Вдох. Выдох

Как Челябинск играл в большой футбол десять лет назад

В 2005-м бизнесмен Юрий Первак доказал, что Челябинск может жить не только хоккеем. Его яркий частный футбольный клуб «Спартак» провел сезон в первом дивизионе, собирая больше 4500 зрителей в среднем на игре, финишировав на 9-м месте (из 22 возможных) и поднявшись в топ-25 футбольных клубов в стране.

Александр Деменчук

В истории челябинского футбола было только два случая, когда местный клуб ­стоял выше — в 1947 и 1948 годах «Дзержинец» в общем рейтинге сезона оказывался на 17 и 18 ­позициях. Еще дважды челябинские клубы были 25-ми — «Трактор» в 1945-м и «Локомотив» в 1964-м. В российской истории, ни до, ни после «Спартака» ничего подобного в городе не было!

Самый знаменитый челябинский нехоккейный спортивный проект начинался с любительской команды в Аргаяше, назывался «Лукойл», выигрывал чемпионат области и Кубок Урала с Фаилем Миргалимовым в качестве тренера и ездил во Францию на любительский Кубок УЕФА. Чуть позже, уже в профессиональном статусе, играл во втором дивизионе со знаменитым Валерием «Борманом» Овчинниковым, а в 2004-м пробился в первый дивизион, воспользовавшись тем, что в составе главного конкурента из Стерлитамака весь сезон играл грузинский футболист с поддельным российским паспортом.

Чтобы устроить в Челябинске настоящий футбольный бум, владелец «Спартака» Юрий Первак, занимавший высокий пост в московском «Спартаке», нашел интересную схему существования своего челябинского детища, ставшего фармом столичного клуба. Ставить игру команде приехали известные в прошлом футболисты Геннадий Морозов, Дмитрий Кузнецов и Андрей Мананников. Состав был укомплектован из арендованных в Москве молодых футболистов, местных бойцов и игроков с кавказскими фамилиями.

Челябинский стадион «Центральный» с большим трудом был допущен для проведения официальных матчей комиссией первого дивизиона, но город был отлично подготовлен к сезону и разогрет соответствующей PR-компанией так, что уже первый матч, 6 апреля 2005, собрал больше 5000 зрителей. Первый гол «Спартака» в D1 забил арендованный у ЦСКА Вартан Мазалов, первую победу принес похожий на Марио Баслера местный нападающий Денис Чуркин, красиво замкнувший головой высокую передачу Рафы Зангионова. «Спартак» обыграл «Волгарь-Газпром» (2:1).

Через три дня на «Сокол» (2:1) пришли 6000 зрителей, а на последний матч апреля против КамАЗа (1:0) — сумасшедшие для Челябинска 8500. «Спартак», демонстрируя результативный и зрелищный футбол, выиграл пять первых домашних матчей сезона, в последнем из них, с «Факелом», сделав 3:2 из 1:2 за две последние минуты. А всего в Челябинске в 21 матче потерпел только три поражения. Первое получилось крупным — 1:5 от «Химок». Но даже такой счет не мог затмить еще одного достижения того чемпионата — именно в том матче был установлен зрительский рекорд. За поединком «Спартака» с «Химками» Андрея Тихонова наблюдали 9200 (!) зрителей.

29 июня «Спартак» нокаутировал в Челябинске «Петротрест» (5:0). А 8 августа, собрав на трибунах 7000 зрителей, провел один из лучших матчей года, благодаря голам будущего бронзового призера чемпионата Европы Дмитрия Торбинского и Владимира Лешонка обыграв «Кубань» (2:0), главным тренером которой был Павел Яковенко, а в воротах играл ­Андрей Дикань.

Именно после этого матча стало очевидно — сезон клубу удался, а Челябинск почувствовал вкус большого и интересного футбола.

«Спартак», имея достаточно ограниченный бюджет (примерно 2,5 миллиона долларов), небольшую менеджерскую команду, делал из футбола настоящий, вкусный, привлекательный для потребителя продукт. Клуб серь­езно для своего времени занимался атрибутикой, отлично работал с болельщиками (так, на гостевой матч Кубка России с «Уралом» в Екатеринбург ездили больше двухсот фанатов), использовал все доступные на тот момент медийные возможности, очень современно работал со СМИ. Игроки были героями города и, пожалуй, затмевали по популярности хоккеистов «Трактора», который той осенью только начинал свою кампанию по возвращению в суперлигу.

Всего 21 матч «Спартака» в Челябинске посмотрели 96400 человек, в среднем — по 4590 человек на каждом матче. Феномен «Спартака» заключался в необычности всего проекта, яркости и искренности — команда показывала по-настоящему интересный, пусть и в чем-то простой, британского формата футбол, играла сердцем. Люди, заполнявшие трибуны, ценили это.

К сожалению, футбольная жизнь города была раскрашена яркими красками только один год. 6 ноября «Спартак» закрыл чемпионат ничейным матчем с «Уралом» (1:1), сопровождавшимся лучшим фанатским противостоянием сезона, и зафиксировал историческое для себя и Челябинска девятое место.

А затем Юрий Первак и власти города, которые, к слову, никак не поддерживали клуб, не смогли договориться об аренде стадиона «Центральный» на 49 лет. У Первака были амбициозные планы по развитию футбола в Челябинске и инфраструктуры стадиона, в которую бы вошли детская школа, интернат для талантливых юных игроков, гостиница, ресторан, офисные помещения и коммерческие точки. Все это позволяло бы клубу самостоятельно зарабатывать и продолжать играть на серье­зном уровне. Помимо этого у Первака был договор о намерениях с известным брендом IKEA, планировавшим стать титульным спонсором клуба и существенно увеличить его бюджет.

Но этим оптимистичным планам не суждено было сбыться. Стороны не договорились, Первак перевез клуб в Нижний Новгород, а через год он закончил существование в прежнем виде. Челябинск же закончил с большим футболом. На долгие десять лет. И, кажется, навсегда.

 

«Игра „Спартака“ в первом дивизионе подняла интерес к футболу в Челябинске на абсолютно новую высоту»

Евгений Гальперин, занимавший в 2005 году пост директора «Спартака», вспомнил, как десять лет назад команда Юрия Первака показала Челябинску большой футбол.

— Как все это было в 2005?

— У Первака всегда были большие амбиции, я его знаю давно, мы знакомы со школы. Второй дивизион его не интересовал вообще, ему нужно было всегда быть первым, побеждать. Работать с ним было тяжело, но интересно. Мы вместе прошли путь от чемпионата области до первого дивизиона.

И когда мы попали в 2004 году в первый, он придумал интересную схему взаимодействия с московским «Спартаком», где был гендиректором. Мы поменяли название и стали фарм-клубом большого «Спартака». К нам в аренду пришла молодая талантливая молодежь. Добавились опытные игроки. Плюс был челябинский костяк. Из всего этого Морозов и Кузнецов и сделали команду. «Спартак» показывал зрелищный интересный футбол, был известен в городе, на «Центральный» ходили зрители. Посещаемость тогда была очень солидной. Ни один клуб области не привлекал столько людей на трибуны — для Первака зрительский интерес был очень важен, он от нас требовал, чтобы мы работали над этим вопросом очень серьезно. И это нормально. К этому ведь стремятся все нормальные клубы — играть для болельщиков.

— У Морозова ведь не было тренерской лицензии?

— Верно, он у нас числился начальником команды. А главным тренером в документах был Кузнецов, он и на пресс-конференции все ходил. Если честно, Кузнецов как тренер грамотнее. Первак Морозова из школы московского «Спартака» пригласил, а Гена в свою очередь позвал Кузнецова. Когда мы готовились к сезону в Сочи, Кузнецов прямо за руку игроков водил, ставил всю игру он.

— За что же Кузнецова уволили по ходу сезона?

— Он здесь женился спонтанно. Съездил, показал жену домой в Москву. Потом с ней спонтанно разошелся.

— Это причина? Говорили, что его сгубило увлечение делать ставки.

— Можно много чего сказать. В то время много кто ставил ставки. Но это все досужие разговоры — про Диму. Это была история о другом, но сейчас ее вспоминать не стоит.

— По сути, «Спартак» попал в первый дивизион благодаря делу о поддельном российском паспорте у футболиста «Содовика» Джеладзе. Помните эту историю?

— Историю, конечно, помню. Но мы попали в первый дивизион не из-за того, что у этого грузинского футболиста был поддельный российский паспорт. Все было просто — в межсезонье множество клубов первого дивизиона отказались играть на прежнем уровне из-за финансовых проблем. Одно из вакантных мест занял челябинский «Спартак».

— Бюджет клуба равнялся трем миллионам долларов?

— Он у нас был одним из самых маленьких в лиге: примерно от двух до двух с половиной миллионов долларов. Причем в эту сумму входила не только зарплата игроков, но и чартерные перелеты, расходы на сборы и все остальное. И мы никогда не задерживали зарплату и премиальные, на которых у нас многое было построено.

— Когда «Спартак» стал клубом первого дивизиона, возникли проблемы с допуском челябинского стадиона к официальным матчам.

— Это все рабочие моменты. Стадион мы нормально сделали. Единственное, что раздевалки были только в одной трибуне. Но они были отличные, оборудованные всем необходимым. Стадион был готов, мы могли принимать пятнадцать тысяч человек. Многие приезжали посмотреть, например, на наше поле, которое было одним из лучших в стране. Помню, играли мы однажды с «Петротрестом», ливень был невероятный, настоящий потоп! Но поле выдержало.

— Главная звезда «Спартака» — Торбинский?

— Конечно. Уже тогда Дима был лидером, не знал, что такое играть вполсилы. У него были большие амбиции, большие цели. Они его вели, и в итоге он стал призером чемпионата Европы, выиграл медали в России. Мы часто разговаривали с его родителями, они приезжали в Челябинск. Отец ведь привез его в Москву в молодом возрасте из Норильска. Там такие тренировки были — родители по очереди стояли в воротах, а он пытался им забить. У нас он получил хорошую игровую практику.

Вообще, многие из той команды сделали хорошие карьеры. Хагуш играл в Лиге чемпионов, Гацкан постоянно востребован на высоком уровне. Солосин играл в Лиге Европы и на хорошем счету в первом дивизионе, как и Лешонок.

— Отличный сезон в Челябинске провел и Осколков.

— Во многих матчах Альберт по-настоящему цементировал нашу оборону. Представьте, ему тогда было 32 и он был в два раза старше нашего вратаря Солосина. Когда мы приглашали Осколкова в «Спартак», разговаривали с Валерием Овчинниковым. С ним всегда было очень интересно общаться, однажды, за встречу, которая длилась больше десяти часов, мы на двоих выпили почти сто чашек кофе! Так вот, когда шла работа по контракту Осколкова, мне многие звонили и рассказывали разные нехорошие вещи про Альберта, что, якобы, он замешан в договорных матчах. Мы встретились в гостинице, пообщались напрямую и он нам сказал: «Это все ложь, я никогда не сдавал матчи. Если будут хоть малейшие подозрения на мой счет у тренеров, сразу уйду, без выходного пособия». И в итоге Алик отыграл отличный сезон, никаких претензий к нему ни у кого не было, а опыт, который он передал молодым игрокам — бесценен.

Гацкан оставлял впечатление жуткого режимщика, говорил мало и достаточно плохо по-русски.

— Нормально он говорил по-русски (смеется). Он же из бедной такой семьи, очень скромный, порядочный, приехал к нам вместе с еще одним молдаванином, Оникой. Мы очень радовались, что Гацкана все время в сборную Молдавии вызывали. У Оники не пошло, а Гацкан хорошо себя проявил, для него Челябинск стал трамплином в высшую лигу. Я был уверен, что Саша в «Спартак» перейдет, но и в других клубах он сделал хорошую карьеру.

Лучшим бомбардиром «Спартака» стал Мазалов. Как удалось его заполучить у ЦСКА?

— Там целая история была! Первак договорился лично с Гинером о том, что мы Вартана арендуем. ЦСКА отправил с пилотами самолета документы для его заявки, но нужно было еще письменное подтверждение самого Мазалова. А он в это время находился с молодежной сборной России где-то в Австрии или в Швейцарии, на сборах в горах. Время заявки истекало в полночь, и официальные лица нас предупредили, что если мы не успеем к этому времени, то Мазалов будет играть в другом месте. Мы нашли его номер в этом горном отеле, потом никак факс принять в Москве не могли! Получили в итоге за минуту до двенадцати! Это была бумага с росписями тренеров сборной, которые подтверждали, что автограф на листе — Мазалова. Там еще печать отеля была.

— Заметной фигурой тогда был и Кусов. Но его дальнейшая жизнь складывалась крайне непросто. Он потерял огромные деньги в казино.

— В Челябинске мы его сумели остановить, притушить его страсть к азартным играм. Мы тогда его на время спасли, причем занимался этим лично опять же Первак. Однажды Кусов у нас пропал, ушел на взлет очередной. Его нашли, Первак провел с ним серьезный мужской разговор, и конец сезона Кусов отыграл прилично. Игрок был прекрасный, мог такое исполнять! Но потом страсть к азартным играм все же взяла свое, карьера у него, конечно, не сложилась.

— Футболисты «Спартака» были звездами в Челябинске?

— Были звездами, конечно. Клуб был популярным, ребят узнавали. У них любимое место было — ресторанчик летний напротив областного военкомата, по Цвиллинга. Они там после матчей и в свободное время собирались. Все знали, что ребята там, но ничего предосудительного не было. Вообще коллектив хороший подобрался в «Спартаке», никаких конфликтов не было.

— Кажется, в 2005 году футбол в городе был даже популярнее хоккея.

— Может быть. Тогда «Трактор» только начинал свое возвращение в суперлигу. В команду вернулся Цыгуров. И вот когда я в декабре 2005  попал с инфарктом в больницу, мы с ним оказались на одном этаже, ему там делали операцию на почках. Мы были знакомы через моего отца, который играл в «Тракторе» в свое время. В больнице мы ходили друг к другу в гости, много разговаривали, делились мнениями о наших командах. И Геннадий Федорович тогда сказал, что удивлен тем, как мы подняли футбол в Челябинске. Вот ответ на этот вопрос.

— Как все закончилось?

— У Первака был отличный проект развития футбола и использования стадиона, учитывающий многие нюансы спорта и бизнеса. Но власти Челябинска отказались отдавать «Центральный» в аренду. После этого, в декабре, Первак начал переговоры с губернатором нижегородской области Шанцевым о переезде клуба в Нижний Новгород.  Был заключен договор о намерениях. Но даже тогда оставалась маленькая надежда, что «Спартак» не уедет из Челябинска. К сожалению, ничего не получилось.

— Предположим, Первак договорился бы с властями об аренде «Центрального» и клуб остался  б в Челябинске. Через сколько в городе была бы Премьер-лига?

— Думаю, не играли бы мы там. Даже с учетом амбиций Первака. Михайлыч был гендиректором московского «Спартака» тогда, а мы — фарм-клубом. Не думаю, что футбольные власти разрешили бы играть двум связанным между собой клубам в одной лиге.

— Можно было поменять статус.

— Нужна другая точка зрения на все это. Конечно, уезжать отсюда никто не хотел. Мы играли в первом дивизионе, были частным клубом, властям это ничего не стоило, никаких обязательств они не несли. И не хотели нести. Перваку в итоге не дали в аренду стадион, из которого он хотел сделать современный спортивный бизнес-проект, помогающий зарабатывать деньги для «Спартака», и он перевез клуб в Нижний Новгород. А Челябинск остался со вторым дивизионом.

— Как вы думаете, Челябинску нужен большой футбол? Хотя бы уровня первого дивизиона?

— Десять лет назад наш сезон в первом дивизионе поднял интерес к футболу в Челябинске на абсолютно новую высоту. И я считаю, что городу обязательно нужно такое зрелище, нужен профессиональный клуб первого дивизиона. Такой, чтобы стабильно попадал хотя бы в десятку лучших. Думаю, если провести опрос среди жителей, то результат будет очевидным. Для города это было бы отлично: летом собирать полные трибуны на футболе, зимой — на хоккее. Ведь по большому счету, игровых видов спорта в Челябинске не осталось совсем.

Я часто встречаю болельщиков, знакомых. Все как один до сих вспоминают наш «Спартак». Говорят, вот было время!

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

да были времена...спартак назад надо только так.после того сезона только в москву на фут.ездить приходится здесь ловить нечего