Не играйте в «Демократию»

Спектакль Российского молодежного театра удивил челябинскую публику

пресс-служба РАМТ

Гастроли — легальный способ унести немножко чужого. Понять, как там у них, чего хочет их публика, чем она отличается от нашей. Российский академический молодежный театр показал на сцене челябинской Драмы несколько спектаклей. Мы посмотрели «Демократию» и поняли, что театр «от ума» от нас еще очень, очень далек.

Политический театр — вещь непростая. Пьеса «Демократия» знаменитого драматурга Майкла Фрейна — не просто сложная, она архинасыщенная: событиями, диалогами, подтекстом, нюансами взаимоотношений и т. д. По-хорошему, этот текст тянет не на трехчасовой спектакль, а на полноценный мини-сериал эпизодов на шесть.

Постановщик РАМТ Алексей Бородин поработал с драматургическим источником: некоторые фрагменты вообще убрал, кое-какие — переставил местами. И все равно: спектакль получился малоподъемным. При том, что история-то очень хороша.

С текстом «Демократии» поработали: некоторые фрагменты вообще исчезли из постановки

События начинаются с того, что в ФРГ совершенно демократическим — то есть выборным — путем появляется канцлер: Вилли Брандт. (Это именно он в 1971-м году получит Нобелевскую премию мира за вклад в улучшение международных отношений c формулировкой «В знак признания конкретных инициатив, повлекших ослабление напряженности между Востоком и Западом»).
Человек умный, харизматичный, совестливый, не лишенный тяги к аналитике, при этом очень любящий жизнь и, в частности, женщин. В его канцелярию после выборов внедряется обаятельный, непосредственный, вроде бы по-мальчишески преданный Гюнтер Гийом, профессиональный фотограф и очень любопытный человек. Который — внимание, спойлер — оказывается не кем-то, а внедренным сотрудником внешней разведки ГДР. И вот парадокс: шпион проникается искренней симпатией к объекту шпионажа...

Пускаться дальше в подробности сюжета нет смысла. Любой политический триллер, любой шпионский детектив — это прежде всего разговоры. Именно поэтому такой жанр превосходно чувствует себя в кино, где крупный план всегда поможет артисту передать эмоции и нюансы чувств, и так скукоживается на театральной сцене, где основной инструмент актера, как ни крути, — тело, а не лицо.

Образ Гюнтера Гийома воплощает актер Петр Красилов

Роль Вилли Брандта исполняет очень органичный в ней актер Илья Исаев, известный нашему зрителю и по кино, и по сериалам (в частности, он играл в «Майоре» и «Дураке» у Быкова). Гюнтера Гийома воплощает Петр Красилов, ставший звездой после сериалов «Бедная Настя» и «Не родись красивой». У них сложился очень хороший дуэт, и сцены, где канцлер и его помощник остаются наедине и беседуют о чем-то вечном, получились превосходными. Главное в этом спектакле — взаимодействие антагонистов. На это работает все — ненавязчивый саундтрек, аккуратный свет и абсолютный минимализм в декорациях: лаконичные стеклянные конструкции становятся, в зависимости от сюжета, то офисом, то поездом, то застенками, символизируя, с одной стороны, прозрачность и понятность всех властных механизмов, с другой — их хрупкость.

В спектакле «Демократия» — очень лаконичные стильные декорации

Но там, где на сцену выходят все герои — а их очень много — действо превращается в непрерывный обмен репликами, из которого очень, очень сложно что-то понять. Не говоря уж о том, чтобы почувствовать. А это, напомним, наполовину шпионский детектив, еще и основанный на реальных событиях!

Дуэт Исаева и Красилова получился превосходным

Впрочем, если вы когда-нибудь работали в предвыборном штабе, или служили где-то близко к первым лицам власти, вероятно, эта атмосфера окажется вам близка. Много слов, много суеты, много нервов, и при этом мало эмоций — не до них, знаете.

...— Ну нельзя превращать спектакль в читку пьесы, — сказала одна из зрительниц в антракте.
— А как иначе играть такой материал? — спросил ее спутник.
— Никак, — пожала она плечами...

Спектакль идет почти три часа, и уже к антракту зритель начал заметно выдыхаться. «Нам все понятно, сюжет ясен. Но совсем неинтересно, актеры не цепляют эмоционально», — пояснила дама из партера, которая в перерыве засобиралась уходить. «Если бы это был спектакль о становлении нашей, российской демократии, возможно, было бы интересно хотя бы за счет материала. Но смотреть, как невнятно страдает канцлер ФРГ, мне вообще неинтересно», — рассказал другой зритель.

В антракте мы еще встретили известного в Челябинске режиссера Олега Хапова. Ему все нравилось.

— Понимаете, это такой социальный немецкий театр. Он абсолютно «от ума», а не от эмоций. Это совершенно не наша традиция, — объяснил режиссер. — Я вижу, что постановщик ставил именно в этой манере: много разговоров, много размышлений. Вот такой был у него эксперимент.

Роль Вилли Брандта исполняет Илья Исаев

Эксперимент, видимо, удался на площадке в Москве: «Демократия» успешно идет в репертуаре Российского молодежного академического театра уже два года. По сути, спектакль должен, обязан быть принят на любой площадке нашей страны: Германия, говорящая на одном языке, но при этом расколотая на две части — ну, разве нет тут аллюзий для среднего российского зрителя? Однако, видимо, хорошего замысла для зрительской любви все-таки маловато. Нужна еще более понятная форма. Более демократичная.