Кризис жанра?

Ехал тут на экзамен и увидел вот этакую красоту.

открытые источники

Впечатление производит (хотя этим плакатам уже три года). Но и наводит на размышления. А что происходит с нашими коммунистами? Как так получилось, что образцы а-ля Павка Корчагин превратились в героев «Дома 2», а суровый и всеведущий Ленин стал мериться секс-символизмом с Тарзаном (причем не с американским)?

Это даже не про года былинные, когда большинство думающей, да просто неоскотинившейся до шариковского уровня России, брели этапами длинными. Я о рыночных коммунистах новой России, то есть не о КПСС, а о КПРФ. В 90-е они представляли из себя мощную политическую силу. Все же понимают, что в 96-ом они реально выиграли президентские выборы. И спасла Ельцина только некая сумма плюс преференции лично некоему субъекту из руководства коммунистов.

Источники политической силы коммунистов того периода понятны.

Во-первых, электоральная база. Большинство голосующих — пенсионеры. Кто это в 96-ом? Люди, реально верящие, зачастую фанатично, в идеологию коммунизма. До сих пор помню дедушку, который лет 10 чуть ли не каждый день стоял у выставочного зала на площади Революции и раздавал коммунистическую прессу. И точно уверен, делал он это не за деньги. Это было явление массовое (кстати, именно на таких, в хорошем смысле фанатичных коммунистах, было выстроено ЗВУ, обеспечившее победу Петра Сумина на выборах губернатора все в том же 1996-м). Подчеркну, я их, как всяких верующих людей, уважаю. С другой стороны — сочувствую. 

Во-вторых, пришествие дикого, фридманского, по типу «доктрины шока», капитализма. Если во всяких Чехиях, Словакиях и иже с ними приватизация прошла более-менее справедливо, то у нас она вызвала массовое резкое обнищание 96 процентов населения. И резкий взлет бандитско-ментовско-партийной верхушки, контролирующей на сегодня 90 процентов национальных богатств, включая прежде всего недра. Причем сильнее всего это ударило по активно голосующему старшему поколению. Те, кто помоложе, как-то встраивались. Кандидаты наук и учителя «челночничали» и торговали на рынках, рукастый молодняк пёр с разваливавшихся заводов цветмет, и всё прочее, что под руку попадало. Разумеется, все это не могло не вызвать возмущения. Народ — публика, конечно, дура, но ее не обманешь. Она сердцем чует. Отсюда требование вернуть всё в коммунистический зад. 

В-третьих, идеология. Маркс не только великий ученый-экономист, но и пророк. Вспомнить хотя бы начало Манифеста коммунистической партии: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма». Моисей, не менее. Только вместо богоизбранного народа — логосоизбранный класс. Всеобщая справедливость, избавление от отчуждения и одиночества, братство, «ни эллина, ни иудея...», антибуржуазность как борьба с патриархальным мышлением, самосовершенствование каждого до уровня богочеловека. Квинтэссенция всех утопических мечтаний от Платона и Кампанеллы до Оуэна и Фурье. Царство Божие. Конец истории и всяческой борьбы. Гармония. Кто против? Даже я за. Вопрос в путях и методах достижения. Но это вопрос для 2-3% человечества, способных к самостоятельному мышлению. 

И вот прошло 20 лет. Все эти годы вся эта верхушка КПРФ спокойно стригла купоны на обслуживании тех, кто в Кремле, и на изображении некой как бы оппозиционности. А тут вдруг выяснилось, что время и ситуация изменились.

Во-первых, фанатики родом из 20-30-ых вымерли. Нынешний активно голосующий электорат — те, кому в 91-ом было вокруг 40. Это как раз те, которым тогда настолько обрыдли талонные системы, коммунистические байки про «народ и партию едины» и дефицит туалетной бумаги, что они, пусть даже и не участвовавшие в большинстве своем в свержении с России ярма коммунизма, но палец о палец не ударили, чтобы защитить всех этих зажравшихся партаппаратчиков. Это те, кто только и делал, что взахлеб рассказывал друг другу анекдоты про Вовочку, Сталина, Хрущева и Брежнева. Короче, это уже не коммунистическая аудитория. Уж больно хорошо всё помнят.

Во-вторых, по поводу борьбы с олигархатом и ворьем. Это в 96-ом кому-то еще казалось, что коммунисты — иные. Сегодня все уже насмотрелись на депутатов Госдумы от КПРФ, среди которых миллиардеры (хотя бы и рублевые) — чуть ли ни через одного. Ребята прекрасно встроились в буржуазную систему. Это точно не бессеребреники и народовольцы. Всем же понятно, чтобы выиграть выборы в Госдуму по одномандатному округу, нужно минимум сто миллионов, при том, что они точно не должны быть последними. Откуда у них такие деньги? Нет, я-то, конечно, искренне убежден, что все это заработано кропотливым трудом и уникальным интеллектом наших депутатов. Только вот народ почему-то в это не верит, а считает, что всё это «наворовано». И КПРФ кандидаты в этом ничем не отличаются от кандидатов других партий. А главное, ждать от миллиардеров, что они захотят делиться с нищебродами, как-то уж чересчур оптимистично. 

В-третьих, по поводу бывшей когда-то идеологической привлекательности. Маркс с его антибуржуазностью и требованием отмены частной собственности на средства производства; Ленин с его воинствующим антиклерикализмом, расстреливающий священников, и Зюганов, с гордостью принимающий цацки от патриарха.

Короче, кризис жанра. Электората нет и брать его нечем. Про пенсионеров уже говорили. Средний, то бишь мой возраст — так мы, простите, формировались в 80-е — 90-е, для нас комсомолец — тупорылый карьерист. Помню, «Курчатовец» (лагерь Научного общества учащихся) как-то решили совместить со сборами областного комсомольского актива. Представьте себе победителей всесоюзных олимпиад в различных областях знания, некоторые из которых могли всю таблицу Менделеева с атомными весами до седьмого знака на песке нарисовать, и эта убогая комса. В итоге комсомольцев тупо били.

Остается молодняк. Он, конечно, на выборы не ходит. Но я пиарщиков КПРФ понимаю, надо ж как-то работу изображать. На безрыбье, как говорится. Причем, учтем, что такое молодняк. Идеологически еще не сформировавшиеся, эмоциональные, внушаемые, постоянный поиск ответов на экзистенциальные вопросы — очень благодарная потенциальная аудитория. Опять же все революции делаются молодежью. Им просто толком нечего терять кроме своих цепей, даже если они воображаемые. Примеры — хоть в Древнем Риме, хоть у народовольцев, хоть у Гайдара образца 1918, хоть в Париже 1968, хоть в 1991, хоть у нацболов-лимоновцев. Вот, кстати, где была искренняя коммунистическая вера. Другое дело, нужны ли революция нынешним депутатам от КПРФ. Они и так жрут в три горла. Но ведь нынешняя молодежь под «И Ленин, такой молодой, и юный Октябрь впереди» и прочую кобзоновщину голосовать не пойдет точно.

Нужен ребрендинг. Прецеденты в истории были. Когда припекло, Сталин, вдруг назвавший изнасилованный им народ «братьями и сестрами», и даже помягчевший к РПЦ, когда выяснилось, что дети раскулаченных и голодомора предпочитают сдаваться немцам, чем воевать за комиссарскую нечисть. Да и «коммунизм с человеческим лицом» Горбачева, когда экономика под их мудрым управлением окончательно рухнула. Вот и сейчас — Ленин — секс-символ и качок. Сталин с электронной сигаретой. Маркс в джинсе. Правда, в последнем случае они даже название книги правильно написать не смогли. Название не Kapital, а Das Kapital. Ну да кто ж ожидал, что кто-нибудь из нынешних коммунистов читал оригинал.

Зато, как всякие диалектики (Ленин, правда, назвал бы это оппортунизмом), они извратили самую суть коммунистической идеи. Вместо того, чтобы взывать к идеалам, взламывать смыслы буржуазной системы и стремиться прогнуть ее под высшие ценности, предпочли просто прогнуться под нее. Так нынешним коммунистам сытнее и спокойнее. Благодаря их усилиям, Маркс, Ленин, Сталин пошли тем же путем, что и Че Гевара — стали тупым объектом масскульта и буржуазно-постмодернистской парадигмы. По сути, они при таком ребрендинге недалеко ушли от Ксении Собчак. Опять же, по-ленински такой ребрендинг — это позиция рыбы-прилипалы к сильным мира сего. А уж то, что это откровенное опошление всего идейного потенциала, который у них был, так ведь известно, первый раз история случается, как трагедия, второй — как фарс.

От редакции: мнение автора является его личным оценочным суждением и может не совпадать и с позицией редакции.

Комментарии