Игры, в которые играют дети

В Челябинске прошел XXII городской фестиваль театральных коллективов «Серебряная маска»

Ксения Шумина

Можно ли научить ребенка играть? Профессиональные педагоги по актерскому мастерству уверены, что можно. Иначе в Челябинске, наверное, не существовало бы больше семидесяти детских театров. И не было бы фестиваля, аналогов которому практически нет в России.

— Саша, ты помнишь, куда идти? Не бойся, держись за руку,— молодая женщина со строгим, но добрым лицом разговаривает с мальчиком лет пяти. На мальчике костюм... помидора. Рядом с ним — такая же «вишенка», чуть подальше — девочка в старорусском платке: она сосредоточенно повторяет текст. В паре шагов разминаются две школьницы постарше —на них нечто среднее между гимнастическими купальниками и костюмом Пьеро. Тут, за кулисами Дворца пионеров, очень весело: все готовятся к гала-концерту фестиваля детских театральных коллективов «Серебряная маска». Он проводится в Челябинске уже в 22-й раз.

В Челябинске сейчас около 70 школьных театров, а есть еще и студии при детских садах

— Ни в одном городе России такого фестиваля нет, — уверяет нас член жюри «Серебряной маски», режиссер небезызвестного театра-студии «Манекен» Владимир Филонов. — Считаю, что сегодня он достиг такого уровня, что о нем можно и нужно говорить на общероссийском уровне. Судите сами: в Челябинске сейчас около 70 школьных театров, а есть еще и студии при детских садах. Да, это принято называть самодеятельностью, но не надо забывать, что школьный театр ставит педагогические цели: дает возможность неформального общения, прививает уровень вкуса к литературе. Нам, профессиональным режиссерам, ведь очень важно, чтобы рос зритель, который разбирается в театре.
— Кто же занимается подготовкой актеров в школьных театрах, кто ставит спектакли?
— Сейчас в Челябинске примерно 15 педагогов, которые занимаются школьным театром и делают это на очень высоком уровне, — говорит Филонов. — И связано это как раз с тем, что в свое время система Дворцов культуры и любительских театров при этих ДК была почти развалена, а многие талантливые педагоги перешли как раз в школьные коллективы.

У «Серебряной маски» восемь номинаций

В этом году жюри вполне себе по-взрослому посмотрело 69 детских спектаклей. Номинации — «современная драматургия», «авторская драматургия», «классический спектакль», «пластический спектакль», «музыкальный спектакль», «кукольный спектакль», «литературный спектакль». На гала-концерте показали лучшие отрывки из восьми постановок. Это и хореографически сложные этюды, и разговорные сцены. Гран-при фестиваля взяли студия «Талант» школы № 13 («Осенняя скука» по Некрасову) и студия «Капитошка» детсада № 477 (постановка «Игрушечная история»). Дети на сцене работают довольно уверенно — сразу чувствуется, что с ними поработали и хореограф, и педагог по сценической речи и актерскому мастерству.

Каждого ребенка так или иначе можно научить играть, уверены педагоги

— Мои отношения с людьми за те три года, что я играю в студии, сильно изменились, — говорит актер студии «Талант» Алексей Дротоиз. Ему 17 лет и он мечтает поступить в «Щепку». Ну или во ВГИК. — Благодаря занятиям актерскому мастерству ты начинаешь лучше чувствовать партнера. В принципе лучше понимаешь людей и живешь уже больше для них. Это очень помогает при коммуникации.

Ребята постарше в процессе учебы в театральных студиях с увлечением изучают драматургию: Чехов, Ибсен, Островский. Самое время — старшие классы. Уже есть опыт, чтобы увидеть в пьесе и подтекст, и надтекст; понять, где герой лжет другим, а где сам с собой идет на сделку. Но есть среди актеров детских театров и совсем «кнопки» — пяти-семи лет. На сцене будто родились — такой органичности любой профессионал позавидует. Но уместно ли тут говорить о мастерстве? Разве могут совсем малыши играть — в том смысле, что это требует перевоплощения? И можно ли их научить этому?

Первый фестиваль детских театров «Серебряня маска» прошел в Челябинске в середине девяностых годов

— Все дети играют, — уверен Павел Егоров, педагог Дворца пионеров, преподаватель актерского мастерства. — Они априори надевают на себя маску — социальную, поведенческую. Я вот нелюдимый, а я вот наоборот — отличник, любимец публики. Они понимают, что взрослые ведь тоже не всегда показывают свое истинное лицо. И когда к педагогу приходит ребенок вот в такой маске, нам надо либо отложить ее на полочку и надеть другую, которая подойдет для роли, либо почувствовать в ребенке настоящую сущность, помочь ей раскрыться. Я на самом деле уверен, что почти каждый ребенок имеет какой-то творческий талант.

В свое время система Дворцов культуры и любительских театров при этих ДК в Челябинске была почти развалена, а многие талантливые педагоги перешли как раз в школьные коллективы.

Талантам очень помогает раскрыться поддержка администрации Челябинска. В 1993–1994-м учебном году, когда Минобром РФ было принято решение о проведении Всероссийского фестиваля детских театральных коллективов, тогда еще отдел образования принял решение о проведении городского этапа с целью выявления претендента от Челябинска. Победителем стал детский театр-студия «Аритмия», со спектаклем «Три песни о любви», который стал участником заключительного этапа в Сочи. Театр вернулся не только с дипломом лауреата, но и с идеей создания городского фестиваля. «Аритмия», кстати, и по сей день бессменный участник «Серебряной маски». И назвать их работы самодеятельностью даже язык не повернется.

«Каждый ребенок решает свои задачи — кому-то перевоплощение в сценического героя помогает перебороть застенчивость и раскрепоститься, а кто-то находит себя: нередки случаи, когда вчерашние участники „Серебряной маски“ выбирают актерское мастерство делом своей жизни», — говорит председатель комитета по делам образования администрации Челябинска Светлана Портье. Что же, даже если не каждый участник «Серебряной маски» получит «Оскара», то как минимум в одном этот фестиваль уж точно поможет детям — скинуть маски со своих талантов и благодаря этому обрести полноту жизни на всем ее протяжении.