Дым отечества

Пара слов не только о трагедии в Кемерово

кадр телеканала ТВЦ

Говорят, что качество работы системы определяет не наличие в ней ошибок, а реакция на эти ошибки. В этом смысле реакция чиновничьей системы на то, что случилось, вполне предсказуема и понятна.

Разумеется, громкое объявление тотальных проверок всех кинотеатров и всех ТРЦ. Плюсом — ожидаемый депутатский бред про «приостановить работу всех кинотеатров во всех ТРЦ» (на этот раз — от товарища Миронова из «Справедливой России»). Как будто кинозалы фактом своего существования виновны в гибели детей.

Поиск нарушений и нарушителей. Показательные штрафы и отчеты с числом «выявленных».

Спешное исполнение предписаний (да просто — разгребание мусора и хлама у запасных выходов и проверка наличия ключей от них у вахтера).

Срочно вызванные на работу дополнительные охранники. Которые пару недель действительно будут проверять на входе каждого (и сумочки досматривать). Хотя до этого никто такого не делал — глупо и бесполезно, от террориста не защитит.

А потом — все вернется на круги своя. До следующей трагедии.

Мы все четко должны понимать: любой объект с постоянным массовым пребыванием людей и детей в частности — место потенциальной угрозы. Хулиганской выходки. Теракта. Пожара. От этого не застрахован никто ни в одном крупном городе. А один из главных показателей уровня безопасности любого такого объекта — возможность покинуть место происшествия максимально большому числу людей в максимально короткое время. Без давки и паники.

Напомню, когда в 2001-м году два самолета, управляемые террористами, врезались в башни нью-йоркского Всемирного торгового центра, в результате их обрушения погибли в общей сложности 2996 человек (включая 19 террористов). Однако выжило в разы больше — около 16 тысяч человек, которые успели покинуть здания за тот час с небольшим, что прошло от момента столкновения с самолетами до обрушения башен.

К сожалению, у нас в стране практически любая система безопасности объектов с массовым пребыванием людей настроена прежде всего на то, чтобы кого-то не пропустить в здание, а не на максимально быструю эвакуацию.

Так, практически все современные спортивные арены изначально проектируются с учетом того, что они должны опустеть за несколько минут. Но только у нас в «Лужниках» на первом же после очередной реконструкции матче зрители не могли покинуть арену почти полтора часа. Почему? Потому что охрана перекрыла выходы — ей показалось, что что-то идет не так. А те, кто успели до этого покинуть арену, оказались в давке. К счастью, обошлось без жертв.

Это касается и практически любого объекта в Челябинске, будь то торгово-развлекательные комплексы, административные, правительственные здания, офисные центры, магазины, спортивные и развлекательные арены.

Из бОльшей части этих объектов, случись что, будет трудно выбраться не потому, что двери закрыты. А потому что входы устроены так, чтобы максимально затруднить доступ как внутрь, так и наружу.

Вспомните — вы же сталкиваетесь с этим каждый день. Два ряда дверей, открытых так, чтобы люди перемещались между ними по диагонали, «змейкой». А затем — пост охраны с турникетами (которые, конечно, должны во время тревоги открываться, но вот будут ли?). А где нет турникетов — жесткие перегородки, превращающие холлы зданий (и без того частенько спроектированных любителями странной геометрии) в смертельные «карманы». И это еще если рамок металлоискателей нет...

Дети погибают из-за взрослых. Из-за их пофигизма, трусости, отсутствия совести.

Дети в Кемерово погибли не потому, что система сигнализации и пожаротушения не сработала. А потому, что (как утверждают в Следственном комитете) охранник отключил сигнализацию — мало ли какая ложная тревога, а потом разбирайся с арендаторами, не сперли ли во время эвакуации что-нибудь из магазинов и торговых залов.

Дети в Кемерово погибли не потому, что двери эвакуационных выходов были закрыты. А потому, что кто-то из службы безопасности не обратил на это внимания. А если обратил — то решил не напрягаться и не настаивать перед начальством, что это опасно, недопустимо по правилам и может обернуться трагедией.

