«В целом добрые и симпатичные»

Власти определят, в чем суть челябинской самобытности

Андрей Ткаченко

В администрации Челябинска началась разработка маркетинговой стратегии города. В этом контексте понадобилось установить, в чем идентичность местных горожан. Эксперты задались вопросами: что свойственно челябинцам? Какие они? Ответы попытался найти «Челябинский обзор».

Маркетинговая стратегия — часть масштабного проекта: «Стратегия развития города Челябинска до 2035-го года с определением целевого видения до 2050-го года». В администрации ее концепцию на этой неделе представил депутат Курчатовского райсовета Дмитрий Добвня. По его словам, 21 век — век глобальной конкуренции между городами. Поэтому важно установить, в чем идентичность горожан. Челябинцы должны почувствовать свою общность, самобытность подобно тому, как представители той или иной нации чувствуют себя относительно других государств.

«Челябинский обзор» провел свой небольшой опрос на тему: что свойственно челябинцам, какие они, что есть между ними общего.

Борис Петров, народный артист РФ: «Могу сказать, что челябинцы — очень мужественный народ, работящий. Они не размениваются на мелочи. Я думаю, они поддерживают линию государства в том, чтобы сохранить нашу отчизну. Наш народ — уральский народ — самый крепкий, даст отпор любому врагу. При этом мы не чужды радости. И иногда на 100 процентов бездумно открыты».

Владимир Богдановский, директор Государственного исторического музея Южного Урала, председатель регионального отделения союза фотохудожников России: «На мой взгляд, челябинцам очень свойственны крепкие семейные традиции. Большая любовь к детям, в некоторых случаях чрезмерная. Очень часто присутствует в жизни родителей желание — „чтобы наши дети жили лучше, чем мы“. И с одной стороны, это хорошо, но с другой, из-за такой чрезмерной заботы у челябинцев невысокая общественная активность».

Иван Денисов, заслуженный мастер спорта, 10-кратный чемпион мира в гиревом спорте, 17-кратный чемпион России: «Челябинцы загруженные, нервные, замороченные. Им свойственно терпеть и довольствоваться малым. В связи с практически полным отсутствием молодежных движений наш город покинуло много активных и перспективных юношей и девушек. Но все, кто остается — это сильные люди».

Сергей Зырянов, доктор политических наук, профессор, директор Челябинского филиала РАНХиГС: «Челябинцы характеризуются такими человеческими чертами, как трудолюбие, терпеливость, выносливость, гостеприимство. Это простые открытые люди, эмоциональные как в позитивную, так и в негативную сторону, что иногда выглядит, будто они излишне раздражительны. И еще одна черта, на которую я хотел бы обратить внимание: челябинцы не очень любят поддерживать чистоту в своем городе. 52% опрошенных говорят о том, что их соседи выбрасывают мусор не так, как это положено делать».

Алексей Швайгерт, политтехнолог (Екатеринбург): «Недавно в фейсбуке был диалог в том духе что, мол, в Екатеринбурге — Ельцин-центр и Ройзман, а у нас (челябинцев) рабская покорность и принятие всего как есть, без внутреннего сопротивления. Я думаю, что нет никакого особенного „челябинского менталитета“. Можно, наверное, говорить об уральской идентичности, о горнозаводской цивилизации в понимании Алексея Иванова... Но говорить, например, что екатеринбуржцы „свободнее“ жителей Челябинска смешно, ей-богу».

Максим Климентьев, предприниматель, частный инвестор, трейдер: «Во-первых, как и подавляющее большинство российского народа, челябинцы — терпеливые люди. Во-вторых, — несколько ленивые. В-третьих — достаточно доверчивые. В целом они добрые и симпатичные. Более или менее грамотно говорят. Челябинцы — это типичные жители промышленной провинции. Но кое в чем им особенно повезло: местные женщины — прекрасны».

Наталья Соловьева, заместитель директора Челябинской областной научной библиотеки: «Челябинцам свойственен патриотизм. Несмотря ни на что, эти люди любят свой город и готовы отстаивать его интересы. Челябинцы организованные, гостеприимные, и у них хорошее чувство юмора».

Дмитрий Моргулес, журналист: «С одной стороны, как-то определять свою идентичность надо. Иначе это сделают за вас — вспомните хотя бы про красные труселя и слесаря Дулина, надолго ставшего символом Челябинска в России (не в Челябинске). С другой стороны — разговоры обо всем этом в Челябинске, в Челябинской области ведутся слишком долго, слишком бесплодно и слишком непрофессионально, и как следствие — никакого результата. Отчасти потому что этим просто никто во власти реально не хочет заниматься — даже термины непонятные. Отчасти — потому, что сами челябинцы довольно равнодушны ко всему, что происходит».

Виталий Безруков, член экологического совета при губернаторе Челябинской области: «Челябинцев объединяет история, металлургическое промышленное прошлое. Нам нужно опираться на это: в других направлениях и сферах городу будет сложно себя реализовать. Будущее Челябинска должно быть связано с металлургией, горнодобывающей отраслью, но не с той, которую мы имеем сейчас или была 50 лет назад, а современной. Это должны быть промышленные предприятия, которые не оказывают негативное воздействие на окружающую среду, подобные тем, какие существуют в Европе, разных странах Азии, Соединенных Штатах».

Сергей Наследков, политтехнолог (Самара, неоднократно проводил избирательные кампании на Южном Урале): «Челябинцы не смеются. Когда невеселая судьба, назначенная их городу, выписывает очередную загогулину, челябинцы ухмыляются. Городские власти устраивают очередную „революцию“, улицы заметает пыльная буря, с окраин несет то ли креозотом, то ли еще какой дрянью — челябинцы занимаются своими делами. Не думаю, что они всего этого не замечают. Не думаю, что привыкли. К пыли, которая скрипит на зубах, привыкнуть нельзя. Просто челябинцы — реалисты. Они понимают, где им выпало жить. Они не хотят тратить свою жизнь на бессмысленное нытье. Поэтому они смотрят на окружающую фантасмагорию с ухмылкой. Пожимают плечами и обустраивают свою личную жизнь. И надеются только на себя».