Игры патриотов

На прошлой неделе коллеги-политологи резко озаботились предстоящими президентскими выборами.

Рисунок Даны Салаватовой

Оно и понятно. Мало того, что это единственное серьезные выборы. Так еще и все политические события ближайшего года будут происходить если не исключительно в целях обеспечить нужный результат, то, во всяком случае, с учетом данного фактора. Как они пройдут (как, впрочем, и результаты), вопросов не вызывает. Никаких искусственных серьезных спарринг-партнеров для создания интриги (не до интриг сейчас, Петька) — классический референдум о доверии безальтернативному национальному лидеру. Хотя за год с лишним обещать — не значит жениться. Еще 10 раз все перерешают...

Предсказуемость результата, впрочем, не снимает вопроса: а с чем Владимир Путин идет на выборы? С какой идеологией?

И неправда, что это неважно. Допустим (ну, так в виде ненаучного бреда), что сейчас Владимир Владимирович объявляет дефолт, отдает назад Крым и начинает лебезить перед Трампом. Не берусь утверждать, что он точно не станет президентом, но за него точно реально не проголосует большинство. А главная забота власти последние пару лет — легитимность. Ей уже мало тупого подчинения, она алчет любви. Искренней и нежной, как к матери, как к Родине.

Поэтому и идеология может быть у нас одна — патриотизм.

Оставим за скобками, что по сути это признание неспособности или нежелания выбрать какую-либо оригинальную идеологию. Патриотизм — одно из базовых человеческих качеств, вырастающее из инстинкта семьи, рода, племени, нации. Это идеология любого развитого государства как минимум с 18-го века, в конце концов.

Однако это все же, скорее, стандартный гарнир, к нему всегда добавлялось что-то еще. У французов — Liberté, Égalité, Fraternitе, у нас после революции только Égalité, но зато в смеси с мессианской идеей построения Царства Божия на Земле и создания общества сверхчеловеков.

Кстати, отсутствие чего-то, кроме патриотизма, в России вообще впервые. До революции мы мнили себя хранителями единственно верного толкования Евангелия, т. е. православия. Про советский период я уже говорил. У Горбачева «социализм с человеческим лицом» (судя по Скандинавии, не худший вариант), у Ельцина — «войти в сообщество цивилизованных стран». Теперь вот «голый» патриотизм. А с ним как раз проблемы...

Явственно я это ощутил 23 февраля. Что говорить, праздник-то с милитаристским, а, следовательно, патриотическим душком. Президент в этом смысле прав, отмечая особую патриотичность российского офицерского корпуса. Только это тоже не оригинально. Так во всех странах. Посему 23-е — это обычно взрыв ура-патриотизма. Но вот в этом году я этого не наблюдал. Во всяком случае, в СМИ и Фейсбуке. Так, хиханьки-хаханьки, слегка ностальжи. Нет, я, конечно, понимаю, Фейсбук, тем более моя новостная лента — не показатель, это все-таки очень определенный социальный срез. Но ведь и вполне репрезентативная социология сверхлояльного властям ВЦИОМ дает удручающую картину.

Число граждан России, считающих себя патриотами, снизилось до минимума за последние 11 лет. Индекс патриотизма упал с 74 до 62 пунктов. «Безусловно не ощущают себя патриотами» 6%, «скорее не ощущают» 12%, «скорее ощущают» 34%, «безусловно ощущают» 47%.

То есть каждый пятый россиянин не желает ощущать себя патриотом. Это при том, что любовь к своей Родине, укладу жизни, традициям, культуре, языку есть изначальное человеческое чувство, впитываемое с молоком матери. Видимо, из этих людей его вышибли. Но об этом позже. Пока попробуем разобраться в нюансах. Дьявол же прячется в деталях.

Патриотизм — понятие сложное. Оно, по сути, вообще у каждого свое. Но если попытаться классифицировать, получится три основных типа:

Этатический (государственный) патриотизм — когда Родина прежде всего ассоциируется с государством, в крайней форме — с главенствующим в данный момент правительством. Известно же, любая власть от Бога. Подвиды — «квасной» и ультра-патриотизм.

Культурный патриотизм — любовь к собственной культуре, образу жизни, языку. Как и всякая культура, выросшая из культа, может принимать религиозно-мессианские формы. И это несмотря на то, что все три основные мировые религии (христианство, ислам, буддизм) по сути космополитны и антипатриотичны. Потому что нет Бога кроме Аллаха, нет эллина и иудея и «Богу божье, а кесарю кесарево». И вообще, всё есть Майя.

Этнический патриотизм — читай, национализм. Может быть здоровым: «каждому нарду дан свой путь к Богу» (или прогрессу, или светлому будущему), у него своя роль, своя задача открыть только ему ведомую грань бытия. Но путь собственного народа человеку, естественно, ближе. Так уж нас запрограммировал высший Бог — Язык. Может национализм быть и больным. Когда один народ «богоизбранный», а все остальные унтерменши. Последний практически равен патриотизму в мононациональных государствах и прямо противостоит ему в многонациональных имперских и постимперских образованиях.

