Судный день Николая Сандакова

Советский райсуд Челябинска начал рассмотрение дела экс-замгубернатора Челябинской области

Фемиде предстоит разобраться в двух криминальных эпизодах, объединенных в ходе следствия. Один из них касается якобы совершенного мошенничества в особо крупном размере, второй — обвинения в неправомерном доступе к конфиденциальной компьютерной информации. Заседание проходило в открытом режиме, пресса не преминула этим воспользоваться. В том числе — «Челябинский обзор».

Николай Сандаков
Ярослав Наумков

Понедельник, 10 часов утра. «Всем встать!» Входит судья. Включились камеры, защёлкали затворы фотоаппаратов, зашелестели ручки по бумаге. Расследование, допросы свидетелей, череда вердиктов и апелляций, смена домашних стен на стены СИЗО и наоборот — всё это подошло к финишной прямой. Судят Николая Сандакова. Мошенник или нет? Взламывал почту или непричастен? Дело серьёзное. Серьёзный и интерес к нему. Уже почти два года. Со стороны прессы все форматы: газеты, телевидение, радио, интернет. Распутывать клубок фактов и заявлений взялся лично председатель суда Александр Зимин.

Первое слово — стороне защиты. Защита идёт в атаку.

«Истребовать все аудиозаписи по Тарасову!» — требует адвокат Сергей Колосовский.

Справка: По утверждению Николая Сандакова, его дело якобы искусственно сфабриковано не кем-нибудь, а самим начальником УФСБ по Челябинской области Игорем Ахримеевым. Зачем? По утверждению адвокатов экс-чиновника, якобы тот пытался заставить вице-губернатора «протолкнуть своих людей» в городскую думу Челябинска, а Сандаков отказывался. А в марте 2014-го года чиновника арестовали. Показания на него дал глава администрации Озерска Евгений Тарасов...

«Мы в курсе, что ФСБ вела прослушку телефонных разговоров Тарасова. Но записи предоставлены избирательно. Есть, условно говоря, 10-е ноября, 12-е, 15-е. А записи именно за 11-е число отсутствуют!», — утверждает адвокат, поясняя, зачем эти записи, собственно, нужны.

Справка: Изначально Сандакова обвиняли в получении взятки. Затем статью переквалифицировали на мошенничество. Обвинение строится на том, что Николай Сандаков в 2011-м году якобы предложил помощь главе администрации Озерска Евгению Тарасову в формировании и поддержке позитивного образа в СМИ. Благодаря этому Тарасов должен был стать главой Магнитогорска. Предположительно, 11 ноября и состоялся телефонный разговор Тарасова и Сандакова, в котором бывший заместитель губернатора требовал от главы администрации деньги.

«Вызвать в качестве свидетелей Игоря Ахримеева, Бориса Видгофа, Игоря Бедерина, Руслана Ибиева, Олега Грачёва» — новое требование Колосовского.

Про Игоря Ахримеева сказано выше. Борис Видгоф — по версии адвокатов и есть тот самый «теневой» кандидат в Гордуму. Игорь Бедерин — следователь, который якобы «фальсифицировал факты», Руслан Ибиев — руководитель 4-го Следственного управления ГСУ СК РФ, который во время допросов вроде как заставлял Сандакова давать «нужные показания», Олег Грачёв — бывший вице-губернатор Челябинской области, который когда-то формально принимал Сандакова на работу в правительство региона, и мог бы квалифицированно пояснить его обязанности.

Сторона обвинения сегодня все доводы адвоката отвергла.

«Аудиозаписи — это оперативные материалы. И кому как не адвокату знать, что это засекреченная информация. Что касается вызова вышеуказанных свидетелей, мы же ведь не знаем, какую информацию должен озвучить сегодня в суде Николай Сандаков, поэтому пока не видим смысла в их привлечении», — озвучила представитель обвинения свою точку зрения.

«До сегодняшнего дня я ни разу публично не говорил о том, что фигурирующие в уголовном деле денежные средства связаны с финансированием выборов, — начал свою речь сам Николай Сандаков. — При этом даже из материалов, которые есть в деле, видно, что имеет место движение финансов, связанных с выборами, и двигаются они в обе стороны — от меня к Тарасову тоже. Это был рабочий процесс. Тарасов, правда, финансировал часть мероприятий, но в значительно меньшем объеме, чем рассказал на следствии, подгоняя размер под „особо крупный“. Всем, и даже следствию, с самого начало было очевидно, что никакую взятку у Тарасова я не брал и никакого мошенничества не совершал. Именно поэтому следствие и оперативники умышленно под разными предлогами скрыли от суда доказательства моей невиновности, построив все свое обвинение на показаниях Тарасова, которые менялись 18 раз. Но мы в суде покажем и докажем, что Тарасов лжет, для того чтобы избежать ответственности за другие преступления, которые ему помогли скрыть. Кроме того, мы попытаемся доказать, что часть доказательств умышленно скрыты УФСБ, а часть сфабрикована с их же помощью следователем Бедериным».

Первое промежуточное решение суда: требовать все аудиозаписи действительно невозможно. Это огромный поток информации. Но если защита уточнит требования: укажет конкретные дни, а ещё лучше время разговоров их можно будет затребовать у оперативников. Впрочем, те могут и отказать. Но — тем не менее.

«Суд удовлетворяет требование адвоката в части вызова следователя Бедерина, — продолжает судья Зимин, — если тот подтвердит, что Ахримеев действительно давил на Сандакова, мы можем вызвать и его».

Также бывшего вице-губернатора обвиняют в неправомерном доступе к охраняемой информации. По версии следствия, Сандаков якобы попросил директора компании «СИТ» Александра Аброськина взломать чужую электронную почту, что им и было сделано. Один из тех, кто по этому делу оказался признан потерпевшим — пожалуй, самый известный челябинский политолог Александр Подопригора. И он в зале суда.

«Я начал замечать, что почта работает как-то странно. Письма, которые я даже не открывал, начали помечаться, как прочитанные. Электронная почта у меня одна, там как личная, так и рабочая переписка», — рассказывал Подопригора.

О взломе электронной почты политолог узнал от следователей. По его словам, вначале они показали ему распечатку писем с его же почты. А потом заявили ему, что она взломана по инициативе Николая Сандакова. Позже была проведена экспертиза компьютера. Выяснилось, что политолог сам с одного из пришедших писем «кликнул» подозрительный файл, который и позволил получить доступ к его электронному ящику.

Впрочем, как признался Подопригора, с этого момента прошло уже много времени. Эмоции поутихли. И выдвигать обвинения против Сандакова он не намерен.

«Тем более Николай Дмитриевич передо мной извинился, — завершая своё двухчасовое (!) выступление в суде, заявил политолог, — поэтому я не хотел бы продолжать дальнейшие разговоры на эту тему. И было бы здорово в зале суда больше не появляться».

Фемида слова Подопригоры запротоколировала. По всей видимости, это заседание для него действительно стало первым и последним. В отличие от Николая Сандакова. Впереди не то, что следующее заседание, а череда. Уже составлен график: 26-е, 27-е октября, 3-е, 4-е, 16-е, 17-е ноября. Так что сегодняшний судебный процесс — отнюдь не точка. Скорее, многоточие.

Комментарии