Распавшийся киберальянс

Второе заседание суда по «делу Сандакова»

Новый этап в судебном процессе с участием бывшего вице-губернатора Николая Сандакова. Напомним, в понедельник в Советском райсуде началось рассмотрение дела по существу. Сегодня разбирали возможное участие Сандакова в подстрекательстве ко взлому чужой электронной почты.

Ярослав Наумков

Напомним, суд разбирается в двух криминальных эпизодах, объединенных в ходе расследования. Один из них касается обвинения в мошенничестве в особо крупном размере, второй — неправомерного доступа к конфиденциальной компьютерной информации.

В понедельник адвокат Николая Сандакова недоумевал, почему, когда защита предлагает вызвать определенных свидетелей, обвинение эту возможность отвергает. В числе этих свидетелей был и бизнесмен Александр Аброськин...

В 10 часов утра, когда журналистов и обвиняемого запустили в зал заседаний суда, там уже находился господин Аброськин. Вместе с представителем гособвинения Екатериной Голубенковой.

«Я уже давал все показания, их и буду придерживаться. На вопросы прокурора отвечать готов, на вопросы адвоката — не буду», — заявил предприниматель в начале своего спича.

Если ответы Аброськина на вопросы стороны обвинения слить в единый текст, то получается вот что. В 2013-м году велась информационная война губернатора Юревича с так называемой «оппозицией». Компания Аброськина «СИТ» (Современные информационные технологии) специализируется на IT-технологиях. Администрации губернатора региона необходимо было провести мониторинг медиасреды и скорректировать информационный фон в положительную сторону. Так Аброськин с Сандаковым  на профессиональной почве и сошлись.

«Мы искали негатив, как в отношении Михаила Юревича, так и в отношении Константина Цыбко, и старались этот негатив «закопать», — рассказал Аброськин.

Речь шла не только о средствах массовой информации. В зоне ответственности компьютерщиков находились и блоги, и соцсети. Николай Сандаков обратил внимание Аброськина на сетевую деятельность политолога Александра Подопригоры и тогда работавшего в администрации губернатора Александра Полозова. Факт взлома электронной почты этих людей Аброськин и не скрывал.

«Я предупредил Николая Дмитриевича о том, что эти действия противозаконные, — утверждал Аброськин, — так что заместитель губернатора знал, что это неправомерно. Но было решено, что это вопрос государственной важности, что указанные лица совершают негативные действия в отношении руководства области, и тем самым подрывают имидж региона».

Детали, по словам Аброськина, Николая Сандакова не интересовали. «Он просто задал вопрос: „сможете это сделать?“, я ответил: „смогу“».

Дальше, максимум с разницей в неделю оба почтовых ящика были взломаны. Аброськин утверждает, что самостоятельно этого не делал, а нашёл в сети некого хакера с никнеймом «Resetmail», и уже именно он якобы создал механизм взлома. И когда Подопригора и Полозов, открыв поступившие к ним электронные письма, перешли со своего почтового ящика по сути, на фальшивую страницу, имитирующую портал «Mail. ru», заново ввели пароли, то попросту передали их третьим лицам.

«Я не знал, кто эти люди, — заявляет в суде предприниматель, — мне они не были интересны. Я не читал, о чём они пишут, а скопировал содержимое на флэшку и передал Николаю Дмитриевичу. При этом лично с Сандаковым у меня договорных отношений не было. Были договорные отношения с администрацией губернатора», — подчеркнул тот.

А вот дальше разница в нюансах. Когда обвинение и защита начали «копаться» в первоначальных показаниях Аброськина, данных им на стадии следствия, выяснилось, что есть противоречия с его сегодняшними словами.

«В частности, — утверждает адвокат Сандакова Сергей Колосовский, — Николай Дмитриевич просил провести контроль интернет-сферы в отношении указанных лиц. Никакого принуждения не было. Аброськин решил продемонстрировать, какой он молодец, самостоятельно взломал почтовые ящики и преподнёс содержимое Сандакову. Это он подтвердил на очной ставке. Правда, затем, видимо, испугался, и сбежал за границу».

«Я сделал это, потому что меня ввела в заблуждение адвокат Кезик, — парировал Аброськин. — Она многое мне пообещала, но не выполнила. Соответственно, меня совесть, что ли, замучила, я решил сегодня сказать правду».

Адвокату Колосовскому правды пришлось допытываться.

«Какие бы ни были вопросы, я буду отвечать, что пользуюсь 51-й статьей (Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, ст.51 Конституции Российской федерации, — прим. редакции)», — заявил Аброськин на попытки Колосовского начать свою часть допроса.

Тем не менее, защитнику Сандакова удалось добиться разрешения хотя бы озвучить список вопросов. Так и вышло, хотя в некоторые моменты судье приходилось урезонивать обоих участников процесса:

— Вы сказали, что ранее ящики никогда не вскрывали, — начал адвокат.

— Так и есть, — подтвердил допрашиваемый.

— А пароли к другим почтовым ящикам когда-нибудь получали?

— Мне вопрос не понятен. В чём разница между вскрытием чужих ящиков и получением паролей от чужих ящиков?

— Разница в позиции следствия. Скажите, а когда Сандаков попросил вас предоставить информацию, вы на тот момент уже взломали почтовые ящики?

— То есть вы, взрослый адекватный с виду человек, на полном серьёзе считаете, — взорвался Аброськин, — что я взял двух ранее неизвестных мне людей, взломал их почту и ждал, когда меня об этом попросит Сандаков?

— У вас какая-то неприязнь к адвокату? — поинтересовался судья.

— Да нет, просто вопрос звучит витиевато.

— У вас есть право отказаться от показаний, — добавил судья.

— Ну уж совсем-то не надо до маразма доводить. Адвокат утверждает, что в теории я могу взломать все почтовые ящики граждан Российской Федерации и сидеть ждать, когда Николай Дмитриевич меня попросит информацию о каком-нибудь ящике сообщить.

— Вы сказали, что я вам навязал адвоката, давайте пригласим его на допрос, — заново вступил в беседу Колосовский.

— Я пользуюсь 51 статьёй...(этот ответ прозвучал и на дальнейшие вопросы)

«Ожидаемо человек врёт, все кругом виноваты, — заявил после заседания адвокат Колосовский. — В очередной раз изменил показания, пытается сохранить лицо... Понимаете, что происходит? В начале сегодняшнего допроса он пытается быть совершенно порядочным, потом вдруг меняет показания, когда на него прокурор „ласково“ смотрит, начинает говорить „я как написал, так всё и было“. А после, когда он понимает, насколько нехорошо выглядит, начинается уже неконтролируемое метание, и прикрытие 51-й статьёй».

«Я всё понимаю, Санёк, — после заседания обратился к Аброськину Сандаков, — тебе надо защищаться».

Судя по показаниям Аброськина, эти слова бывший вице-губернатор теперь может озвучить и самому себе...

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное