В Челябинской области насилуют по ребенку в день.

Про уродов и людей

В Челябинской области насилуют по ребенку в день. Что с этим делать?

Текст на эту тему я очень хотел написать еще неделю назад. И очень хорошо, что не написал. Потому что эмоции в этом случае должны уйти на второй план. А возобладать должен прежде всего рассудок. Разум.

Итак, 19-го февраля наши коллеги из 74.ru опубликовали совершенно шокирующий материал о том, что приемные родители воспитанников одного из интернатов под Челябинском обратились в правоохранительные органы с заявлением о массовых случаях сексуального насилия. Ситуация тем более жестокая, что речь идет о коррекционном интернате, где живут в том числе дети с отставанием в развитии.

До кучи через несколько дней стало известно о приговоре целой банде, организовавшей производство детского порно. А еще — о весьма жестокой драке школьниц в Златоусте, видео с которой опубликовано в соцсетях. 

Разумеется, пошел вал эмоций. Прежде всего — в соцсетях.

Разумеется, «простые граждане» требовали введения смертной казни для педофилов (и тут я согласен, хоть и с оговорками, о чем напишу отдельно).

Разумеется, требовали отставки всех и вся — от директора интерната (что, собственно, произошло почти сразу) вплоть до главы района, министра соцотношений области, уполномоченной по правам ребенка (которой в интернете тут же вменили попытку скрыть преступление и угрозы родителям мальчиков) и разумеется, губернатора. Ну, а кого ж еще-то?

Власти, замечу, не хотели, но в итоге невзначай сделали многое, чтобы эмоции только подогревались.

Областной детский омбудсмен Ирина Буторина ограничилась весьма скупыми комментариями, чем только раззадорила журналистов и обывателей (впрочем, а что еще она могла ответить?). Губернатор Челябинской области Борис Дубровский достойно прокомментировал случившееся, но только через сутки.

Ну, и весьма неловко подставился замглавы региона Евгений Редин: в день, когда стало известно об инциденте, он поздравил сотрудников южноуральских комиссий по делам несовершеннолетних с профессиональным праздником, назвав систему «исправно работающей» (!) и отметив: «Ролью системы является профилактика и воспитание, защита детей от противоправных посягательств и направление их на правильный путь» (!). Молодец, чего уж там. Чувство момента — на высоте.

Разумеется, скандал вышел на федеральный уровень, и тут уже понеслось по новой: и от ярчайших депутатш Госдумы Ирины Яровой и Елены Мизулиной, и от главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, который забрал возбужденное уголовное дело о насилии в интернате в центральный аппарат СК. И федеральный детский омбудсмен Анна Кузнецова пообещала прибытие на Южный Урал спецкомиссии с проверкой. А заместитель генпрокурора РФ по Уральскому федеральному округу Юрий Пономарев, разумеется, поручил проверить все дома-интернаты по всему УрФО. И, разумеется, все стандартные фразы про «личный контроль» и прочее.

Ну, и по мелочи — куда же без политики. Ну, в том убогом виде, в котором она есть сегодня. Кое-кто всерьез начал рассуждать, что «информация всплыла именно сейчас неспроста», и что вся эта история — элементы борьбы за власть в Челябинской области (одни завели речь о том, что такие истории снизят явку на выборах президента РФ и понизят число голосов за «главного кандидата», что непременно приведет к отставке Бориса Дубровского, другие — о том, что все это — провокация первых). Ну и разумеется, куда же без страшилок о том, что педофилия якобы проникла в высшие эшелоны власти, и что всех (в своих интересах) «держит на крючке» региональное ФСБ. Ни много ни мало.

Между тем, на деле все куда серьезнее. И требует (и от власти, и от общества) не эмоций, а разума. И — воли. И вот почему.

Во-первых, проблема с насилием (в том числе сексуальным) над детьми для Челябинской области, мягко говоря, не нова. Вы просто забейте в поисковик, скажем, «Челябинская область, сожгли дом педофила» или что-то похожее. Сразу всплывут сообщения не только за последние годы, но и, скажем, и за 2010-й, и за 2005-й.

«Челябинский обзор» не раз писал об этом. Так, в интервью начальника отдела по делам несовершеннолетних и молодежи прокуратуры Челябинской области Людмилы Елчевой в частности, было отмечено, что за первые девять месяцев прошлого года в Челябинской области совершено 256 преступлений сексуального характера против детей.

256. За девять месяцев.

То есть — в Челябинской области в среднем насилуют по ребенку в день. Это только то, что выявили правоохранительные органы. И это почти в два раза меньше, чем в 2016-м году. Тогда было за первые 9 месяцев 578 преступлений, или по два ребенка в день. (Впрочем, как ни посмотришь статистику силовиков, так вечно у них преступность снижается).

Еще раз.

Насилуют по ребенку в день. Прямо сейчас. Не в далеких «гейропе» и «пендосии». У нас. На Южном Урале.

Крае «суровых мужиков», и, видимо, прочих «духовных скреп».

Давайте для начала признаем хотя бы это. Потому что признание болезни (в данном случае — болезни общества, детей ведь насилуют не инопланетяне, а живущие порой по соседству) — это первый шаг на пути к выздоровлению.

А затем — точный диагноз: почему так, откуда это взялось. Но диагноз, поставленный не сетевыми и диванными болтунами, а экспертами, специалистами. И неплохо бы — озвученный публично. Со списком недоработок и рекомендациями к устранению. Ну, чтобы никто не думал, что все опять втихаря.

А дальше — за работу. Сложную. Рутинную. Долгую. Но от которой нельзя отлынивать никому. И без которой мы точно не сможем защитить наших детей. Ну, если конечно считать нашими не только своих личных потомков, а действительно всех.

То, что южноуральцы на это способны, у меня сомнений нет — в том же Челябинске, говорят, немаленькая очередь из семей, которые готовы взять к себе ребенка из детдома. А лично у меня — много друзей и знакомых, которые уже сделали это. Не из-за пособия (оно не так велико) — просто люди хорошие. Настоящие.

Значит, все дело в воле. Политической. Правоохранительной. Социальной. Но сначала — признаться самим себе в болезни... И мне глубоко нас...ть на то, повлияет это на какую-нибудь предвыборную повестку и явку с процентами или нет. Дети важнее.

Что же до конкретного случая в интернате (как и во всех прочих подобных), то главное, что сейчас необходимо — это качественная и совершенно непредвзятая, без всякого давления «сверху» и извне, работа следствия. Подобные дела, как показывает практика, почти всегда крайне непросты из-за сложностей в плане сбора качественной доказательной базы.

Что же до сурового наказания — не вопрос, хоть смертная казнь. Как только вновь введут. Но только неплохо бы помнить, что до того, как поймали Чикатило, по обвинениям в его преступлениях успели расстрелять другого человека. А значит, права на ошибку тут нет...

Отправьте нам новость

У вас есть новость или информация для нас? Считаете, что мы могли бы написать об этом? Поделитесь с нами тем, чем считаете нужным, и оставьте координаты для связи, чтобы мы могли уточнить и проверить то, что вы нам сообщили.

«Челябинский обзор» гарантирует вашу конфиденциальность как источника информации, если вы прямо не попросите об обратном.

Мы не обещаем, что ваша информация обязательно станет поводом для публикации, но обещаем, что проверим со всей серьезностью то, что вы нам сообщили.