Сергей Третьяков:

«Время предъявляет к нам все более высокие требования»

26 апреля нотариусы России отметили свой профессиональный праздник — день нотариата. У челябинских нотариусов есть еще один повод для праздничного настроения — областная нотариальная палата переехала в новое помещение и справляет новоселье. Президент палаты Сергей Третьяков рассказал «Челябинскому обзору» о том, чем живут его коллеги и как меняется в последние годы институт нотариата.

Андрей Ткаченко

— Сергей Викторович, как прошел переезд в новое помещение, и почему возникла необходимость переезда?

— Все достаточно просто. В нашем прошлом помещении, на улице Воровского, палате стало тесновато. Здесь же (этаж в офисном здании на улице Красноармейской — прим. редакции) значительно больше места — 400 квадратных метров против 220. Это необходимо и для нормальной работы палаты, но прежде всего — для удобства, комфорта наших нотариусов, и тех людей, что приходят сюда. Но мы не шикуем, не подумайте — речь о создании нормальных, рабочих условий, не более того. К тому же к нам, в палату, все чаще приходят обычные граждане со своими проблемами, вопросами.

— Стали ли люди чаще обращаться к услугами нотариусов?

— Статистически сказать не так просто. По каким-то показателям есть спад, по многим — рост. Лет пять-шесть назад количество совершаемых нотариальных действий уменьшалось из-за определенных изменений в законодательстве. Но с 2014–15-го годов снова начался подъём, когда государство, видимо, прониклось доверием к нотариату и, убедившись, что мы являемся одним из самых надежных правовых институтов, законодательно повысило нашу ответственность и расширило зону нашего применения. В свою очередь, и люди все чаще прибегают к услугам нотариуса в тех случаях, когда считают свою жизненную ситуацию юридически важной.

— Они хотят гарантий?

— Именно так. Гарантий. Уровень правовой грамотности и культуры, увы, не так высок, а количество нарушений и преступлений в сфере гражданского оборота, к сожалению, растет. Поэтому люди, чтобы быть уверенными, обращаются к нам. Чтобы предупредить риски и снизить их.

— Получается, что нотариус — это «лекарство против страха»?

— В некоторой степени — да (улыбается). Гражданам будет спокойнее, если они будут чаще обращаться к нам в важных ситуациях.

Если же вернуться к уровню нагрузки на нотариусов, то этот год станет во многом показательным в этом плане. Пока все приемлемо.

В 2016-м году нотариусы Челябинской области совершили почти полтора миллиона нотариальных действий.

— А сколько у нас нотариусов в области?

— 168. Количество наших коллег стабильно, потому что определено требованиями законодательства.

— То есть на каждого из них приходится примерно по...

— В среднем около восьми с половиной тысяч нотариальных действий в год. Но надо учитывать, что бОльшая часть этих действий — достаточно простые, например, те же нотариальные копии. К тому же у многих нотариусов есть помощники, наделенные статусом и правом выполнять в отсутствии нотариуса его обязанности в определенной части действий.

Конечно, речь идет не только о нотариально заверенных копиях. Когда приносят договор купли\продажи недвижимости или доли в уставном капитале — это совсем другой уровень сложности, ответственности, количества необходимых для совершения нотариального действия процедур. Это занимает не несколько минут, как копия, а порой и не один день.

Должен сказать, что процент сложных, качественных действий в общем числе действий в последнее время растет. Здесь сказались и изменения в законодательстве (в частности, теперь обязательно нотариальное оформление сделок с недвижимым имуществом, если оно находится в долевой собственности), и, повторюсь, желание людей обезопасить себя.

— Если говорить о качественных, сложных нотариальных действиях, с чем чаще всего приходится иметь дело? Только ли речь о недвижимости?

— Не только. Много случаев, когда необходимо нотариально оформлять согласие родителей на выезд детей за границу. Кризис кризисом, но по-прежнему люди стараются съездить с ребятишками за рубеж.

Стало несколько меньше оформлений доверенностей на управление транспортным средством, но зато выросло число оформленных доверенностей на представление интересов граждан в судах. Видимо, люди все чаще стараются решать свои споры не напрямую, а в судах.

— Вы упоминаете изменения в законодательстве как один из факторов, прямо влияющих на работу нотариусов. Скажите, а насколько поменялась за последние годы сама профессия?

— Поменялась, и достаточно существенно. Время предъявляет к нам все более высокие требования.

Во-первых, динамично происходящие изменения в законодательстве требуют от нас все время находиться, что называется, «в тонусе»: отслеживать изменения, ничего не упуская.

Во-вторых, все большее влияние на нашу работу оказывают новые информационные технологии.

Три года назад поменялась концепция и стала активно развиваться Единая информационная система нотариата России (ЕИС), которая была создана на средства Федеральной нотариальной палаты. Она, с одной стороны, значительно облегчает нам профессиональную жизнь, но с другой — нужно уметь ей пользоваться, и иметь достаточное техническое оснащение нотариальной конторы. Кроме того, нотариусы, как известно, включены в ряд других специальных федеральных информационных систем и ресурсов, например Росреестра и налоговой службы, в том числе — на особом праве доступа к ним, для совершения нотариальных действий. И информация всегда подкрепляется квалифицированной электронной подписью. Что тоже означает определенный уровень требований к навыкам нотариусов и их технической оснащенности.

Но главное — это очень удобно для граждан. Не надо ходить по структурам, получать справки и выписки, да еще и за плату. Мы в рамках нотариальных действий делаем это, причем бесплатно.

Конечно, все это повысило требования к нашей профессии, к профессиональной подготовке. Между прочим, законом предусмотрено обязательное прохождение каждые четыре года нотариусом курсов профессионального повышения квалификации. Я навскидку даже не вспомню, у кого из наших коллег в юридическом сообществе законодательно закреплено требование о постоянной профессиональной переподготовке.

— Когда вы проходили такие курсы?

— В прошлом году.

— Много нового узнали?

— (улыбается) Курсы действительно были полезными, хотя сказать, что были какие-то совсем уж неожиданные вещи, тоже не могу. Все-таки я сам — практикующий нотариус, и постоянно изучаю текущее законодательство и специальную литературу. Но когда тебе приходят преподавать на курсах одни из лучших юристов страны, специалисты уровня заведующего кафедры гражданского права МГУ Евгения Суханова или Василия Витрянского — в недавнем прошлом зампреда Высшего арбитражного суда РФ, то послушать их очень и очень полезно.

Кроме того, с прошлого года действует кодекс профессиональной этики нотариуса, утвержденный Федеральной нотариальной палатой, который в своей работе обязан соблюдать каждый наш коллега. И ответственность, и профессиональные качества, и даже отчасти поведение в быту — в нем очень детально прописаны все аспекты нашей работы. И требования там даже выше, чем предъявляет законодательство. Это хорошо и для нас самих, и для граждан, которые обращаются к нотариусам.

— В представлении обывателя деятельность нотариусов достаточно обыденная и даже рутинная. Но ведь наверняка в вашей практике или у коллег случались не совсем обычные ситуации.

— Знаете, несмотря на кажущуюся похожесть и одинаковость, практически каждое нотариальное действие все-таки индивидуально, и требует иногда достаточно творческого подхода.

Лично в моей нотариальной практике встречались случаи, связанные и с продажей самолета (пусть и небольшого, спортивного), и с договором купли-продажи очень дорогого камня — александрита, для подтверждения подлинности которого даже прилагалась специальная экспертиза, проведенная в лаборатории МГУ.

Иногда встречаются ситуации, связанные с продажей произведений искусства. Не так давно продавали произведение одного известного челябинского художника, работы которого ценятся столь высоко, что требуют нотариального оформления сделок с ними.

Между прочим, это очень здравый подход. Не исключено, что в будущем цена полотен вырастет, и существенно. Не удивлюсь этому (улыбается). А подтвердить свое право собственности с помощью нотариального документа гораздо проще. Просто это еще не так распространено у нас в стране. А, скажем, в Европе оформление таких сделок у нотариуса — обычная, практически обязательная практика. К тому же сейчас нередки случаи подделок, или того, что картина может оказаться краденой, или объявятся наследники, если художник уже ушел от нас. Подключение к сделке нотариуса — это и способ серьезного снижения рисков, и средство предупреждения их возникновения.

Нотариат — это превентивное, предупредительное правосудие. Мы предотвращаем возможные конфликты и споры. К тому же не так давно и в гражданско-процессуальный, и в арбитражно-процессуальный кодексы ввели изменения, которые признают нотариально оформленный акт доказательством, имеющим повышенную юридическую силу.

— Это прекрасно. Но ведь никто не застрахован от ошибок. В том числе и нотариусы...

— Верно. Но как раз действия нотариусов застрахованы, и очень серьезно. Законодательство определяет четыре уровня защиты. Во-первых, страховка собственно нотариуса. В Челябинской области есть те, чья деятельность застрахована на десятки миллионов рублей. Если ее не хватает, подключается коллективная страховка региональной нотариальной палаты — это уже сотни миллионов рублей. Дальше подключается компенсационный фонд Федеральной нотариальной палаты, в который поступают отчисления от всех нотариусов страны. Там суммы еще значительнее. То есть за действия каждого представителя профессии отвечает все сообщество. Наконец, по закону нотариус отвечает за свои действия всем своим имуществом.

Но знаете что — я тружусь в нотариате уже почти четверть века, и ошибки нотариусов — это единичные случаи. БОльшая часть наших коллег за всю свою деятельность оплошностей такого рода не допускали и не допускают.

— Сколь сложно стать нотариусом?

— До какой-то ступени — достаточно просто. Нотариусы — не закрытая корпорация. Этапы профессионального роста прописаны в законодательстве. Во-первых, необходимо юридическое образование. Во-вторых, нужно пройти стажировку, сдать экзамен. Затем сдать экзамен на получение лицензии на право заниматься нотариальной деятельностью. А затем — участвовать в конкурсах, если объявляется вакансия нотариуса.

— Сколь велика текучка кадров в вашем сообществе?

— За последние десять лет прошло, насколько я помню, около 25 конкурсов на замещение должности нотариуса. При общем числе нотариусов в регионе, повторюсь, в 168 человек. Но ситуация меняется — идет смена поколений. Первые нотариусы в современной России появились примерно четверть века назад. Тогда нам было в среднем около 35–40 лет, и часть наших коллег уже в возрасте, когда начинаешь думать о заслуженном отдыхе...

— Конкурс на место высокий?

— Высокий. Как правило — очень высокий. На каждую должность более 20 человек.

— У вас там что — медом намазано?

— Не знаю насчет меда, но наша профессия в целом действительно обеспечивает приемлемый уровень жизни. Но и требования высоки: работа нелегкая, требующая точности, внимательности, дотошности, скрупулезности, педантичности, способностей к организации дела, делопроизводства. И самое важное — повышенного чувства ответственности. Именно ответственность — главное в нашей работе.

 

Комментарии 0