Идеальный шторм Олега Колесникова. Откуда неприятности у депутата Госдумы?

Новости об обысках и задержаниях в компании «Уралбройлер» и заверения силовиков в том, что данное дело получит «далеко идущие последствия», заставили говорить о больших неприятностях даже не у этой коммерческой структуры, а контролирующего ее депутата Государственной думы Олега Колесникова. «Челябинский обзор» пытается разложить ситуацию «по полочкам».

Идеальный шторм - именно так можно описать то, что сейчас закручивается вокруг известного челябинского предпринимателя и политика. Ситуация, когда все плохое, что есть, сходится в один момент времени и в одном месте, и тогда каждая из неприятностей усиливает другую, давая сверхразрушительный синергетический эффект. Так бывает редко, но если случается, то дело и впрямь может принять самый серьезный оборот. Впрочем, разобьем явление на составляющие.

1. Экономическая конкуренция

Челябинская область в последнее десятилетие превратилась в крупный агропромышленный регион. Особенно заметны успехи в животноводстве, прежде всего, в свино- и птицеводстве. В обеих отраслях на Южном Урале выросло несколько мощнейших холдингов. В птицеводстве это, прежде всего, «Равис», «Ситно», «Уралбройлер» и «Чебаркульская птица» (есть еще птицефабрика в Бектыше, но ее мощности не так уж и велики, потому как она не работает на массовое потребление). В свиноводстве это «Ариант» и все тот же «Уралбройлер».

Совокупные производственные мощности этих предприятий таковы, что еще недавно дефицитный регион не просто полностью обеспечивается мясом и птицей собственного производства. Самые мощные игроки («Ариант» и «Уралбройлер») самым активным образом продают свою продукцию за пределами области (а то и входят на эти рынки через покупку местных предприятий). При этом, безусловно, базовым регионом, дающим бОльшую часть выручки для этих предприятий пищепрома, остается Челябинская область. А значит, конкуренция между компаниями обостряется все больше, а ее методы становятся все жестче. Настолько, что могут выходить за пределы собственно экономики.

Не стоит забывать, что еще год-два назад все предприятия птицеводческой отрасли в области испытывали достаточно серьезные сложности – по причинам макроэкономического порядка. Во-первых, с вступлением России в ВТО вновь открылись таможенные шлюзы для сверхдешевого мясного импорта (вопрос качества этого мяса требует отдельного обсуждения), и это вынудило местных игроков держать цены максимально низкими. Иначе ситуация грозила бы катастрофой: птицефабрика или свинокомплекс – предприятие-конвейер, перезапустить который обычно дороже, чем без остановки работать себе в убыток.

Во-вторых, Минсельхоз РФ стал срывать программу поддержки отечественных сельхозпроизводителей, а именно - надолго задерживать субсидии, обещанные региональным предприятиям на развитие мясоперерабатывающей отрасли. В случае с Челябинской области эти субсидии составляли сотни миллионов рублей, и от этого страдали все местные игроки.

Все это наложилось на то, что почти все основные игроки на рынке расширяли свои мощности, и вкладывались в новые проекты во многом за счет кредитных средств. В этом нет ничего особенного – обычная практика всего мирового бизнеса. Но ситуация на рынке стала такой, что работавшие на грани рентабельности предприятия стали испытывать трудности с обслуживанием задолженности. Причем эта история характерна не только для Челябинской области: пострадали все центры агропрома – Московская, Свердловская, Белгородская области. Проблемных кредитов в банках (в том числе, выданных под гарантии региональных властей) по стране набежало на десятки миллиардов рублей.

За последние год-полтора ситуация начала выправляться. Во многом потому, что федеральные власти вновь «прикрыли форточку» импорта, да и выплата субсидий стабилизировалась. Цены на продукцию на рынке начали расти, предприятия вновь вышли в прибыль. Немного, но отступила и проблема обслуживания долга. Однако внутренняя конкуренция никуда не делась, обострившись с новой силой. Понятно, когда у одного из основных игроков на рынке начинаются проблемы, его долю с радостью «скушают» конкуренты.

Любопытно, что, по нашим данным, Олег Колесников не так давно уже получал предложения о продаже части своего агробизнеса: в частности, свинокомплекса «Родниковский». Причем это предложение делал один из прямых конкурентов. Однако стороны не достигли соглашения по цене сделки.

