Viva academia? Viva professore!

Вот и до нас докатилась всепожирающая волна оптимизаций, объединений, поглощений вузов. В конкретном случае — ЧелГУ и ЧГПУ. Ну, как докатилась... Объединение не первое, и в области в том числе Но об этом печальном и весьма показательном опыте — ниже.

В силу того, что процесс носит системный и общефедеральный характер и именуется не иначе как второй этап образовательной реформы, сначала стоит разобраться с мотивами и целями.

Официально декларируемая причина-обоснование — демографическая яма и низкий уровень преподавания в высшей школе.

Яма и вправду есть. В 90-ые усиленно размножались исключительно новые хозяева жизни — братки. Именно поэтому у нынешних депутатов и чиновников никакого демографического провала не наблюдается. В угаре веселой приватизации такое количество отпрысков настругали, что куда ни плюнь — трудовая чиновная династия. Большинству же заводить детей было, мягко говоря, боязно. Только это все про 90-ые. Сегодняшние первокурсники — студенты 97-98 гг. рождения. Через пять лет, к 2020-му, когда процесс объединения должен быть завершен, это будут дети сытых нулевых. Когда вроде как у нас рождаемость росла. И вот этих-то деток ждет неприятный сюрприз. Учить их будет негде (зданиям в процессе оптимизации найдут применение), а главное — некому. Это разогнать научные школы и преподов дело нехитрое, а вот чтобы что-то в этой области создать — нужны десятилетия. Вообще, в развитых странах, ориентирующихся на всеобщее высшее, демографический спад используют как раз для повышения качества и глубины охвата высшего образования. Но это у них, а у нас другие цели.

Про качество обучения — тоже верно. Лучшее подтверждение тому — неутихающие скандалы с липовыми дипломами и диссертациями все тех же «лучших людей России». Впечатление, что исключительно под них эти академии и университеты, легко умещающиеся в трёх комнатах, и создавались.

Как участник событий, за четверть века прошедший путь от старшего преподавателя до декана и помощника ректора, скажу, что отчасти так оно и было. Но заметьте, речь идет об огромном количестве коммерческих «шарашкиных контор». К солидным вузам с традицией претензии тоже, конечно, есть. Но, в основном, все-таки, к их филиалам.

Как сейчас помню. Середина нулевых. Выезжаю на три дня в какой-нибудь Златоуст или Кыштым, вычитываю всю социологию, философию, культурологию и тут же принимаю экзамен по всем трем предметам. Красотища, конечно, но это проблемы, которые объединением вузов не решаются. Причем, объединяют-то не коммерческие дипломоштамповалки (как штамповали, так и штампуют), а серьезные государственные вузы. Почему? Да потому что они государственные. Т. е. получают финансирование из бюджета.

Вот мы и подошли к целям. Про «поднять качество», «скрестить все лучшее» — это оставьте для уж совсем девочек-колокольчиков. Очевидно, что при зарплате доцента 20 тыс. р. (ниже, чем в Зимбабве) это утопия. Власть предержащие откровенно констатируют: на высшее образование денег нет, следовательно, ни приличных врачей, ни учителей, ни инженеров у нас не будет. Наоборот, главное слово во всех этих объединениях — оптимизация. Государство давно и целенаправленно стремится сбросить с себя бремя социальных расходов, переложив их на плечи тяглового сословия. Так что «объединить и укрупнить» переводится как «сократить штат и увеличить нагрузку». Причем про сокращение управленческого аппарата — умойтесь. Законы Паркинсона неумолимо гласят — любое укрупнение структуры только увеличивает чиновничье-бюрократический аппарат. Уволят преподов. Причем лучших. Потому как они обычно с норовом, знают себе цену, не готовы безоглядно выполнять все бредовые хотелки начальства, и все еще вопреки велению времени и партии пытаются кого-то чему-то научить, а не только лебезить перед чинушами от образования.

Что уволят — правильно. Особо учитывая вторую основную цель реформы — усиление идеологического воспитания молодежи. Ни для кого не секрет, что, хотя бы в силу того, что высшая школа худо-бедно учит мыслить и сомневаться, она всегда была рассадником вольнодумства и скепсиса. С этим безобразием необходимо немедленно покончить. Понятно, что сделать это в крупной оргстурктуре легче, чем во множестве сравнительно мелких самостоятельных вузов. Там можно эффективнее наладить учет и контроль. Лучше ли это для науки и системы образования — спорно. Это как в общепите, что лучше — куча мелких кафешек со своими научно-кулинарными школами и традициями, или «Макдональдс» и «Крошка-картошка».

Но, честно говоря, все это досужие рассуждения. Объединение (причем опыт везде, даже в столь специфическом и управляемом городе-заводе как Магнитогорск, для общества — скандальный, для студентов — плачевный, для преподавателей — кровавый) неизбежно. И все заявления министра образования Ливанова, что происходит все это исключительно по согласованию, яйца выеденного не стоят. Укрупняли, укрупняют и будут укрупнять. В данном случае вопрос в том, как это сделать с минимальными потерями. И чья креатура будущего ректора будет этим рулить.

По поводу как создавать «опорную надежу» развития евразийской науки (кстати, учитывая пограничное положение Челябинской области по отношению к странам Центрально-азиатского региона, претензия обоснованная и правильная) как известно, существует два пути: синергетическое слияние (оба вуза расформировываются и с чистого листа создается нечто принципиально новое) и подчиненное вливание (объективно обладающего меньшими ресурсами «педа» в сильно болеющий, но сравнительно крупный ЧелГУ). На размышление, разработку программы развития общего вуза обоим участникам процесса щедро даны пара недель. Имея опыт написания подобных документов, скажу — сроки смехотворные. Особенно учитывая отсутствие у разработчиков достоверной информации о положении и планах другого партнера. Причина спешки понятна. Областные власти, в расчете на финансовую поддержку из центра, спешат попасть в первый эшелон второго этапа реформы. Здраво рассудив, что объединят по-любому, пока даже денег обещают. А вот что будет через год — это еще бабушка надвое сказала.

Независимо от разработанных программ и так все ясно. ЧелГУ — за вливание (тогда они будут на свое усмотрение распоряжаться ресурсами и судьбами «бедных родственников»). ЧГПУ — за слияние, что тоже понятно, если учесть, что из 16 факультетов ровно половина имеет аналоги в ЧелГУ, а, следовательно, будут автоматически сожраны.

Если отвлечься от корпоративно-шкурных интересов, обе модели имеют свои плюсы и минусы. Поглощение дешевле, потребует меньше временных и имиджевых (в ЧелГУ больше преподавателей, и они традиционно активнее в медийном пространстве) и организационных затрат. Слияние в большей мере отвечает стратегической задаче создания нового евразийского центра образования. Ну, если воспринимать этот проект всерьез. По сути это выбор тактических или стратегических приоритетов. Но по-любому он будет результатом диалога губернатора и МинОбра. Причем за областью здесь первая и решающая подача.

Гораздо важнее вопрос: чей человек будет рулить процессом? Формально ректора избирают коллективы. Хотя что значит формально? Пришлось мне однажды разруливать неудачные выборы в одном вузе. Разрулил. Но удовольствия получил массу. Интриги и подковёрная борьба в научной среде, конечно, уступают политической паучьей банке, но вполне сравнимы с отношениями в театральной труппе. И все же выиграть чистому выдвиженцу коллектива никто не даст. Уж больно ресурсное место.

Обоих нынешних ректоров в расчёт можно не принимать. Садырину два года до пенсии. Его лоббистские возможности — «дела давно минувших дней». Дадут какую-нибудь синекуру в виде ничего не значащего, но и не хлопотного проректорства, и то хлеб. За госпожой Циринг в научных педагогических, медийных и политических кругах крепко закрепилось только одно определение: «никакая». К тому же дама уходит в декрет. Вот пусть практической педагогикой и займется. И дай ей бог простого женского счастья.

Это не значит, что выбор губернатора и МинОбра не может остановится на ком-то из представителей одного из участников объединения. Но всяко это будет проблема. Уже на входе получаем сильнейшее сопротивление половины электората. Можно, конечно, выбрать кандидата фифти-фифти, типа в «педе» учился, в ЧелГУ работает. Но тоже так себе вариант. Предатель же. Пожалуй, самым разумным будет равноудаленная фигура со стороны. Как Дубровский по отношению к юревичевско-аристовским кланам. Другое дело, что там решал один человек — президент Путин. А здесь неизбежна борьба-согласование интересов областной администрации и МинОбра.

Да, добавьте, что в мутную водичку, особо на фоне выборов в Госдуму, будут лезть все, кому не лень. Пока тему усиленно качает депутат Госдумы, экс-мгеровец В. Бурматов. У него с момента проверки его диссертации с «61% заимствований, не позволяющих говорить об оригинальности работы» с МинОбром лютая любовь. Да и его сокровенная мечта просунуть кого-нибудь из «молодогвардейцев» в ректоры, плавает на поверхности. Вроде и говорит все верно, но имидж у говорящего такой, что любая поддерживаемая им кандидатура обречена на тотальную обструкцию со стороны преподавателей. Не любят в этой среде безграмотных хунвейбинов. Это вам не ЗСО с челябинской гордумой. Да и брезгливы.

Но угроза того, что объединение вузов станет предметом политические игрищ более чем реальна. И на пользу и так находящимся в непростой ситуации области, образованию, студентам и педагогам это точно не пойдет.

Комментарии