«Сработал фактор Владимира Путина»

Эксперты прокомментировали «Челябинскому обзору» основные итоги прошедших в воскресенье выборов в Государственную думу Российской Федерации

Андрей Лавров, политолог:

«Партией пожертвовали ради одномандатников»

Прежде всего, необходимо четко понимать, что голосование по партийным спискам и по одномандатным округам — это по своему смыслу две совершенно разных истории и две разные кампании. И складывается впечатление, что на этих выборах показатели «Единой России» по партспискам были (вольно или невольно) принесены в жертву победе кандидатов от этой партии в одномандатных округах. Вероятно, было посчитано, что «партия власти» и так возьмет «свое», и покажет процент на уровне среднероссийского за счет Владимира Путина, и все силы были брошены на победу в округах. Кстати, и то, что многие из кандидатов от «Единой России» в своей кампании откровенно «забивали» на партийную ситуацию, тоже, в общем-то, является «секретом Полишинеля».

Но в итоге эта ставка сработала. Посмотрите итоги выборов по всей стране. Именно кандидаты-одномандатники, победившие на выборах, составят основу конституционного большинства «Единой России» в новом составе Госдумы.

Скажу больше: ставка на одномандатников — часть стратегического плана, задуманного несколько лет назад. «Единая Россия» четко предполагала, что в условиях нарастающего экономического кризиса ее показатели на выборах будут проседать, и станет реальной угроза потери большинства в парламенте. Отсюда и возвращение к смешанной системе выборов. И в результате в новом составе российского парламента «Единая Россия» будет иметь значительно бОльшее представительство, нежели до этого.

В Челябинской области в этом смысле ситуация повторила общероссийскую. Примечательно, что мне за всю кампанию практически не встречались рекламные материалы именно партийного характера, не привязанные к конкретным кандидатам. Да и организационно упор был сделан на штабы именно кандидатов — каждый из них использовал собственную команду, не пересекавшуюся никак с командой коллег-единороссов.

Поэтому, в целом, совершенно не удивительно, что в итоге уровень партийного голосования за ЕР (38 процентов) оказался ниже, чем по стране. Впрочем, победа во всех пяти одномандатных округах (из которых в Коркинском и Златоустовском округах — приятная, но все же отчасти неожиданность) «перебьет» эту неудачу. Думаю, что губернатор Челябинской области Борис Дубровский и его команда могут занести итоги голосования себе в актив.

Любопытно, что региональные отделения других парламентских партий, по сути, так и не использовали выпавший им шанс. Да, «Справедливая Россия» и ЛДПР показали хорошие цифры, но, думается, они могли бы и больше. Парламентские оппозиционные партии в итоге совершенно не «выбрали» тот протест, который уже накопился у значительной части населения и который в итоге выразился в серьезном снижении явки по сравнению с выборами в Госдуму 2011 года.

«Эсеры» сделали тот же ход, что и единороссы — сосредоточились на округе своего лидера Валерия Гартунга, и не слишком заботились о других кандидатах. И это стало стратегической ошибкой. Между тем, результаты этой партии, в том числе ее кандидатов в одномандатных округах, могли быть еще лучше.

Возьмем, к примеру, Ольгу Мухометьярову. Ее откровенно «бросили на амбразуру» — в почти заведомо безнадежный Магнитогорский округ — чужой и новый для неё. К тому же практически не выделив ей ресурсы. И при этом буквально за пару месяцев она смогла не просто провести кампанию, но и набрать почти 15 процентов голосов! Оставайся же она в родном для неё Златоустовском округе, где она — своя, и имеет существенную базу поддержки... Думаю, она вполне могла бы как минимум серьезно вмешаться в борьбу Олега Колесникова и Сергея Вайнштейна. Как минимум, серьезно вмешаться...

Похожая ситуация и в других округах. В Челябинском округе практически не ведшая кампанию малоизвестная Гузель Волошина в итоге набрала около 20 процентов. В том числе — из-за откровенно слабой кампании победителя Андрея Барышева.

Оппозиция совершенно не работала над повышением явки, над привлечением на участки своих потенциальных избирателей. Зная при этом, что чем меньше общее число голосующих — тем больше будет проценту «партии власти». ЛДПР и КПРФ по сути, вообще не вели партийную кампанию. Да и лидер партсписка Иван Никитчук не особо усердствовал даже в Златоустовском округе. Возможно, все решили, что уж на один-то мандат по спискам они и так наберут, а большего им, кажется, и не нужно было... В итоге коммунисты совершенно провалили кампанию, показав цифры ниже среднего по партии, и, похоже, останутся даже без мандата. Что же — сами виноваты.

Впрочем, проблема этих партий глубже: их, по сути, уже трудно воспринимать как оппозицию. И они не могут предложить избирателям какую-то идеологию, смыслы. Но это уже совсем другая история...

 

Алексей Ширинкин, политтехнолог, директор аналитического агентства «Монитор»:

«Удивила беззубость оппозиции»

Прежде всего, следует зафиксировать, что главным оператором процесса публичного волеизъявления граждан по-прежнему выступает региональная власть, главное оружие которой — штат избирательных комиссий во главе с субъектовым органом.

«Чуровская магия» на Южном Урале со сменой руководства федерального и областного избиркомов никуда не делась, и володинские «конкурентность, открытость, легитимность» остаются актуальными только для партийных пропагандистов.

Нынешние выборы в Челябинской области показали, увы, что в плане развития политической культуры 20 лет в нашей стране прошли впустую. Мы вновь вернулись в 90-е, когда процесс выборов кандидатов «от власти», которых в округах большинство, складывался из трех стадий. На первой власти пытаются «зачистить» округ от потенциальных противников «своего» кандидата. На второй — максимально «давить и не пущать» оппонента, тянуть своего и технологически довести рейтинг до более-менее приличного уровня (хотя бы в 20-25 процентов). На третьей следует самое главное — инициируемые «сверху» фальсификации, которые в российских регионах обычно достигают 10-15% и охватывают как участковые комиссии, так и включают переписку протоколов ТИКов в региональном избиркоме.

Это уже классическая модель административной кампании, обычная для большинства регионов РФ в 90-е и нулевые. Опрокинуть эту схему может только мощный и целеустремленный лидер, который в состоянии подключить достаточный политический, силовой и медийный ресурс, повысив риски фальсификаций до неприемлемого для их менеджеров уровня.

В Челябинской области из пяти одномандатных округов в трех (Магнитогорский, Металлургический и Челябинский) ситуацию «разрулили» уже на первой стадии. В Златоустовском и Коркинском дело дошло до финалов, которые разрешились вполне закономерно, разве что у Олега Колесникова штабу, судя по всему, пришлось заниматься мобилизацией админресурса самостоятельно, а у Анатолия Литовченко схема «олл-инклюзив» доработала до конца. Можно поздравить штабы с эффективной работой.

Обращает на себя внимание не столько практика «команды власти» (она действовала вполне ожидаемо — разве что чересчур для Челябинска прямо и беззастенчиво, грязновато, прямо скажем). Куда больше удивляет беззубость «команды оппозиции». Верхом политической наивности и непредусмотрительности было игнорировать то, что день выборов в такой ситуации является отдельным политическим проектом и требует совершенно особого сопровождения.

Классической проблемой оппозиционных политиков стало неумение договариваться с потенциальными союзниками, создавать коалиции, объединять усилия и ресурсы, заниматься стратегическим планированием. Между тем, понятно, что если бы союз Юревича и Гартунга реально бы существовал, такой дуэт мог бы «поджечь землю» под кандидатами «Единой России» во всех пяти округах. Но практически не были задействованы ни масс-медиа, ни социальные сети для того, чтобы тематика челябинских выборов была внесена в федеральную повестку. Не было и широкого интерактива с избирателями, вовлечения их в общее дело по наблюдению за выборами, волонтерскую работу. Фактически, вкладываться в то, чтобы Гартунг еще один срок посидел в Госдуме, изображая народного защитника, найти желающих довольно трудно, и для многих сторонников Валерия Карловича эти выборы были не столько актом его поддержки, сколько жестом протеста против «Единой России», ухудшения качества своей жизни, «магнитогорцев», мэра и вообще всего плохого.

В итоге, можно констатировать, что в то время, как «команда власти» активно билась за каждый бюллетень, «команда оппозиции» не сражалась за победу, а «отбывала номер».

Радость по поводу результата по одномандатным округам серьезно омрачает общий рейтинг «Единой России» по Челябинской области (38,1 процента), существенно «просевший» с «юревичевского» 2011-го (50,3 процента). Всего, по данным с сайта облизбиркома, «Единая Россия» получила в Челябинской области около 455 тысяч голосов, плюс 125 тысяч голосов из Курганской области, входящей в нашу общую территориальную группу, — всего получается 580 тысяч голосов за партию. Это действительно могло в крайнем случае стоить мандата Дмитрию Вяткину, если по федеральным итогам выяснится, что «цена» списочного мандата действительно выйдет на 250 тысяч голосов.

 

Евгений Минченко, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»:

«Мы увидим усиление борьбы лоббистов внутри „Единой России“»

Есть несколько факторов, которые во многом сделали итоги выборов в Госдуму такими, какими они получились.

Во-первых, сработал так называемый «посткрымский консенсус» в обществе. Во-вторых, фактор Владимира Путина. Причем не только его включения в кампанию в последние дни, но и, например, поведение партий «Яблоко» и ПАРНАС, занявших откровенно антипутинскую позицию. Избиратели Путина в результате увидели (причем на дебатах, в прямом телеэфире), что у Владимира Владимировича есть враги, которые хотят «расправиться с Путиным», отдать Крым. В итоге у этих людей появилось еще бОльшее желание поддержать своего лидера, который в последние дни четко ассоциировал себя с «Единой Россией».

Тем более, что остальные партии, кроме двух вышеназванных, также всю кампанию пытались как-то связать себя с президентом. Борис Титов из «Партии роста» рассказывал, что он пишет экономическую программу для президента. «Справедливая Россия» обещала «рассказать всю правду президенту», партия «Родина» называла себя «спецназом президента»...

В итоге все эти «танцы» вокруг Путина... А он возьми и скажи, с кем он на самом деле...

Если же говорить о ведении кампании, то «Единая Россия» отработала на «четверочку», ЛДПР — на четверку с плюсом, «Справедливая Россия» и КПРФ — на «троечку». «Яблоко» -твердая «двойка», а «Партия роста» заслуженно получает свой «кол».

Что же до итогов голосования в Челябинской области — да, результат «Единой России» по партспискам невысокий, но он компенсируется победой во всех пяти одномандатных округах. Главный вопрос, как эти победы будут интерпретированы с точки зрения честности подсчета голосов, насколько успешно будут опротестовывать результаты Валерий Гартунг и Сергей Вайнштейн.

То, что Гартунг, судя по соцопросам, еще за недели полторы очень серьезно (кратно) лидировал, и умудрился растерять это преимущество — для меня загадочная аномалия, которая требует тщательного изучения. Во всяком случае, в своей практике такого я не припоминаю. Конечно, надо смотреть, что и почему. Возможно (я точно не знаю), в последнюю неделю в глазах избирателя произошла «сцепка» Литовченко с тем, что он является кандидатом от партии президента, и это добавило ему голосов, возможно, какие-то еще факторы... Повторюсь — и ход, и итоги кампании нужно серьезно изучать...

Если говорить о дальнейшем развитии событий, то я не думаю, что получение «Единой Россией» конституционного большинства в новом созыве Госдумы как-то серьезно поменяет процесс законотворчества в парламенте. Хотя, конечно, есть некоторая опасность того, что кто-то из наиболее активных депутатов могут почувствовать себя неудержимыми.

Но я думаю, что скорее будет возникать серьезная конкуренция отраслевых и региональных лобби внутри самой «партии власти». Та явка и тот процент голосования, который есть в наших национальных республиках, плюс делегирование элит этих республик в другие регионы (например, того же Вахи Агаева в первую десятку федерального списка КПРФ) приведет к серьезному перевесу и диспропорции в пользу национальных республик с точки зрения парламентского представительства. И республики будут иметь преимущества в той драке за ресурсы, которая, безусловно, начнется...

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное