Не «Путин, бай-бай», а «Путин-Бабай»

Как прошла пресс-конференция Владимира Путина в 2017 году

Ежегодная итоговая пресс-конференция президента РФ Владимира Путина почти всегда похожа на предыдущую. Не только президент остается прежним, но и обсуждаемые темы почти не меняются, судя по вопросам. Как Путин пытался не дать заскучать публике, но и не сказать лишнего — в нашем репортаже.

«Ну, если нет сильных конкурентов, не буду же я сам их себе выращивать»
kremlin.ru

Мероприятие уже традиционно проходит в Центре международной торговли. Сотрудники ФСО внимательны к каждому звуку, который издает их металлоискатель.

— Девушка, у вас клепки на джинсах пищат, — выругался на меня охранник.
— Очень жаль, но без штанов к президенту моя гражданская позиция явиться не позволяет.

За четыре часа до запуска в зал в буфете уже была толпа журналистов. Официанты только и успевали забирать пустые тарелки и приносить новые канапе. Некоторые женщины сворачивали пирожки в салфетки и запихивали в сумку, поглубже, чтобы контроль на входе не увидел, но чтоб домой потом привезти «гостинцы от дяди Вовы».

Очередь ко входу начали занимать тоже примерно часа за четыре: сумку кладешь, а сама идешь болтать с коллегами и удивляться их находчивости.

— Меня зовут Светлана, я приехала из Адыгеи. У меня вопрос к Владимиру Путину по поводу дома офицеров в Майкопе...
— Подождите, что на вас за одежда?
— Это наш национальный костюм. Как только мне сообщили, что я аккредитована сюда, сразу решила его надеть! — журналист из Майкопа начала кружиться, демонстрируя блеск серебряных нитей на черном бархате.
— Знаешь, — шепчет мне на ухо один фотографов, — было бы круче, если бы она пришла в костюме адыгейского сыра. А чего — тоже национальненько!

Журналисты в народных костюмах, в халате Деда Мороза... Странные транспаранты в руках: «Что мы едим?», «Дайте Омску слово», «Спасите детей». Вместо плаката — пластиковая игрушка грузовичка, фигура игрушки-неваляшки с надписью «Нас не завалить!». Внимание президента надо же как-то привлечь, чтобы по федеральным каналам показали!

В глубине толпы стоит девушка в национальной чеченской одежде. К ней часто подходят телевизионщики, берут интервью:
— Какой вопрос вы решили задать Владимиру Владимировичу?
— Я бы пока не хотела раскрывать это.
— А как вас отпустили из Чечни? По мусульманским законам это же неправильно, наверно, ездить к другому мужчине, пусть и президенту...

Девушка опешила, но спокойно начала объяснять, какие основы есть в мусульманском обществе, заверила, что домой ее точно пустят.

Тем временем в зал стали пускать журналистов. Началась давка. Кто-то кричал, что у него жизненно важный вопрос к главе государства, кто-то кричал от боли, а кто-то: «Вы, те, кто задерживает очередь, — собчаковские выродки! И вся эта давка — ее проделки. Я вас всех вижу!».

 

 

На итоговую пресс-конференцию были аккредитованы 1640 человек со всего мира. Стульев в зале было явно меньше. Тем, кто не успел занять место, было предложено пройти в пресс-центр и посмотреть трансляцию. И ничего, что вы летели долго, вопрос готовили и вот этот странный костюм себе шили. Ах да, и транспарант рисовали, конечно. Как говорится, «все в сад».

Президент в этом году решил обойтись без вступительного слова и сразу перейти к вопросам. Его пресс-секретарь Дмитрий Песков сразу дал слово молодым журналистам с радиостанции «Говорит Москва».
— Спасибо, Дмитрий Сергеевич, очень неожиданно, — плохо сыграла корреспондент и, естественно, задала вопрос про предстоящие выборы и про Россию, которая будет, когда Путин снова победит всех.
В ответ прозвучали обещания о развитии инфраструктуры, здравоохранения, образования и об увеличении доходов граждан. Транспаранты снова взмыли в воздух. Но слово передается Life news:
— Владимир Владимирович, почему за почти 20 лет вашего правления не появился нормальный кандидат от оппозиции? И вам самому не скучно участвовать в выборах без сильного конкурента?
— Я тут видел плакат «Путин, бай-бай», — решил заострить вопрос президент.
— Не «бай-бай», а «бабай», — слышится крик из зала.
Девушка с провокационной надписью на транспаранте приехала из Татарстана. По-татарски «бабай» — дедушка. Ее вопрос касался сохранения родного языка и укрупнения региона. Президент девушку успокоил: при его правлении никаких укрупнений не случится, а национальные языки будут культивироваться. На вопрос про оппозицию Путин ответил с ухмылкой: «Ну, если нет сильных конкурентов, не буду же я сам их себе выращивать».

Первый час прошел по большей части с ответами на заранее согласованные вопросы. Это считывалось даже обычными зрителями, которые в комментариях под прямой трансляцией в соцсетях писали, что ждут чего-то эдакого, а не просто «паркетного мероприятия».

«Эдакое» могли выдать только журналисты из регионов. То ли к своему губернатору они не могут попасть, то ли просто не знают, что некоторые проблемы можно решать на локальном уровне, то ли всего-навсего хотят «в телеке с президентом поболтать». Было за них стыдно — не то слово.

 

 

Когда провокационные вопросы задавали журналист из Киева, корреспонденты из США или репортеры из «левых» СМИ нашей страны, в зале начинался гул. Казалось, еще чуть-чуть, и полетят тухлые помидоры в спрашивающего, а за президентом появится хор ангелов, подтверждающий: его слова — истина. После ответа Путина — овации, крики «браво». После его шуток — смех, будто мы все на «Аншлаг-Аншлаг» попали. Но негласно все ждали вопроса от Ксении Собчак, которая сразу сказала, что пришла сюда как журналист, а не как кандидат в президенты. Она сидела далеко не в первых рядах. С маленькой красной табличкой «Ксения Собчак. Против всех».
— Ксения Анатольевна, вы против всех здесь собравшихся? Или против всех вообще? Вы уж как-то определитесь: журналист вы или политик, — ехидно дал слово журналистке президент.
Вопрос Собчак был, конечно же, про Навального и оппозицию, «которой нет». Ответ президента был короток и предсказуем сначала: «Предоставьте нормальную программу и будете конкурентами». А после неожиданно сравнил всех российских современных оппозиционеров с Саакашвили, который бегает по площадям Киева. Кремлевский пул неоднократно аплодировал.

«Власть не должна быть похожа на бородатого мужика, который лениво выковыривает капусту из своей бороды и смотрит на то, как государство превращается в грязную лужу, из которой олигархи вылавливают для себя золотую рыбку. „Второй Украины“ мы не допустим», — резюмировал президент.

За почти четыре часа общения с журналистами Владимир Владимирович ответил на 65 вопросов. От провокаций умело уходил: «Да, проблем у нас много, но мы работаем. Следующий вопрос». Жалобы из регионов внимательно слушал, обещал проконтролировать. На вопросы западных коллег отвечал хлестко, называл их «странными ребятами». Кадырова похвалил, оппозицию поставил на место.

 

 

Перед уходом Путин попросил прощения у всех, кто не задал вопросы. «Всего доброго нашей стране, всему журналистскому корпусу...», — добавил президент. Публика встала, многие начали скандировать: «Спа-си-бо, спа-си-бо».

— Как думаешь, он выйдет на бис? — пошутил коллега из Казани.
— Нет, но он все равно молодец. В его возрасте, а почти четыре часа продержался, — ответил ему представитель СМИ из Мордовии. — Молодец, но можно было и не ездить, а просто скопировать свой же текст с прошлого года. Только даты поменять. В следующем году так и сделаю.

 

 

Комментарии