Андрей Лавров:

«Выборы закончились. Политика — продолжается!»

Андрей Ткаченко

Политолог, преподаватель челябинского филиала РАНХиГС, представитель Агентства политических и экономических коммуникаций в Челябинской области — о прошедших выборах, элитных раскладах, сеансе одновременной игры на нескольких политических досках и наследии Бориса Дубровского.

— Андрей Геннадьевич, как вы прокомментируете итоги выборов главы государства и те цифры, которые сложились по Челябинской области?

— Показатели нашей области на выборах президента — в целом близки к средним по стране. И для текущего момента политической жизни региона это едва ли не идеальный результат.

Я не желал бы максимальных цифр, наподобие тех, что привычно показывают регионы типа Чеченской республики, и в то же время ровно так же не хотел бы, чтобы наш регион уподобился бы, например, Забайкальскому краю или республике Карелия.

Своим голосованием бОльшая часть челябинцев подтвердила свой запрос на политическую стабильность. Хотя были опасения, и очень серьезные, что все сложится по-иному.

И эти опасения были не безосновательны.

Уровень жизни населения в последние годы снижается, разрыв между бедными и богатыми — на уровне 1905 года (закончившегося кровавой революцией). «Крымская» мобилизация электората, как мне казалось, себя уже исчерпала. И потом — все-таки четвертый срок, а момент усталости от одной и той же фигуры все-таки имеет место быть.

Кроме этого, на этих выборах вопрос победителя все-таки был предрешен заранее. Добавьте к этому очень агрессивный призыв бойкота выборов со стороны Алексея Навального (как бы кто к нему ни относился).

Плюс ко всему прочему — начавшаяся в последнее время агрессивная медийная атака на губернатора Челябинской области Бориса Дубровского, которая в итоге вылилась в атаку на выборы, на их саботаж. Для того чтобы понизить явку, понизить процент голосов за Владимира Путина и этим типа создать проблемы или даже угрозу отставки для Бориса Дубровского. Кстати, не обошлось и без некоей борьбы за политический вес и внутри команды главы региона.

Все это, конечно, навевало сомнения, что кампанию на территории области удастся провести в нормальном режиме.

БОльшая часть челябинцев подтвердила свой запрос на политическую стабильность

— Почему все описанные вами факторы в итоге не сработали, а опасения не оправдались?

— Прежде всего — из-за очень грамотной агитационно-пропагандисткой работы. Прежде всего, конечно, на федеральном уровне. Блестяще сработал и сам Владимир Путин. Но и на региональном уровне тоже удалось сделать ряд ярких и точных ходов.

Кроме того — на моей памяти это первая кампания, где основной акцент был сделан на уровень явки, а не на процент голосов за победителя. И этот ход также, безусловно, сработал. Как бы люди ни жаловались на агрессивность рекламы, на телефонные звонки, на другие подобные ходы, практика показала, что все это работает.

Кроме того, как мне видится, в Челябинской области сработало то внимание, которое в последнее время ей уделил президент. Здесь и звонок экоактивистам и дольщикам, и решение о проведении в нашем городе саммита стран ШОС и БРИКС, и подвижки с будущим строительством высокоскоростной магистрали, и так далее.

Все эти решения, кстати, показывают, что в ближайшее время значимость Челябинской области (и властей области) будет только возрастать. И основная задача региона, всех его финансово-промышленных и политических сил, как мне видится — чтобы этот рост значимости и финансовые вливания, которые в ближайшие годы будут сделаны в область, привели к системному, долгосрочному, качественному росту уровня жизни населения и экономических возможностей бизнеса.

Это первая кампания, где основной акцент был сделан на уровень явки

— Можно ли говорить о том, что Борис Дубровский уже сейчас выиграл губернаторские выборы 2019-го года?

— (улыбается) Думаю, что можно достаточно уверенно говорить о том, что на текущий момент главе региона удалось ответить на выпады оппонентов и удалось провести избирательную кампанию максимально законно, прозрачно и эффективно. Я вообще думаю, что в те регионы, где собираются менять руководителей, вряд ли отдают проекты уровня саммита стран ШОС и БРИКС или высокоскоростной магистрали.

И на самом деле сейчас куда более интересны не итоги выборов, а то, что будет происходить после них. В самом ближайшей будущем. Потому что выборы (даже выборы президента) закачиваются, а политика — продолжается.

Сейчас куда более интересны не итоги выборов, а то, что будет происходить после них

— Тогда как бы вы оценили ту политическую ситуацию, ту диспозицию сил и интересов, которая сейчас сложилась в Челябинской области?

— Пока, конечно, самое показательное — это то, что происходило непосредственно перед выборами.
То, что у нас внутри политэкономических элит региона, мягко говоря, ситуация не мирная — это достаточно очевидно. Очевидно и по тому, что происходит в социальных сетях, и по «сливам» и «вбросам» в телеграм-каналах, и по той кампании в ряде масс-медиа, которая развернута против Бориса Дубровского. А точнее — за его снятие с должности.

Да, это далеко не та война, что разворачивалась время от времени в годы губернаторства Михаила Юревича. Сейчас наш регион, домики чиновников, судей и бизнесменов не снимают с вертолетов и не показывают по «Первому каналу» или «России». Противостояние все-таки куда менее публичное. Но, повторюсь, оно есть, и по своему накалу ничуть не менее ожесточенное.

И в последнее время разговоры про «Дубровского снимут» нагнетались. То Носова из Свердловской области на замену «пришлют» (да так, что он сам потом открещивается), то «шорт-листы» кандидатов оглашают, то сам регион в «красные зоны» определят... Весело (улыбается).

— Что из всего этого — следствия системных противоречий внутри элит региона, а что — «вбросы» и провокации тех, кто просто хочет заработать на «войнушке»?

— Самая главная системная причина достаточно очевидна. Когда регион возглавил Борис Дубровский, у него было две основных установки, вписывающихся в федеральные тренды.

Первая — прекратить (или как минимум купировать) открытые внутриэлитные конфликты. И во многом, пусть и не полностью, это удалось.

Вторая установка (выполнение которой, собственно, и помешало полной реализации первой) — максимально сократить число тех, кто «присасывается» в том или ином виде к деньгам или ресурсам бюджета (это кстати, далеко не всегда в чистом виде деньги: есть же другие виды ресурсов — льготы по налогам, землеотводы, бюджетные гарантии и так далее, и тому подобное). То есть — «отжать» их от этих потоков. А кому это понравится?

Одно из главных достижений Бориса Дубровского — это наведение финансового порядка в областном бюджете. Сокращение до минимума тех гигантских (доходило, кажется, до 30 миллиардов рублей) долгов, что были у области во времена Михаила Юревича.

Понятно, что определенной части финансово-олигархических групп, имеющих свои интересы на территории области (и это далеко не только сугубо челябинские, но и внешние по отношению к региону игроки), это не понравилось.

Я, кстати, могу только догадываться, какая свара начнется (если уже не началась) вокруг тех денег, что будут вложены в Челябинск в рамках подготовки города к саммиту стран ШОС и БРИКС. Деньги — действительно крупные по нашим меркам, речь о десятках миллиардов рублей, и желающих быть к ним «причастными» тоже хватает. И понятно, что желающих посадить на регион «своего человека» меньше не станет.

Желающих посадить на регион «своего человека» меньше не станет.

За всем этим не стоит забывать не менее важные расклады, связанные непосредственно с Челябинском. И здесь «кусочки», лакомые для всех ресурсы не менее осязаемы. И без саммита, и тем более — с саммитом. Думаете, кто-то из основных городских кланов (от условной и многоликой «калининской семьи» до «молодогвардейцев») не хочет поставить на руководство городом своего человека? Хочет, конечно!

В целом, конечно, вся эта ситуация, мягко говоря, мешает работать. А работать есть над чем: та же подготовка к саммиту потребует невероятного для властей области и города напряжения сил, ресурсов и управленческих талантов. А еще — времени, которое могло бы пойти на решение совсем других проблем.

Вот такая диспозиция. Если вкратце.

— И что из нее следует?

— Следует то, что в ближайшие два года в регионе будет жарко. И интересно. Борису Дубровскому, выражаясь шахматными терминами, предстоит сеанс одновременной игры сразу на нескольких досках, причем с жестким лимитом времени, и результаты этих партий во многом взаимосвязаны. А выигрыш в них потребует массу сил и поиска точного баланса.

Первая «доска» — это, безусловно, подготовка к саммиту. Повторюсь, это будет отнимать у властей области и города бОльшую часть сил, средств и времени. Два года — это очень небольшой срок, особенно учитывая тот объем работ и масштаб строительства, которые предстоит выполнить.

И поверьте, мы еще увидим взаимное выкручивание рук между властями и теми бизнесменами, которые ранее заявили свои объекты (в том числе — откровенные недострои и неликвид) как объекты саммита. Одни будут пытаться выбить из властей денег на их достройку или других особых условий, угрожая сорвать все дело. Другие — пытаться кнутом и пряником заставить первых выполнить свои обязательства. Но иначе, боюсь, никак. А еще — собственно вопрос строительства главных объектов саммита (конгресс-центр, набережная, гостевые маршруты), вопрос приведения в порядок города, его инфраструктуры, благоустройства.

Вообще, с этим саммитом Челябинск, по сути, переходит на новый уровень, в новую лигу. Там, где уже есть, скажем, Казань или Екатеринбург, уже принимавшие мероприятия такого уровня. И этой лиге надо соответствовать. Особенно новичкам. И выкорчевывать у себя все (и всех), кто этому мешает.

Если продолжить аналогию со спортом, Дубровскому предстоит навести порядок в команде. Команде, которую он принял в, мягко говоря, разобранном виде: игроки все себе на уме, режим не соблюдают, друг с другом конфликтуют, да еще и пытаются специально матчи проигрывать, чтобы «сплавить» тренера.

Я знаю лишь один способ приведения такой команды в порядок — «волшебные пендели» и наведение жесткой дисциплины. И в игре, и в быту. Немедленно и жестко выключая из процесса все разлагающие элементы. Хотя и без пряников для тех, кто принимает новые правила, не обойтись. И — определиться как с тактическим планом на ближайший матч, так и со стратегией дальнейшего развития команды.

В этом плане совершенно нельзя забывать о второй «доске», на которой предстоит играть Борису Дубровскому. Я имею ввиду выборы в районные советы депутатов Челябинска, из которых потом будет сформирован новый созыв Городской думы. И это не менее важно, чем тот же саммит.

— Почему?

— Потому что это Челябинск, столица области, треть избирателей, средоточие ресурсов и интересов.

Челябинск — столица области, треть избирателей, средоточие ресурсов и интересов

— Но нынешняя Городская дума выглядит достаточно податливой.

— На самом деле это ложная податливость. Да, безусловно, глава Челябинска Евгений Тефтелев в последнее время достаточно удачно работает и, что важно, в целом находит общий язык со всеми городскими кланами. И, конечно же, Тефтелев — человек Бориса Дубровского. Но это вовсе не значит, что все конфликты и интересы улажены. Тем более, когда в город должны прийти такие деньги...

Пока что мы видим, как основные городские кланы начинают «пилить» Челябинск (пока в виде депутатских округов в районах) между собой. И есть серьезная опасность, что следующий созыв Городской думы может быть куда более монолитным и сплоченным, нежели нынешний. А теоретически — у Гордумы есть половина голосов в комиссии, которая утверждает на своей должности главу города...

Кроме того, у бОльшей части городских кланов — свои интересы, которые могут совершенно не учитывать объективные интересы развития города, области. Словно семибоярщина в смутное время или польский сейм примерно в те же годы. Ну что поделать, если бОльшая часть этих товарищей застряла на уровне «парковка-ларек», а городу нужно выходит на совершенно иной уровень развития? Вряд ли они сами захотят расти — их уже все устраивает. Значит, эту вольницу, эту шляхту необходимо приводить в чувство и в порядок. Можно ли из казаков сделать приличную армию? Можно. Но для этого надо закрыть вольницу, всех выстроить и записать казаков в реестр и на службу.

— Разрешить эту ситуацию возможно двумя вариантами: либо жесткой зачисткой всей нынешней городской элиты, депутатского корпуса (на что нужны время, силы, ресурсы и кандидаты на замену), либо нахождением какого-то общего вектора развития, в который были бы вписаны нынешние элиты, либо значительная их часть.

— Все верно: кнут и пряник. А еще лучше — баланс кнута и пряника. Кого-то — вывести из игры, кому-то предложить проекты развития и совместить (пусть даже на время) интересы. Разделяй и властвуй — ничего нового. Такой была политика во все времена — согласование интересов, искусство возможностей и возможность зачистки. Но этим нужно заниматься. Плотно, активно, настойчиво.

Я совершенно убежден, что власти области не могут и не должны оставаться в стороне от процесса формирования районных советов и Городской думы Челябинска. Не контролировать эти процессы — явное упущение. И — опасность.

Евгений Тефтелев — человек Бориса Дубровского

— Но на городской думе жизнь не заканчивается. Начинается новый электоральный цикл — выборы губернатора и районных советов в Челябинске в 2019-м году, выборы в Законодательное собрание — в 2020-м и, наконец, новые выборы в Государственную думу — в 2021-м году. И все это — в очень быстро меняющихся условиях, как внутренних, так и внешних, как политических, так и экономических...

— Верно. Но я бы не стал задумываться так далеко. Куда важнее для властей области и города не распылять силы и сосредоточиться на решении двух главных задач — подготовке саммита и формировании городской думы Челябинска.

— В последнее время в выступлениях Бориса Дубровского несколько раз промелькнуло слово «наследие». Разумеется, в приложении к саммиту и к тому, что объекты и инфраструктура, которые будут построены к его проведению, задуманы для того, чтобы и потом долгие годы служить челябинцам. Но все равно возникает вопрос — не думает ли Борис Дубровский и о своем наследии, а именно — о том месте, которое он со временем займет в истории города и области?
— Я уверен в этом. Такой ход мыслей вообще свойственен многим из тех, кто достиг определенных вершин во власти. Говорят, что власть способна испортить человека. Это так. Но еще она может и улучшить его. Поскольку учит мыслить куда более масштабными категориями. В том числе — временными, историческими. И это — нормально.

Вспомните, чем запомнился, остался в истории города бывший мэр Вячеслав Тарасов? Правильно: Кировкой, тротуарной плиткой, странной любовью к баскетболу, так и не состоявшейся программой «1000 фонтанов». А губернатор Сумин? Ледовой ареной «Трактор», катком «Уральская молния». А Михаил Юревич? «Дорожной революцией» (как бы к ней кто ни относился).

Я думаю, конечно, что и Бориса Дубровского, и Евгения Тефтелева волнует то, какими они останутся в истории, в памяти. То, что их имена в нее уже вписаны — это понятно. Но в памяти людей остается то, что сделано. То, что удалось...

Отправьте нам новость

У вас есть новость или информация для нас? Считаете, что мы могли бы написать об этом? Поделитесь с нами тем, чем считаете нужным, и оставьте координаты для связи, чтобы мы могли уточнить и проверить то, что вы нам сообщили.

«Челябинский обзор» гарантирует вашу конфиденциальность как источника информации, если вы прямо не попросите об обратном.

Мы не обещаем, что ваша информация обязательно станет поводом для публикации, но обещаем, что проверим со всей серьезностью то, что вы нам сообщили.