2. Политическая конкуренция

Как учили классики марксизма-ленинизма, политика – это концентрированное выражение экономики. В современной России политика переплетается с экономикой как никогда тесно, и экономическая конкуренция всегда, так или иначе, проявляет себя на политическом уровне. Для владельцев крупных финансово-промышленных групп всегда актуален вопрос политического присутствия, а порой – и прикрытия.

Давайте вспомним факты. Олег Колесников – депутат Государственной думы. Владелец «Чебаркульской птицы» Александр Берестов был депутатом Госдумы, а теперь работает в Законодательном собрании. Там же сегодня депутатствует и Валерий Галеев, которого тесно связывают с Бектышской птицефабрикой. «Ариант» также имеет своего представителя в политике – депутат Государственной думы Александр Кретов. Раньше в федеральном парламенте был представлен тесть Кретова, один из основателей этой бизнес-империи Александр Аристов.

«Рависом» сейчас руководит бывший первый вице-губернатор Андрей Косилов, который в одном из недавних интервью прямо заявил: несмотря на уход из власти, из политики он «не уходил». Госдума Косилова, по его собственным словам, пока не интересует, но ведь и до выборов еще довольно далеко, все может еще измениться.

Кстати, в том же интервью экс-чиновник назвал Олега Колесникова «заказчиком» уголовного дела против самого Косилова. Простой факт, красноречиво свидетельствующий о «цеховом братстве». Очевидно: между агропромышленными гигантами была и будет жаркая борьба, в том числе за политическое влияние. А поскольку публичная политика в нашей области – далеко не в традициях, в ход идет политика подковерная…

В контексте же предстоящих выборов совершенно очевидно: наиболее серьезной вновь будет не межпартийная, а внутрипартийная конкуренция – между теми, кто пойдет в Госдуму от «Единой России» или что там к тому времени организуется под видом «партии власти». И если у одного из реальных претендентов на мандат проблемы – другим проще. Тем более что в той политике, которая есть сегодня, давно научились пользоваться еще одним способом осложнить жизнь друг другу.

3. Правоохранительная составляющая

В ГУ МВД по Челябинской области не так давно сменился руководитель. Главным полицейским Южного Урала стал генерал Андрей Сергеев, который, собственно, и заявил о «далеко идущих последствиях уголовного дела». С приходом нового руководителя атмосфера в полицейском главке, по словам знакомых с ситуацией людей, заметно поменялась.

Впрочем, окажись на генеральском месте не Сергеев, а кто-то другой, он почти наверняка заявил бы то же самое. Наличие «громких» дел и серьезных фигурантов в них – стандартный способ заявить о себе по новому месту несения службы. А Олег Колесников, прямо скажем, – персонаж непростой, неоднозначный, имеющий за плечами богатую бизнес- и политическую историю. Так что если кому-то требовалась идеальная мишень, то... Другое дело, что адресатом этих действий и этих угрожающих заявлений правоохранителей, возможно, был не только и не столько г-н Колесников. Напряглись очень многие.

Мастерство же политических игроков – в умении воспользоваться ситуацией. И хотя по оценкам экспертов, «Уралбройлер» и его руководителей можно обвинить разве что в использовании распространенной схемы оптимизации налоговых платежей, которую многие конкуренты Колесникова, наверное, применяют с не меньшим удовольствием, важен результат.

А людям-то что делать?

Каждый из вышеописанных факторов и сам по себе может доставить серьезнейшие неприятности Олегу Колесникову. Однако на этот раз они сошлись воедино, и предсказать развитие событий сейчас действительно довольно сложно.

Но, пожалуй, единственный аспект нынешней ситуации, о котором почему-то никто не вспоминает: а что будет, если в итоге агрохолдинг не выдержит прессинга и действительно рухнет? По информации из «Уралбройлера», предприятия группы компаний уже стали испытывать затруднения в работе с поставщиками и другими контрагентами.

И если все пойдет по плохому сценарию, то что делать тем пяти с лишним тысячам людей, которые работают в холдинге? По большей части это жители совсем небогатых сел и деревень. И как их неприятности скажутся на ситуации в регионе в целом, особенно в нынешние непростые времена? Не станет ли «идеальный шторм», в который угодил Олег Колесников (как бы кто к нему не относился), куда более масштабным катаклизмом?

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное