Губернатор и недосказанность

Сегодняшнее выступление губернатора Челябинской области Бориса Дубровского на расширенном совете движения «За возрождение Урала» (ЗВУ) оставило двоякое ощущение. С одной стороны, глава региона практически всю свою речь посвятил самой острой на сегодня проблеме — Томинскому ГОКу. С другой — осталось ощущение, что готовилось-то что-то куда более значимое...

Ярослав Наумков

Возможно, все дело в интриге, которая накручивалась заранее всеми, кто мог. Само движение ЗВУ зазывала прессу на это, в общем-то рядовое событие с неимоверными усилиями. Причем упирая именно на то, что губернатор именно в роли лидера ЗВУ должен сказать что-то такое, эпохальное, значительное, и поэтому сей исторический момент ну никак нельзя пропустить.

Свое добавили блогеры-политологи Андрей Лавров и Александр Мельников, которые не просто анонсировали мероприятие и грядущую на нем речь Дубровского, но и самолично явились на заседание. Тусовку посетил даже обычно крайне далекий в силу ощущения собственной значимости от таких компаний Александр Подопригора.

Незадолго до начала заседания в кулуарах сотрудники пресс-службы и аппарата главы региона увиливали от попыток корреспондента «Челябинского обзора» выудить, ради чего устраивают весь сыр-бор. Оставалось смотреть в повестку заседания — там, кроме выступления главы региона, значились доклады Председателя областного избиркома Ирины Старостиной об особенностях выборов депутатов Госдумы в 2016 году и лидера регионального отделения «Единой России» Владимира Мякуша об особенностях проведения партийных праймериз. Казалось, интрига раскрыта, и речь зайдет о создании на территории области блока «коммунистов и беспартийных», то есть «единороссов и ЗВУ-шников», рассчитанного на «правильный» ход избирательной кампании 2016 года. Но не тут-то было...

Заседание началось с краткого выступления первого заместителя председателя ЗВУ Владимира Литвинова. Он сообщил об изменениях в уставе организации, а заодно сообщил о каком-то предприятии, которое готово распиливать столько гранита, что уже не хватает мощности всех гранитных карьеров региона. Борис Дубровский удивленно вскинул брови, а затем отправился на трибуну...

Свою речь глава региона начал с поздравления с Рождеством католиков. Что же, 25 декабря — самое время. А затем, с видимой невооруженным глазом осторожностью, начал потихоньку подбираться к теме, ради которой, видимо, всё и затевалось.

«В течение года я практически ежедневно встречался с людьми, читал их письма, обращения, просьбы. Они самые разнообразные... И практически повсеместно, особенно жители Челябинска и прилегающих территорий, задают вопросы об экологической ситуации в связи с проектом строительства Томинского ГОКа. Тема очень горячая».

Уровень ожиданий резко возрос. Зал чуть загудел. Может быть, все-таки, сейчас все и решится? Но — нет. Глава региона вновь дал понять, что он, хоть и в курсе проблемы, и «не отмалчивается», но к радикальному решению не готов. Как бы кому чего ни хотелось.

«...многие активисты-экологи (и не только они) ожидали от меня каких-то прямолинейных, конкретных оценок или решений. Я это чувствовал, но в силу того, что я не частное лицо в данном случае, я не мог себе этого позволить так, как если бы за моими оценками не тянулось бремя последствий. Как глава региона, я не просто должен, а обязан быть сдержанным в оценках... Любое высказывание губернатора „за“ или „против“, в зависимости от того, кто возьмется толковать, может иметь различные последствия и вызывать самые разные размышления у тех, кто слушает нас...». Что правда то правда. Причем ровно то же можно сказать и после выступления губернатора — каждый мог услышать в нем то, что он именно хочет. Или — не услышать и расстроиться. Причем многие именно так и выглядели — видимо, ждали большего.

Затем глава региона углубился в историю, вспомнив, что уже в годы строительства крупнейших промышленных предприятий «техногенное воздействие на экологию было огромным», а также то, что «в то время Южный Урал со всей страной был вынужден решать глобальную задачу выживания в конкурентной борьбе с агрессивным, промышленно развитым Западом, в изнурительной войне с фашизмом, в послевоенном состязании социальных систем и оборонных комплексов», и «нашим отцам и дедам не всегда хватало времени размышлять о последствиях промышленного прорыва. Но и тогда были светлые пятна в этой работе. В частности, Патоличев защитил челябинский бор от вырубки — это пример ответственного подхода и размышлений человека о будущем, о том, что мы оставляем после себя».

Аудитория слушала Дубровского задумчиво. Просто посмотрите фотографии под материалом — вы все поймете. 

«Сейчас совсем другие времена, и мы можем и должны себе позволить взять технологический и экспертный тайм-аут при принятии подобного рода решений. Необходимо провести все нужные экспертизы, аудиты, изучить мнение гражданского общества. Все эти возможности предусмотрены в действующем законодательстве», продолжил Дубровский, заодно сославшись на одно из недавних выступлений Владимира Путина. Видимо, для надежности.