Понятно, что все эти виды и подвиды могут сочетаться в самых разных вариациях. Вплоть до включения всего и вся, как у Проханова и Дугина.

Со времен циников и стоиков есть еще и понятие «космополитизм» (я гражданин мира для философов, ученых и художников, рыба ищет где глубже, а человек — где лучше, для большинства), часто и ошибочно априори противопоставляемый патриотизму.

Чистый космоплитизм как принципиальная «бездомность»  — явление достаточно редкое. Со времен Федора Михайловича Достоевского нам одинаково родные камни римских мостовых и луковки Троице-Сергиевой Лавры. В большинстве случаев мы наблюдаем кантианскую ситуацию, когда патриотизм воспринимается как часть служения Всечеловечеству. Это как наши солдаты, служа Сталину, служили и всему миру, избавляя его от коричневой чумы. Или как в искусстве, где каждый гений мировой художественной культуры прежде всего гений своей национальной традиции, сумевший сделать национальное наднациональным.

Теперь давайте попробуем наложить эту классификацию на данные ВЦИОМа. 6% «безусловно не ощущающих», это те, для кого Россия — это «быдлячья Рашка». По социальному составу наиболее заметны дети ультрапатриотичного на словах высшего чиновничества и олигархата.

И дело даже не в том, что большие деньги не имеют Родины. Это не всегда так. А в том, что уж они-то с младых ногтей впитали максиму: «Патриотизм — религия нищих». Но этих, несмотря на то, что в данной социальной страте таких 90%, в общем процентном соотношении слишком мало. В конце концов, мы в мировых лидерах по уровню социального неравенства. И всего-то 110 «истинных патриотов» владеют третью национальных богатств.

Большинство этих 6% — молодежь из среднего класса, четко решившая эмигрировать, потому что не видит здесь перспектив и потому что им здесь просто душно. И это не ПТУ-шники, а совсем наоборот. По данным Росстата за 2015-й год, из РФ эмигрировало 350 тысяч человек, в 10 раз больше, чем в 2010-м. В реальности, думаю, все гораздо хуже. И опять же это не слесари и доярки. А, главное — судя по социологии, проблема нарастает.

12% «скорее не ощущающих» и 34% «скорее ощущающих» — это разные стадии одной и той же группы на пути от «безусловно ощущаю» до «безусловно не ощущаю». Это, конечно, патриоты, но преимущественно культурные. Просто 12% уже исповедуют принципы Т. Пэйна «Долг патриота — защищать свою страну от ее правительства» и В. Белинского «Нападки... на недостатки и пороки народности есть не преступление, а заслуга, есть истинный патриотизм», а 34% еще У. Черчилля «Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении» и А. С. Пушкина «Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство». Сосуды сообщаются и, судя по цифрам, перетекание идет от большего к меньшему.

Последняя, все еще самая многочисленная (но меньше половины населения) группа — 46% — не стыдящиеся однозначно отнести себя к патриотам, крайне разнообразна. Здесь и сторонники сочленения культурного и государственного патриотизма как любви ко всему комплексу культуры (включая и политическо-государственную часть) России, ее ментальности, весьма скептически относящиеся к ее правительству. Классический пример — группа молодых неоконсерваторов во главе с Б. Межуевым, еще год назад активно излагавшая свою позицию через газету «Известия». И «евразийцы», и чистые поклонники российско-советской имперской идеи, а ля экс-«лимоновцы», и ультра-патриоты от НОД-овцев до Хирурга и Милонова, и открытые националисты... И, что особо важно — огромное количество просто приспособленцев, готовых в любой момент развернуться на 180 градусов (как эмигрировавшие на Украину экс-депутаты Госдумы Вороненков и Максакова).

Именно последние (точнее то, что они стали официальным эталоном патриота), повинны в том, что несмотря на 1,6 млрд рублей на патриотическое воспитание, уровень патриотизма у нас падает. В том, что в приличном обществе стало неприлично признаваться в своем патриотизме, в том, что само понятие патриотизма истаскалось и деградировало. Нет, конечно, не только они — и кризис, и дикий уровень социального расслоения, и массовое обнищание населения, и тупые методы насаждения патриотизма на всех уровнях, и крымский перегрев темы, за которым всегда следует откат. Но они в первую очередь.

И пока государство не поймет, что эталоном патриота надо делать не вороватых лидеров прокремлевских молодежных движений типа М. Мищенко и прочих «гвардейцев», не грызущихся между собой фриков типа Киселёва и НОД-овцев, не Шуваловых с их любовью к собачкам и самолетам, а совершенно других людей — его ставка на рост патриотизма и патриотизм как объединяющую идею останется несостоятельной. И не надо про то, что «других негде взять». Настоящих патриотов без кавычек у нас хватает. Кто мешает в качестве образца православного патриота рассматривать А. Кураева, а не Хирурга?

В общем, как всегда, кадры, а паче паттерны, решают все. От того, хватит ли у власти ума и политической воли провести очищение самого понятия «патриотизм», зависят и результаты выборов, и будущее страны. Мне как «безусловно ощущающего себя» хотелось бы надеяться, что хватит...

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное