Сергей Ковалев:

«Бокс — это не хоккей и не футбол, это драка, как уличная»

Сергей Ковалев, уроженец Копейска и чемпион мира по профессиональному боксу по версиям WBA, IBF и WBO в полутяжелом весе, приехал в Челябинск. Сейчас на счету Ковалева 28 побед в 29 боях (еще один окончился ничьей) — спортсмен по праву получил прозвище Krusher («Крушитель»). Теперь именитый южноуралец планирует собрать все чемпионские пояса по боксу, помочь подрастающему поколению и освоить новые сферы деятельности. «Челябинский обзор» записал самые интересные моменты из беседы Ковалева с журналистами.

Ярослав Наумков

«Я его прожег этим взглядом»

Ожидал, что с Наджибом Мохаммеди (прим. ред. — французский боксер, последний соперник Ковалева) мы раундов на 7-8 побоксируем, что это будет намного сложнее. Но в итоге оказалось, что ему хватило всего лишь пощечины. Пришел, увидел, победил.

Мохаммеди, конечно, не был мне соперником, но он добился этого боя по праву. Он стал обязательным претендентом, и если бы я не боксировал, федерация IBF лишила бы меня титула. В некоторых версиях есть такое понятие, как обязательная защита — тот, кто становится в рейтинге первым номером, претендует на титул, и, хочешь не хочешь, с ним надо боксировать. Мохаммеди оказался на первой строчке рейтинга IBF, таким образом мне пришлось боксировать с ним.

Он всегда пытался сломать меня взглядом, на пресс-конференциях уперто в глаза смотрел. А я даже не принимал эту дуэль с ним — посмотрел и отвернулся. Но был такой момент на взвешивании, когда глаза в глаза смотрели. Я так раз — вроде отвожу глаза, и он тоже отводит. А я на него продолжил смотреть, засмеялся. Таким образом, выиграл эту дуэль. На ринг когда вышли, он с меня глаз не сводил. Я посмотрел и думаю — что в эти смотрелки играть? Рефери объясняет нам инструкцию короткую, я на Мохаммеди не смотрю, но буквально за десять секунд до окончания речи рефери поднимаю глаза — и все, Мохаммеди растерялся. Я его прожег этим взглядом, он сломался, спекся. Соответственно, и бой поэтому пошел по моему сценарию. Все они обычно говорят «я, я, я», а на ринге всё становится на свои места.

«Деньги не решат всё, но они решат многое»

Мы хотим организовать бой в ноябре этого года в Москве — это факт. Но никогда нельзя верить, что бой состоится на 100 процентов. Это бокс, и никогда не знаешь, откуда прилетит. Будем встречаться с потенциальным спонсором, который заинтересован в организации моего поединка в Москве. Исходя из этого общения будет понимание того, какой будет соперник, где и когда будет проходить бой.

Мы хотим, конечно же, организовать бой с Адонисом Стивенсом (прим. ред. — действующий чемпион мира по боксу по версии WBC). Все будет исходить из нашей встречи с потенциальным спонсором — если он даст нам достойные деньги, которые мы можем предложить Стивенсону, чтобы он приехал в Москву... Деньги не решат всё, но они решат многое. Если ему показать достойные деньги, которые он хочет — я думаю, он приедет. Почему мы в боксе? Потому что там платят.

Я Стивенсону предложение сделал — давай, приходи на HBO, боксировать будем. Я выставляю три титула, ты один титул. Гонорар делим 50 на 50. Я считаю, это больше, чем справедливо. Но он не захотел.

Конечно, с удовольствием провел бы бой в Челябинске, но в силу финансовых моментов здесь это просто нереально сделать. Только если какой-то рядовой бой здесь сделать, но сюда не поедет тот же Стивенсон. Даже арена не позволит — «Трактор» соберет, допустим, семь тысяч человек. Этого мало. Сейчас еще не могу сказать, где будет проходить бой в Москве, но арена будет на 15-20 тысяч.

Что касается Андрэ Уорда (прим. ред. — действующий чемпион мира во втором среднем весе по версии WBA), этот поединок у нас вырисовывается примерно на весну 2016 года. Но это в том случае, если он поднимется в мою весовую категорию. Он уже начал делать первые шаги, последний бой он боксировал в рамках 78 килограмм — мой вес 79.400. Все реально, я никогда не отказываюсь ни от каких соперников, поединков. Я считаю, что это спорт, и выбирать себе соперников — с этим хочу, с этим не хочу — это неправильно. Почерк Адониса.

«Со стороны всегда видно, что есть стремление»

Вся организация поединка, запланированного на осень — это моя инициатива, и в организации будет непосредственно участвовать моя промоутерская компания, которую я открыл буквально пару месяцев назад — «Крашер промоушен». У меня есть такое желание — наших ребят с Урала продвинуть на большой ринг.

У меня нет каких-то критериев — со стороны всегда видно, что есть стремление, есть талант. Много времени не надо, какие-то тесты я не собираюсь проводить. Это как лотерея — никогда не знаешь, выйдет из него или не выйдет чемпион. С этим надо работать.

Недавно даже случай был. Я тренировался в зале Топ-Рэнк в Лас-Вегасе. Нам открывал зал мужичок, и у него четыре сына — старшему 12 и так далее по убыванию. Самому младшему шесть лет, но он так делал бой с тенью — это сказка! Просто на загляденье, настолько он техничен и координирован.

«Любительский бокс просто умер»

Если честно, я никогда не изучаю соперников. Бокс — это не хоккей и не футбол, это драка, как уличная. На ринге я делаю то, что до автоматизма уже отработано в спортзале. Мне достаточно провести пару раундов и понять, какой стиль у моего соперника, откуда примерно ожидать удары и какие можно нанести ему. Если много на соперников смотреть — станешь боксировать так же, как они.

Я благодарен каждому своему прожитому дню и всем неудачам, которые были у меня в любительском боксе. Все это только закалило меня и привело туда, где я сейчас нахожусь. Конечно, есть и были люди, которые в меня не верили.

Этой поддержки не хватало именно в финалах чемпионата России — когда я добирался своими силами до финала и в решающем поединке выигрывал, а руку поднимали в другую сторону... Все мы понимаем, что бокс это как спорт, так и бизнес. Я устал стучаться в эти закрытые двери и использовал окно в виде перехода в профи. Там, конечно, пришлось все с нуля строить, потерпеть, попотеть, но не зря. Как мы все видим, любительский бокс просто умер в России. Не хватает телевидения. Если внимание будет повернуто к боксу, тогда и бокс будет на другом уровне.

Вообще всем боксерам и спортсменам России хотел бы пожелать крепкого здоровья, чтобы никогда не болеть и не травмироваться. Это наше самое ценное, за счет чего мы добиваемся успехов. Желаю, чтобы наши ребята занимались спортом, боксом. Всех благ только. От души.

«Я никогда не хочу забывать свою Родину»

У меня родился сын, которого сейчас надо достойно воспитать, сделать из него человека. Я всегда буду привозить его сюда, с малых лет он уже в Челябинске. Чтобы он понимал российский менталитет, чтобы не американизировался на все 100 процентов. Он всё равно будет учиться в американских школах, общаться с преподавателями, но дома он будет говорить только по-русски, и сюда будет ездить, чтобы понимал, что такое Россия.

По комфорту жизнь там, конечно, лучше. Но я никогда не хочу забывать свою Родину, где я родился, где вырос. Как бы хорошо там ни было, но в гостях хорошо, а дома лучше. Приезжаю сюда и подзаряжаю свои батарейки.

«Сейчас закладываю какие-то определенные фундаменты»

У меня есть такое желание — в каком-то фильме сняться, сыграть роль. Предложение если будет, я не откажусь. Хотелось бы, конечно, положительного или нейтрального героя. К главной роли еще психологически не готов и нет актерского таланта — так, на заднем плане...

Есть мысли насчет книги, но никак не могу собраться. Я думаю, она у меня все-равно будет — которую можно открыть и узнать обо мне все. Это будет очень интересно для всех, кто занимается боксом — как я рос, чем до бокса жил. При свободной минуте накидываю такие заметки, потом надо будет все это скомпоновать.

Я по своей натуре не бизнесмен и не коммерсант, но я открыт для таких моментов — мне это интересно. Сейчас закладываю какие-то определенные фундаменты в Челябинске и Москве, не трачу налево-направо деньги, которые зарабатываю. Я их инвестирую. Не знаю, что из этого выйдет в будущем, но бизнес — это интересная вещь, на которую я имею планы.

Комментарии 0