Спорт

Алиса Сынбулатова

Корреспондент

Даже для самых выносливых спортсменов мира есть вызов, который не всем по плечу — соревнования под эгидой Ironman («Железный человек»). Это испытание на силу тела и на прочность характера. Челябинец Максим Пашнин — один из тех, кто прошел дистанцию и получил звание айронмена.

Соревнования Ironman — это набирающий все большую популярность экстремальный триатлон, который зародился еще почти полвека назад. 3,8 км плавания в открытой воде, 180 км велогонки и 42 марафонских км — такова составляющая изнурительного состязания. Этот триатлон выходит за рамки олимпийского спорта и за пределы возможностей большинства людей. Каждый, кто выдержит и не сойдет с дистанции, получает пожизненный титул айронмена. В этом году этот почетный список «железных людей» пополнил спортсмен из Челябинска Максим Пашнин. Он рассказал, как ему это удалось.

«Это популярный, но в то же время очень тяжелый спорт. На старте в Гамбурге этим летом я прошел эту дистанцию. К таким соревнованиям необходимо долго готовиться», — рассказывает сам герой материала. У Максима на подготовку ушло 2 года. Перед этим он еще бегал и другие дистанции, поменьше. Занимался разными видами спорта, в том числе, игровыми — гандболом, например. Лет пять назад начал ездить на шоссейном велосипеде. Понемногу набирал форму, а затем известный челябинский триатлет Юрий Базилевский познакомил его с этой программой. Вообще, в Челябинске немало спортсменов смогли покорить дистанцию айронменов.

«Я начал тренироваться по этой системе в 2016 году, в 2017 пробежал две „половинки“ (дистанция вдвое короче — прим. редакции), ну еще плюс несколько мелких велогонок, забегов. В Москве пробежал марафон. И потом в 2018 году пробежал еще одну „половинку“. И в конце июля поехал на соревнования в Гамбурге, — рассказывает Максим. — Конечно, я не выиграл этот старт. Выигрывают эти гонки спортсмены ультра-уровня. Но для меня это была первая подобная дистанция, так что я не переживаю».

180 км на велосипеде по жаре — испытание не из легких

Результат Максима — 10 часов 4 минуты. Но, понятное дело, чтобы просто дойти до финиша, необходима постоянная и изнуряющая подготовка. «Айронмен — это не просто пробежал, перетерпел. Это постоянные тренировки, строгая дисциплина, жесткий график. В среднем у меня тренировки уходит по 10-12 часов в неделю. Если честно, я уже два года занимаюсь по этой системе, но на зиму объем нагрузок немного снижаю. Когда ты приходишь в эту сферу, приходится всю жизнь перестраивать под этот график».

Каждая дистанция — это отдельная история. Может произойти что угодно. В Гамбурге, к примеру, произошел особый случай — там отменили плавание, заменили его бегом, потому что была экстремальная жара и в озере расплодились водоросли. Но помимо физических нагрузок, настоящим испытанием и противником для спортсменов может стать собственный разум. «Конечно, это очень трудно — есть свои психологические штуки. Когда ты физически уже истощен, подключается сознание, нужно что-то с этим делать. Дистанция длинная — но сходить не в наших правилах. Я вот слез с велика, (180 километров проехал за 5 часов 19 минут), а впереди еще 42 километра бега. Это вообще очень трудно представить в своей голове. Уже усталость чудовищная, а тебе еще бежать целый марафон. Ну ничего — начинаешь потихоньку перебирать ногами, потом уже и разбегаешься».

У всех есть свой предел, признается Максим. Во время гамбургского забега он почувствовал, как кончаются силы на 30-м километре марафона. Что происходит дальше — трудно описать словами.

«В какой-то момент дистанции становится просто невыносимо тяжело — падает темп, растет пульс. Тебя настигает депреснячок — и вот он приходит, а бежать еще далеко. Ты бежишь, злой на весь мир, думаешь, зачем я вообще в это ввязался, да как это вообще приходит в голову нормальному человеку. Понимаешь, что достиг края своих человеческих возможностей. И теперь тебе на этом краю еще нужно двигаться 12 километров, так, чтобы не остановиться и не пойти пешком. Потому что много людей просто идут, когда уже бежать не могут, но нужно закончить дистанцию».

Помимо «депреснячка» тяжести в гонку добавляет погода. Как правило, это жара — старт начинается рано утром, а бег приходится на самое пекло. Чтобы держаться, приходится самому себе задавать определенные ориентиры. «У меня такая визуализация — я бегу, а рядом пропасть. И мне нужно держать равновесие, чтобы не отойти от края и чтобы не упасть. Ну, и сил придает понимание, что неизбежно приближается финиш. Ты осознаешь, что все в мире рано или поздно проходит — закончится и эта дистанция».

Те, кто пересек финиш, «автоматически» получают звание айронмена

Чтобы дойти до конца, необходимо правильное питание на трассе — спортсмены пьют воду, получают энергетики, сахар. Помогает держаться и осознание того, что мало кто в целом мире способен повторить подобное. «Когда проходишь такую дистанцию на трассе, чувствуешь себя супергероем. Это поднимает твою самооценку. Плюс в циклических видах спорта, особенно на длинных дистанциях, есть очень сильная медитативная составляющая. Ты входишь в некий транс, все лишние мысли уходят на второй план».

На простой вопрос окружающих «зачем?» Максим довольно долго искал ответ. Но в итоге нашел его: «Ребят, понимаете, трудно ведь объяснить слепому, что такое „зеленый“. Чтобы понять, надо раскрыть для себя эту область мира. Людям, которые сидят на диване, трудно объяснить, что это такое».

Несмотря на трудность истощающего забега, Максим снова готов испытать себя в «железной» гонке уже в следующем году. А пока он отправляется на новые соревнования. 21 октября в Таиланде стартуют состязания по олимпийскому триатлону.

Мнение

Интервью

Популярное