ВВП и все-все-все

В ближайшем окружении Владимира Путина начались серьезные изменения

Кадровые перестановки в высшем руководстве страны, произошедшие в этом году, свидетельствуют в том числе об обострении конкуренции внутри федеральной элиты. Этому посвящен очередной ежегодный доклад компании «Минченко консалтинг» «Политбюро 2.0: демонтаж или перезагрузка?»

vnews.agency

Доклады серии «Политбюро 2.0», ежегодно выпускаемые коммуникационным холдингом «Минченко консалтинг» (возглавляет который один из самых известных политологов в стране, уроженец Челябинской области Евгений Минченко), без сомнения, становятся одним из самых заметных и значимых исследований процессов, происходящих в высшем слое федеральной правящей элиты.

При этом термин «Политбюро» расшифровывается авторами доклада как ближний круг Владимира Путина. И это не совсем совпадает по смыслу с изначальным, советским значением этого термина. Политбюро ЦК КПСС — по сути, узкий круг, принимавший ключевые политические решения в Советском союзе, который в то же время был формальной структурой. Нынешнее «Политбюро 2.0», судя по исследованию, не носит формального характера. При этом член современного политбюро не только лично близок к главе государства, но и, как пояснил изданию «Коммерсант» Евгений Минченко, «фигура, которая обладает всеми типами ресурсов, в том числе финансовым, силовым, региональным».

В частности, по мнению «Минченко консалтинг», в нынешний состав «Политбюро 2.0» входят премьер-министр Дмитрий Медведев, министр обороны Сергей Шойгу, спикер Госдумы, экс-первый замглавы АП Вячеслав Володин, руководитель «Роснефти» Игорь Сечин, глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов, глава банка «Россия» Юрий Ковальчук, бизнесмен Аркадий Ротенберг и мэр Москвы Сергей Собянин.

В докладе отмечается, что «несмотря на турбулентность, заданную российской экономике извне, внутриполитическая инерция „крымского консенсуса“ сохраняется», при этом прошедшие в сентябре выборы в Государственную думу показали «приемлемый уровень консолидации активной части общества вокруг Владимира Путина».

Впрочем, это не повлияло на то, что накануне предстоящих в 2018 году выборов президента внутриэлитная конкуренция заметно обострилась. При этом, как отмечают авторы доклада, Владимир Путин не хочет «становиться заложником своего окружения», стремится «самостоятельно формировать свою предвыборную коалицию поддержки и будущую властную конфигурацию» и уже приступил к реализации задуманных изменений, выразившейся в перегруппировке сил в высших и средних слоях российской номенклатуры. Так, из числа членов «Политбюро 2.0», по мнению авторов доклада, выпали экс-глава администрации президента, а ныне — его спецпредставитель по вопросам экологии Сергей Иванов и предприниматель Геннадий Тимченко.

Среди ближних и дальних орбит высшего слоя российской правящей элиты встречается лишь одна фамилия, связанная с Челябинской областью. Это владелец Магнитогорского металлургического комбината Виктор Рашников. А вот экс-вице-премьера правительства России, а ныне — председателя коллегии Евразийской экономической комиссии Виктора Христенко в докладе не упоминают ни разу.

 

Дмитрий Чудиновских, политолог, директор аналитического агентства «Интро-Н»:

Что касается самого доклада, замечу, что работа коллег, став постоянно обновляемой, в итоге стала играть для высшей элиты страны роль своеобразного зеркала. Возможно, не идеального, но, безусловно, выполняющего важную функцию. Доклад оказывает существенное влияние и на то, каким нас видят в мире. Скажу больше: возможно, англоязычная версия имеет даже бОльшее количество читателей. Радует, что Евгений Минченко — выходец из нашего региона — создал такой продукт и одновременно политический инструмент.

Что же до влияния описываемых в докладе процессов и изменений в элитных раскладах, то не думаю, что они в краткосрочной перспективе прямо повлияют на те процессы, которые происходят в Челябинской области. Отчасти — потому, что Южный Урал уже лет как 10 откровенная политическая периферия. И даже в вопросах лоббирования своих интересов на федеральном уровне следует говорить не столько о «челябинском лобби», сколько о «магнитогорском лобби», челябинский филиал которого испытывает иногда некоторые сложности.

Другое дело, что изменения на федеральном уровне наслаиваются на ряд местных тенденций, которые будут иметь значение для развития политической и экономической ситуации в области.

Во-первых, губернатор региона Борис Дубровский, как мне видится, готов впускать в область новых экономических игроков (назвал бы их ФПГ, но не все они промышленные). В связи с подвижками наверху некоторые из них могут отпасть, а другие проявить активность.

Во-вторых, постепенно начинает формироваться новая сила, которая в какой-то временной перспективе может стать главной угрозой для «магнитогорских». Я бы, не конкретизируя фамилии, условно назвал эту силу «володинскими». В перспективе нескольких лет они с большой долей вероятности попробуют взять регион под контроль.

В-третьих, я бы напомнил фамилии: Вяткин, Гартунг, Юревич, Калинин. Им по силам вносить коррективы в расклады на уровне региона. Ну и, естественно, возможности губернатора, председателя ЗСО, руководителей силовых структур, полпредства следует подразумевать «по умолчанию».

Что же до представленности региона на федеральном уровне, то главной проблемой остается постепенная потеря областью своих представителей. Мы могли это наблюдать на примере Виктора Христенко. И мы можем наблюдать это на примере нынешних ярких представителей Челябинской области. Амбиции и компетенции отдельных личностей оказываются выше способности региона выражать свои потребности. В результате, имея опору на федеральном уровне, мы не в состоянии ей воспользоваться. Налицо обратный процесс, когда представители региона рекрутируются крупными федеральными игроками. И они уже, скорее, не наши представители, а опора той или иной федеральной группы в регионе. Эта тенденция характерна не только для Челябинской области, но и для ряда других регионов.

 

Александр Мельников, политический обозреватель, блогер:

Прежде всего, стоит зафиксировать, что Политбюро — это, безусловно, удачная придумка Евгения Минченко для понятного и эффектного описания происходящих политических процессов, но никак не реально существующий орган. А также, что описываемые изменения происходят постепенно в течение достаточно протяженного времени, а не одномоментно, с выходом упомянутого доклада. То есть некорректно рассматривать расклады в стиле: «Иванов вчера выпал из Политбюро, что же изменится уже завтра в Челябинской области?»

По факту весь 2016-й год региональные власти и иные группы влияния действовали уже в условиях меняющейся расстановки сил в верхах. Так, мы видим, что Борис Дубровский точно не сдал позиций, и наоборот, скорее усилился, приметой чему его достижения с опорой на федеральный ресурс по трем важнейшим направлениям. Во внутриполитическом направлении — это существенное ослабление экс-губернатора Юревича. В инфраструктурном — всё более реалистичные перспективы проведения саммитов ШОС и БРИКС в 2020 году. В экологическом — руководящая роль в работе по подготовке к Госсовету.

Отмеченное в докладе Минченко общее ослабление Политбюро и усиление Президента также объективно поднимает акции глав регионов в целом и Дубровского (имеющего кредит доверия персонально от Путина) в частности. А крепнущие позиции Володина обеспечивают и крепнущие позиции в регионе группы челябинских молодогвардейцев во главе с Бурматовым, но это мы тоже уже и так наблюдали в течение последнего времени.

Комментарии