить и пошутить. Конечно, их юмор сильно отличается от нашего —они многих наших шуток не понимают, как и мы, порой, их. 

— Ты уезжал из России с хорошим уровнем языка, или пришлось уже там навёрстывать?

— Нет, мой английский был не настолько хорош, но под конец сезона у меня уже получалось давать интервью на английском. Есть в нём свои сложности. Например, одно слово может иметь несколько значений. 

Я занимался с преподавателем, которая хоть и не говорила по-русски, но всё же ей удалось научить меня многому. Она сделала очень много для того, чтобы я как можно быстрее освоился в Канаде и привык к новому для себя образу жизни. Чувствую, что есть прогресс в этом направлении, а вот французский пока никак не даётся, хотя я понимаю, что он тоже может пригодиться.

Свободное время, драфт в NHL в Баффало, интерес «Трактора»

— Расскажи, как клуб и хоккеисты участвуют в социальной жизни города Гатино. 

— Во-первых, всё всегда организует клуб. Хоккеистов ставят в известность заранее о том, в каких акциях они участвуют, куда едут. Клуб покупает подарки, сувениры или просто отправляет на мероприятия игроков, причём не только лидеров. Я всегда с удовольствием принимал участие во всевозможных акциях, в том числе, во встречах с болельщиками.

— Чем ты занимал своё свободное время? 

— Ходил в кино. Сначала мало что понимал, тем более первый фильм, на который я сходил, был «Миссия невыполнима», где особо и понимать не надо о чем говорят (смеётся). Затем уже легче стало. Стал понимать, что говорят по телевизору. Частенько выбирались с ребятами из команды в рестораны и кафе, просто гуляли. Моя канадская семья уделяла мне много времени. Из руководства команды никто за тобой не следит, не «пасут», как говорится, но и ты сам должен быть ответственным и не позволять себе лишнего.

— Есть ли у тебя какие-нибудь хобби, и удалось ли тебе там находить любимые занятия? 

— Да, мне очень нравятся история и география. Удалось прочитать много книг об этом. Машины не было, поэтому не так-то просто было выбраться из дома. Но книжки выручали. 
Еще я смотрел много исторических программ по телевизору. Узнал много о взаимоотношениях англичан и французов, как первые выбили вторых на территорию Квебека во время 7-летней войны. Что в одном гимне французы поют «О, Канада», а англичане «Боже, храни Королеву!» Узнал, как Канада не стала ещё одним соединённым штатом. Очень интересно было узнать хоккейную историю противостояния Торонто и Монреаля. Какие там были «зарубы»!

— Почувствовал разницу между нашими болельщиками и канадскими?

— В плане голосовой поддержки, канадцы гораздо громче реагируют на конкретный момент, а вот песен, кричалок и «зарядов» я там не услышал. 

— Какие у тебя ожидания от предстоящего драфта NHL, на котором тебя могут выбрать очень высоко, судя по последним рейтингам всевозможных скаутских служб?

— С нетерпением жду этого события. Не читаю никакие статьи и анализы экспертов, а просто смотрю на рейтинг, каждый раз, когда он появляется. Хочется, чтобы меня выбрали под максимально высоким номером, но — тут как карта ляжет. Как и с командой. Конечно, сейчас я болею за «Washington Capitals» и «Tampa Bay Lightning», так как там много наших, но... 

— Если драфт NHL получится для тебя плохим, рассмотришь предложение «Трактора», где в тебе по-прежнему сильно заинтересованы? 

— Да, конечно. Всё-таки это родное. Не исключаю, что в будущем вернусь в Челябинск, но когда это случится, загадывать не буду. 

Я понимаю, что рано уехал, что мог бы ещё поиграть в Челябинске за «Мишек», а, может быть, и за «Трактор», но у меня есть мечта, цель, к которой я стремлюсь, и сейчас вся моя работа, вся энергия направлены на то, чтобы пробиться в NHL. Сейчас все мои мысли связаны с предстоящим драфтом в Баффало.

— Какие у тебя планы на ближайшее время?

— Немного отдохнуть и надо уже начинать готовиться к «комбайну» (тесты на «физику» и выносливость), который состоится 27 мая и пройдёт там же в Баффало. Ну, а там посмотрим.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное