Имидж — ничто?

Как отразится авария на «Карабашмеди» на позициях РМК в Челябинской области

1 октября на заводе «Карабашмедь» (принадлежит РМК) произошел взрыв вследствие разгерметизации системы охлаждения отходящих газов плавильной печи. Пострадали 10 человек, четверо госпитализированы в крайне тяжелом состоянии. Информационная повестка, и без того переполненная темой планов РМК по строительству Томинского ГОКа, пополнилась новыми нюансами.

Негатива карабашское ЧП РМК не добавит — хотя бы потому что имидж структуры в Челябинске уже и так сформировался
vlada.io

Итак, разбираемся, какой имиджевый урон может нанести вчерашнее ЧП инвесторам проекта, получившего большой общественный резонанс, и примкнет ли больше людей к движению СтопГОК.

«Русская медная компания» сообщила, что работа цеха сейчас приостановлена. О причинах разгерметизации станет известно позднее. Угроза населению города и работникам завода отсутствует, уточняли представители РМК. Также сообщалось о том, что структура сама возьмет на себя расходы по организации и проведению лечения пострадавших. По заверению пресс-службы компании, медицинское наблюдение будет осуществляться в специализированных  учреждениях при соответствующих рекомендациях от челябинских врачей.

В течение суток (согласно законодательству)  «Карабашмедь» направила извещение об аварии в Ростехнадзор. Кстати, по информации сайта «ЧелябинскСегодня», в марте нынешнего года, по словам представителя Ростехнадзора, ведомство уже проверяло завод «Карабашмедь», в результате было выявлено 27 нарушений по части металлургического надзора.

«В июне был проведен капитальный ремонт печи „Аусмелт“ с полной остановкой цеха, поэтому говорить об износе оборудования некорректно. Оно новое, установленное в ходе проводимой компанией модернизации», — подчеркивал после ЧП на «Карабашмеди» вице-президент по металлургическому производству РМК Алексей Бакин.

В соцсетях заговорили о бесчеловечном отношении РМК к работниками своих производств, об игнорировании буквы закона и предписаний контрольно-надзорных органов и, конечно, о сомнительной безопасности проекта Томинского ГОКа. А кто-то даже высказался по поводу того, что ЧП в Карабаше могло быть спланировано активистами СтопГОКа, чтобы скомпрометировать РМК.

По мнению политолога Александра Мельникова, произошедшее сейчас совсем некстати для РМК. Тема строительства Томинского ГОКа уже прочно вошла в информационную повестку, и очевидно, что пристальное внимание к ней сохранится и в 2016 году, обратил внимание эксперт. Именно поэтому подобного рода ЧП — и даже не столько они, сколько информация о них в публичном поле — это неприятная история для Русской медной компании. Но в данном случае структура, скорее всего, успешно снизит градус накала в отношении последних событий на «Карабашмеди»: тема вполне «отбиваемая», считает собеседник, так как на федеральном уровне есть четкое понимание о таком факторе как небезопасность промышленных производств по умолчанию. Что касается варианта возможной провокации в отношении РМК — это очередной элемент информационной войны, в которой, по мнению Александра Мельникова, противник в лице СтопГОКа пока выглядит сильнее. Такая расстановка сил могла произойти ввиду того, что РМК в свое время недооценила возможный общественный резонанс и поздно подключила свои ресурсы на этом фронте, сосредоточив максимум усилий именно на лоббировании проекта в коридорах власти на федеральном уровне.

Наконец, если говорить о перспективах проекта Томинской стройки на фоне информповестки, куда незамедлительно попало ЧП на карабашском заводе, здесь все равно много будет зависеть от позиции федерального центра, полагает эксперт, приводя в пример общественное движение в защиту Химкинского леса: всколыхнув большую протестную волну, оно в итоге так и не сумело остановить строительство дороги рядом с памятником природы. Только делается это сейчас «потихоньку». Аналогичный расклад возможен и в случае с ГОКом — но это всего лишь один из вариантов развития событий, оговорил Александр Мельников:

«В случае с проектом строительства Томинского ГОКа есть много переменных и слабо прогнозируемых факторов — начиная от экономической ситуации в России и заканчивая ценами на медь на мировых рынках, на чем и будет основываться коммерческий интерес РМК. Протестные настроения в обществе — лишь составляющая».

С тем, что ЧП на «Карабашмеди» — это удар по имиджу РМК, и он негативно отразится на интересах группы в Челябинской области, согласен и Алексей Ширинкин, руководитель информационно-аналитического агентства «Монитор». Однако, отметил он, надо понимать, что любое событие — это не только кризис, но и время возможностей. В случае с РМК — это возможность отыграть информационную повестку в свою пользу.

«Теоретически они могут попытаться грамотно „вырулить“ инцидент, оказав помощь пострадавшим и заявив о планах по модернизации своих производств, озвучив положения инвестиционной политики», — считает эксперт.

Вместе с тем Алексей Ширинкин отметил: большого негатива карабашское ЧП РМК не добавит — хотя бы потому что имидж структуры в Челябинске уже и так сформировался, и он, мягко выражаясь, не блещет радужными красками. Что касается Карабаша — там производственный форс-мажор воспринимается уже нормально. В целом же, возложить вину за ЧП на РМК полностью было бы неразумно. Проблема устаревшего производства, поясняет собеседник, — это не проблема отдельно взятого собственника, а следствие унаследованной производственной базы и технологий. И если учесть, что пострадавший завод строился в начале XX века с бельгийско-американским участием и плюс к этому вспомнить 90-е годы, когда о капвложениях никто даже не задумывался, — то логично будет снять часть негатива с РМК.

Что касается перспектив строительства ГОКа в Томино, РМК изначально сложно лоббировать эту идею в массовом сознании на фоне обострившихся проблем с челябинской экологией. Помимо этого, экономический кризис еще не затронул город настолько, чтобы люди начали мечтать о новых рабочих местах.

Политолог Андрей Лавров, тем не менее, акцентирует: все промпроизводства таят в себе риски, но в случае с «Карабашмедью» поведение представителей РМК показательно, и оно не в их пользу. То, что Ростехнадзор узнает о случившемся сначала из СМИ, а уже потом от собственников завода, говорит об уровне социальной ответственности бизнеса, отмечает эксперт. Конкретно — об отношении к кадрам, семьям, отдельным людям. Информационные лоббисты РМК попытались сгладить ситуацию, приведя примеры статистики смертности на дорогах, говорит Андрей Лавров, но в информповестке это выглядит очень неумело и притянуто, поэтому негатив от проекта ГОКа, на который проецируется карабашский инцидент, не отводит.

«Нельзя сделать проект, если общество против, — отметил собеседник, — это либо ставит его под большой вопрос, либо сильно удорожает. Люди еще раз убедились в потребительском отношении РМК, и эта позиция нашла свое подтверждение».

Собеседник также добавил, что сторонников строительства ГОКа сейчас единицы, и есть большие сомнения, что они транслируют эту позицию по зову сердца... Сама же информационная война после обвинения активистов СтопГОКа в провокации спустилась уже на уровень конспирологии, что кроме как абсурдом не назовешь. Достаточно вспомнить дело врачей-отравителей. При этом не исключено, что в дальнейшем мы будем видеть еще больше хороших мин при плохой игре. Алексей Ширинкин, в свою очередь, обратил внимание на то, что сам СтопГОК — неоднозначное движение, и питать иллюзий в отношении его идейности и лоббистских возможностей вовсе не стоит: в подобных информационных войнах всегда проигрывают системные силы. СтопГОК пока в выигрыше.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

В основе СтопГок состоит из обычных людей, кто живет в Челябинске, у кого участки в Томино. Поставьте себя на наше место, РМК! Мы придем к вам в дом и скажем выселяться, все ваши дома, участки ухоженные мы купим по низкой цене, а вам квартиру дадим взамен, рядом гок построим. Да вы что угодно сделаете, лишь бы дом сберечь и природу!

Новости

Главное