Дети в Кемерово погибли не потому, что что-то загорелось, а потому, что материалы, использовавшиеся при отделке помещений, похоже, были слишком горючи и дымучи. А кто-то в государственном пожарном надзоре, похоже, как-то не обратил на это внимания. И тут не знаешь, что хуже — некомпетентность или коррупция.

Дети в Кемерово погибли не потому, что кто-то бросил зажигалку в шарики с поролоном, а потому, что в нашей стране самая массовая профессия — охранники, вахтеры, сторожа и прочие вертухаи. Почти всегда — без оглядки на профессионализм и здравый смысл. Для которых главное — «не пущать» и «как бы чего не вышло».

Но в итоге — все равно выходит. То «Хромая лошадь» в Перми (2009-й год, 156 погибших), то дом престарелых в Краснодарском крае (2007 год, 63 погибших). А теперь вот — «Зимняя вишня» в Кемерово.

И еще раз вернусь к Челябинску. Потому что у нас — тонко. И может порваться. Уже три года (!)  журналисты (включая автора этих строк) пишут про вопиющую историю с автоматическими пожарными сигнализациями «Стрелец-мониторинг», которые устанавливают на всех социальных объектах в области — школах, детсадах, больницах и так далее. То система не работает в штатном режиме, то якобы в МЧС вообще разрешали подключать ее не по основному радиоканалу передачи данных, а с использованием резервного (сотовая связь), то выясняется, что систему могут монтировать лишь определенные организации. Которые, разумеется, хотят сделать это подешевле. Экономя на детях и их безопасности. При «широко закрытых глазах» регионального МЧС.

Мы будем ждать, пока у нас что-то случится, и точно так же погибнут дети? Или власти и многочисленные правоохранители и силовики (их даже больше, чем охранников с вахтерами) все же наведут системный порядок?

Ксения Шумина

Обозреватель издания «Челябинский обзор»

Я не первый раз езжу в Европу и не первый раз задаюсь совершенно идиотским в своей нерешаемости вопросом: почему те системы, которые отлично функционируют в каком-нибудь не самом богатом и не самом огромном государстве, с таким скрипом тормозят шестеренками в нашей стране. Даже в самой западной ее части.

Дмитрий Моргулес

Главный редактор издания «Челябинский обзор»
 

Чугунные ограждения на проспекте Ленина — прекрасная иллюстрация к нетленному выражению Виктора Черномырдина.

Евгения Парникова

В Челябинске набережная реки Миасс в районе будущего Конгресс-холла у цирка будет не просто реконструирована, а фактически построена с нуля. Обещают чистку поймы реки, много зелени и никаких заборов.

Ксения Шумина

Обозреватель издания «Челябинский обзор»

Компания «БИОника» сейчас занимается подготовкой сразу двух площадок по выращиванию рыбы. Одна — в Челябинске, другая — в Еткуле. В столице Южного Урала завод разместится на площадке бывшей ЧГРЭС. В планах — выращивать здесь диетического, недорогого сома, которого будут продавать по всему региону.

Дарья Дубровских

Обозреватель издания «Челябинский обзор»

Накануне Дня победы челябинка Лилия Шейкина не нашла мемориал, к которому её семья ездила каждый год, чтобы возложить цветы прапрадеду. Куда делась плита и в каком состоянии находятся памятники, к которым нечасто ходят туристы и сами горожане, в материале «Челябинского обзора».

Евгения Парникова

С 2007 года в России 20 апреля официально считается национальным Днем донора крови. На Южном Урале проходит недельная акция «У крови нет должности», организованная Челябинской областной станцией переливания крови (ЧОСПК).

Евгения Парникова

К 2024-му году в России заработает система слежения за маркированными товарами. Подготовка к этому уже идет, в том числе в Челябинской области. Цель — побороть контрафакт, увеличить таможенные сборы, защитить конечного потребителя от подделок.

Наталия Хомякова

Саша берет сестру-двойняшку Лизу за руку, зовет играть. Но пока что девочкам не удается повозиться вместе. У Лизы — ДЦП. В частном доме на окраине города Касли семья Зацепиных каждый день борется за здоровье и счастливое детство своих дочерей.