Дальше были новости. Которые также можно оценить по-разному.

«Противники строительства ГОКа апеллируют к мнению большинства южноуральцев. Чтобы узнать его, нет необходимости проводить референдум. Есть более доступная и вполне эффективная форма социологических исследований. Я поддержал инициативу моих коллег по движению, которые обратились с такой просьбой во Всероссийский центр исследования общественного мнения. Всем он более известен по аббревиатуре ВЦИОМ — это мощная интеллектуальная организация, с хорошей репутацией. И мы имеем уже предварительные итоги. И считаю, здесь соблюден важный принцип: независимый заказчик — и независимый подрядчик. Общественное движение — и ВЦИОМ».

Что же, ВЦИОМ действительно направлял в Челябинск для изучения проблемы Томинского ГОКа. И, сейчас уже можно говорить — автор этих строк, как и некоторые из блогеров-политологов, были в числе множества опрошенных ВЦИОМом респондентов.

«Правительство Челябинской области заказало независимый аудит проекта Томинского ГОКа. Есть подрядчик..., определены сроки... выделены средства. Хотя если говорить по-хорошему, то такой аудит нужно было делать раньше, как минимум на лет 5-7, когда выдавались лицензии на месторождения, а инвестор вкладывал средства в разработку проекта. Возможно, тогда бы не пришлось сейчас „разруливать“ эту тему, тратить деньги области, инвестора и нервы людей».

И снова — что верно то верно. И говорится Дубровским не впервые.

«Поскольку проект ГОКа носит федеральный и стратегический характер, минувшей осенью я доложил о ситуации и мнении людей руководителю Администрации Президента России Сергею Борисовичу Иванову... Сергей Борисович включился в оценку ситуации и находится в курсе ее текущего статуса. Даны необходимые поручения, и в ближайшее время состоится ряд совещаний с участием федеральных министров, руководителей Челябинской области и Русской медной компании. Я доведу до участников совещаний результаты опросов по теме Томинского ГОКа, как срез настроений и мнений южноуральцев.»

А вот это уже серьезно. По сути, Томинский ГОК стал темой федерального уровня. Политической — в том числе. И, похоже, став таковой в 2015 году, она не перестанет быть ей и в году 2016-м.

«В любом случае, все наши решения будут приниматься в правовом поле — это моя принципиальная позиция, которую, надеюсь, разделяют все участники и коллективные члены социально-правового Движения „За возрождение Урала“. Я посчитал важным свою позицию и все шаги, которые мы делаем для решения вопросов по Томинскому ГОКу, озвучить публично, чтобы была понятна сама логика нашего подхода к этому вопросу, и было понятно, что мы точно не являемся сторонними наблюдателями, а являемся активными участниками этих процессов», — закончил выступление Борис Дубровский. Из 13 минут своей речи 11 он посвятил ГОКу. После чего покинул зал заседаний. То же самое  сделали несколько десятков человек. В основном — с озадаченными лицами.

С одной стороны, понятно, что оказавшись в случае со строительством ГОКа в крайне непростой для себя ситуации, Борис Дубровский, выражаясь шахматным термином, «единственными ходами» выруливает партию к моменту принятия окончательного решения. И что он, вероятно, в равной степени не может как «человек властной вертикали» пренебречь мощнейшим лобби проекта на федеральном уровне, а с другой стороны — точно не хочет войти в историю, как человек, при котором построят что-то действительно опасное для миллионного города. И все ходы, связанные с социсследованием, независимым экоаудитом, информированием главы администрации президента (что даже несколько нарушает принятую во власти субординацию) — и желание точнее разобраться с ситуацией, и, в то же время, попытка «проложиться» надежным обоснованием финального решения. Каким бы оно ни было.

С другой стороны, Борис Дубровский не сказал ничего ПРИНЦИПИАЛЬНО нового. А аудитория явно ждала чего-то большего...

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Патоличев (кстати, зовут его Николай Семенович!) - не просто "светлое пятно в работе" (?!), он - НАСТОЯЩИЙ герой и МУЖЧИНА, смелый, умный, мудрый, мужественный, готовый - не на СЛОВАХ, а на ДЕЛЕ - брать на себя ответственность за свои МУЖСКИЕ поступки!!! Нынче, как видно, таковых маловато... Современным "манагерам" не понять ни в жизнь, ЧТО значило в то время - НЕ выполнить приказ Молотова и УБЕДИТЬ Сталина изменить его (?!!!), причем - не из-за своего "шкурного" интереса, а исходя из интересов народа и ПОЛЬЗЫ людям! Поэтому он - НИКОЛАЙ СЕМЕНОВИЧ ПАТОЛИЧЕВ, с огромным уважением к его памяти и с благодарностью от потомков!

Новости

Главное