ВИЧ

Дарья Дубровских

Специальный корреспондент

Во Всемирный День борьбы со СПИДом, который отмечается сегодня, 1 декабря, «Челябинский обзор» вновь рассказывает о людях, которые борются со своим заболеванием. А также о том, что такое на самом деле положительный ВИЧ-статус.

Жительница Челябинской области Мария Иванова устала скрывать свой положительный ВИЧ-статус и научилась спокойно рассказывать о своем заболевании окружающим.

О своем статусе+ Мария узнала в 23 года, сейчас ей 35, у нее есть семья и двое здоровых детей.

«Когда я узнала о том, что у меня ВИЧ, вышла из больницы, зашла за угол и выкурила, наверно, три сигареты за раз! В голове прокручивала один и тот же вопрос: где и как я могла заразиться. И как жить с этим дальше. Информации ведь никакой не было в то время... Рассказала родителям: мама хотела выгнать меня из дома, отправив в монастырь, а папа сказал, что эти проблемы по крови еще идут от прадеда, у которого было белокровие (над ним даже эксперименты немцы ставили). Сестра на протяжении полутора лет отдельно чашку, ложку, кружку для меня держала, брат спокойно отнесся. Позднее я забеременела, у мужа был отрицательный ВИЧ-статус. О беременности узнала на 4,5 месяце и сразу пошла в СПИД-центр на Пекинской. Стала принимать терапию, и поскольку дочка родилась преждевременно, ее тоже стали поить разными сиропами. Через три года нас сняли с учета, сейчас ей уже семь лет. Со второй дочкой было так же».

Мария говорит, что с появлением статуса ей много чего пришлось пережить: предательство друзей, непонимание близких, дискриминацию в обществе: «Я по профессии парикмахер, и в разных парикмахерских меня неоднократно просили уйти. В больницах всегда в конец очереди ставят. Так получилось, что я переехала в сельскую местность. Так здесь от ВИЧ шарахаются, как от огня. Приходится всем с нуля объяснять, как он передается и что вообще со мной происходит. Если в городах еще хоть что-то знают об этом, то в деревнях — караул».

Другая героиня, челябинка по имени Ольга, узнала о своем положительном статусе в 17 лет. 

«Я вышла замуж за первого мужчину в своей жизни, прошло время, я забеременела, пошла сдавать анализы и мне сказали, что у меня свернулась кровь. Отправили меня в курганский СПИД-центр, на тот момент я жила в Кургане. Мне говорят: «С кем живешь?» Я назвала фамилию, имя мужа, мне приносят его карточку. Выяснилось, что у него ВИЧ и он меня не предупредил о своем диагнозе. Я могу его понять, он хотел создать семью и боялся, что я уйду от него, если вдруг узнаю о ВИЧ. СПИД-центр и мои родители хотели на него в суд подать, но я не разрешила. Ребенка я тогда не родила, с ним мы разошлись через три года, когда переехали в Челябинск. Поводом развода послужили наркотики, которые он стал употреблять… Потом я встретила другого, у него тоже был положительным статус. Мы поженились и вскоре у нас родился здоровый сын».

Сейчас Ольге 31 год и она принимает терапию лишь последние три года, потому как до этого анализы были в норме (во время беременности еще получала терапию, начиная с 20-ой недели).

— Я никогда не была против лечения и не понимаю, так называемых ВИЧ-диссидентов, которые отказываются от этого. Наоборот, когда психолог меня позвала и спросила, как я отношусь к терапии, я ответила, что буду землю есть, только чтобы жить и воспитывать ребенка. Сейчас я живу и у меня все прекрасно. Все мои близкие и коллеги знают о моем статусе и относятся нормально, потому что ВИЧ-положительных людей уже очень много. Естественно я не выхожу на улицу и не кричу об этом на каждом углу, потому что люди начнут шарахаться из-за неосведомленности об этой болезни. Я научилась с этим жить, и живу, как нормальный человек. Больше внимания уделяю своему здоровью – пожалуй, это единственное, что поменялось в моей жизни. Хочу сказать, что не так страшен черт, как его малюют. Я считаю, что наше государство виновато в том, люди так относятся к этому статусу. В 90-е годы они сами напугались этой вспышки, стали называть ВИЧ чумой 21 века. А в принципе, если следить за своим здоровьем, вести нормальный образ жизни, то жить с этим можно.

Долгая жизнь

Ни для кого не секрет, что Челябинская область остается одним из регионов, где ВИЧ распространен широко. По словам специалистов, на сегодняшний день ВИЧ-инфекцией поражен один процент южноуральцев. Это много. Однако надо понимать, что заражение ВИЧ — не смертельный приговор: более того, если принимать препараты, можно качественно и долго жить, не имея проблем со здоровьем. Без лечения же в среднем ВИЧ-инфицированные живут 10–15 лет.

«У людей, которые впервые узнают о своем положительном ВИЧ-статусе, есть распространенные представления, что с ними будет происходить и как к ним будут относиться в обществе, — рассказывает психолог областного СПИД-центра Лариса Астахова. — Зачастую пациенты считают, что ВИЧ ставит крест на карьере, на возможности создать семью, родить детей. Некоторые думают, что это полный крах, предвестник смерти. Но это не так — ВИЧ-инфекция еще не стадия СПИДа. Самое главное — контролировать свое заболевание и как можно раньше начать лечение. Даже на поздних стадиях еще ничего не потеряно, надо брать себя в руки и настраиваться на борьбу с вирусом. Некоторые думают, что им надо каждый день приезжать в СПИД-центр для наблюдения. Сейчас расширены возможности в плане лечения, поэтому каждый день, естественно, приходить не нужно. Врач определяет с пациентом индивидуальный график посещения — как правило, это один раз в несколько месяцев. Пациенты, которые стоят у нас на учете, получают антиретровирусную терапию бесплатно».

Комары и поцелуи

Как показывает практика, большинство ВИЧ-инфицированных людей по-прежнему не хотят говорить открыто о своем диагнозе. И здесь специалисты солидарны: не стоит абы кому в эмоциях рассказывать о своем заболевании. Те же, кто все-таки открывает лицо, смело говорят, с какими бреднями им приходится сталкиваться в повседневной жизни.

Подросток из Екатеринбурга Юра Исаев, который на всю страну открыл свой положительный статус, также признается, что многие люди мало знают о ВИЧ-инфекции и мыслят, к сожалению, стереотипами: «Мне часто задают вопросы: можно ли заразиться ВИЧ через общую посуду, комаров, поцелуи? Правда ли, что ВИЧ-инфицированные не могут иметь здоровых детей и живут не больше десяти лет? Я каждый раз снова и снова развенчиваю эти мифы, разъясняю, что да как — ведь когда люди знают, то уже не боятся этого, как чумы».

При этом Юра говорит, что ему очень повезло с окружением: никто не отворачивается от него и не показывает пальцем. Но один неприятный случай юноша все же припоминает — отец знакомой девушки позвонил со словами: «Зачем вы заражаете здоровых людей?» и попросил Юру больше не общаться с его дочерью.

По словам психолога, современное общество сейчас настолько занято вопросами своего развития, что такие случаи происходят достаточно редко, дискриминации по отношению к ВИЧ-инфицированным фактически уже нет. Зато у самих пациентов зачастую проявляется внутренняя травма.

«Человеку, узнавшему о своем статусе, кажется, что круг его знакомых и близких от него отвернется. Мы не будем говорить, что этого не случится, но однозначно, все не отвернутся, — продолжает рассказывать Лариса Викторовна. — Внутренняя самодискриминация заставляет человека чувствовать себя „грязным“ из-за этого заболевания. Это состояние связано с адаптацией к диагнозу: должно пройти какое-то время, чтобы он принял себя в новом статусе. Одним требуются месяцы, другим — годы. Здесь же скажу про дискриминацию в медучреждениях, которой довольно многие опасаются. Ее нет — никаких ограничений в лечении не может быть, врачи — толерантные люди. Также не может быть ограничений и в других правах. Например, мамы переживают, что ребенок с ВИЧ не сможет посещать обычный детсад или школу. Сможет — кроме медработника о статусе ребенка никто не будет знать».

Однако другой наш ВИЧ-положительный герой, пожелавший остаться анонимным, говорит, что ему неоднократно приходилось сталкиваться с дискриминацией со стороны медиков:

— Я лежал на обследовании в инфекционном отделении и меня отправили на ЭКГ в другое здание. Врач, увидев мою карточку, говорит: «Так, подожди, здоровые пройдут, потом ты, а то после тебя надо будет обрабатывать». Во-первых, обрабатывать нужно после каждого, а во-вторых, я ничем не отличаюсь от предыдущих пациентов, есть другие, более заразные заболевания.

Здоровые дети

На сегодняшний день ВИЧ концентрируется среди людей в возрасте от 25 до 40 лет. Мнение, что ВИЧ — это «болезнь наркоманов», во многом устарело. По словам специалистов центра СПИДа, 60% инфицируются половым путем. Сейчас в зоне риска находится каждый. От матери к ребенку заболевание передается в 1,8% случаях. В этот процент входят женщины, которые уклоняются от медицинского наблюдения и не выполняют рекомендации врача. Женщина же, регулярно принимавшая препараты, как правило, рожает здорового ребенка. Яркий тому пример — известная челябинка Полина Родимкина, которая прославилась на всю страну, открыв свой положительный статус. Сейчас женщина живет в Екатеринбурге, радуется жизни и учит этому других.

Помните, нельзя заразиться ВИЧ при:

  • Кашле и чихании
  • Рукопожатии
  • Объятиях и поцелуях
  • Употреблении общей еды или напитков
  • В бассейнах, банях, саунах

Мнение

Интервью

Популярное