Склад здоровья

Откуда аптеки берут лекарства

Андрей Ткаченко

В период эпидемии гриппа в аптеках выстраиваются очереди из покупателей. Откуда аптеки берут лекарства, как выстроена цепочка продаж и что такое «Областной аптечный склад» — в материале «Челябинского обзора».

Десятиметровые стеллажи, сотни коробок и тысячи лекарственных препаратов... Кажется, что здесь можно найти «спасение» от любой болезни! Не зря же столько таблеток, микстур, порошков собрано в одном месте.

Более двух лет акционерное общество «Областной аптечный склад» (ОАС) эксплуатирует новый складской комплекс класса «А». Общая площадь занимаемой территории — 8 754 кв. м.

«Потребность в новом складе возникла давно. Раньше все лекарства хранились на Троицком тракте в двухэтажном здании 1965 года постройки. Современным требованиям складской логистики он никак не отвечал. Поэтому в 2015 году появился новый комплекс», — рассказывает Валерий Яковенко, первый заместитель генерального директора АО «ОАС».

Первое, что происходит на складе — разгрузка и приемка товара. В новом складе компании есть десять погрузочно-разгрузочных доков. Товар приезжает со всех точек страны и зарубежья. ОАС имеет лицензии всех уровней: на обращение лекарственных средств, а также на наркотические средства и психотропные препараты.

Валерий Яковенко, первый заместитель генерального директора АО «ОАС»

«Мы на 100 процентов являемся государственной компанией, работаем и с наркотическими средствами и с психотропными препаратами. Больше никто из коммерсантов в области таким не занимается», — добавляет Валерий Анатольевич.

Здесь же, в зоне приемки, происходит проверка качества товара. Все сертификаты и регистрационные удостоверения проверяются на месте. Сканируются и привязываются к партии товара. Раньше, когда до изменения законодательной базы Лаборатория контроля качества лекарственных средств в Челябинске работала в полном объеме, ряд препаратов отправляли на проверку к ним. Но сегодня эта процедура упразднена. Ближайшая лаборатория есть в Екатеринбурге. Современный контроль качества роботизирован. Все проверяемые документы автоматически сверяются с данными реестра брака федерального Росздравнадзора, где есть актуальные сведения о всех забракованных препаратах.

«Если в одной из сотен лабораторий выявлен брак в препарате, его реализация останавливается по всей стране. Но если забраковали, например, анальгин, то это не означает, что весь анальгин изымается. Существует понятие серии: загружается в производстве бункер с определенной массой субстанции, производится препарат, которому присваивается определенный номер. И если выявлен брак, то лекарство именно этой серии будет изъято», — объясняет Валерий Яковенко.

Есть большая разница между приостановлением продажи препарата и его изъятием. Директор по логистике АО «ОАС» Дмитрий Мальцев рассказывает, что в компанию «Областной аптечный склад» входит 260 «Государственных аптек», расположенных по всей Челябинской области. Если появилась информация о приостановлении реализации товара, то он остается на полках аптек и ждет решения лабораторий. Если же говорят о браке данного препарата, тогда его серию изымают из всех аптек. Достаточно часто встречаются разбраковывания товара.

Дмитрий Мальцев, директор по логистике АО «ОАС»

«Представим, что я фармацевт. Мне поступают таблетки, я смотрю: кажется, что они желтее, чем нужно. Но я же не с колером сижу! Реализацию приостановили. Проверяем. Все в порядке. Продажа возобновляется. Печать „брак“ снята. Фальсификатов в стране я лично уже несколько лет не встречал», — добавляет Дмитрий Николаевич.

В зоне приемки стоит девушка со специальным устройством, которое проверяет штрих-коды на каждой упаковке таблеток и микстур. Цифры и буквы на каждой пачке сверяются с документами. За сутки здесь собираются около 120 тысяч упаковок и отгружаются до 40 машин. Автоматизировано абсолютно все! Все, что здесь делают люди, напоминает работу роботов. Достаточно монотонный труд без какой-либо возможности для самодеятельности. Склад управляется системой WMS — радиотерминалы считывают штрих-коды каждой партии, данные поступают на сервер, где появляется команда на размещение. Система знает весь объем склада, на какой полке какой товар хранится, какие ячейки свободны.

Фармацевтический склад подразумевает большое количество штучного подбора упаковки — для этого создан платформенный мезонин в четыре яруса площадью 2500 «квадратов». На одном из этажей под двумя замками хранятся дорогостоящие препараты, стоимостью более ста тысяч рублей. Здесь и лекарства, которые помогают бороться с рассеянным склерозом, и с онкологией, и с ВИЧ-инфекцией... Область ежегодно тратит более двух миллиардов из бюджета на поддержание тяжелобольных южноуральцев. Все эти объемы проходят через ОАС.

Хотя бы от эпидемии гриппа нам нужно уберечься

На складе смонтированы три холодильные камеры для хранения препаратов «холодовой цепи» при температуре от +2 до +8 градусов и для хранения лекарств, требующих прохладного температурного режима: +8/+15 градусов. Препараты, поступающие сюда, имеют терморегистраторы и термодатчики. В нескольких местах холодильной камеры есть индикаторы, которые в случае нарушения температурного режима краснеют. Если такое случается, то реализовывать препараты нельзя — нарушается цепочка подтверждения «холодовой цепи». Это убытки. При транспортировке препаратов особых температур в контейнеры кладутся специальные охлаждающие элементы. Только так лекарство может сохранить свои свойства и помочь нуждающемуся человеку.

Областной аптечный склад поставляет лекарства не только в «Государственные аптеки», но и во многие другие аптеки региона. Кроме этого, ОАС участвует в аукционах Министерства здравоохранения. Все бюджетные медицинские организации работают в рамках ФЗ № 44 — все закупается через электронные торги. «Битву» выигрывает тот, кто предложил лучшую цену.

Кропотливый труд работников склада

— Пока мы к вам ехали, появилась новость: областной минздрав подал полтора десятка судебных исков на ваше предприятие. Общая сумма штрафов — более пяти миллионов рублей.

— Это нормальная работа. Судебные иски подаются заказчиками, если мы как-то нарушаем условия контракта. Это законодательная обязанность Министерства здравоохранения и любой бюджетной организации. Рабочая ситуация. Будем судиться, обосновывать эти нарушения. 60 процентов лекарственных препаратов — импортные. Могли быть задержки с поставками к нам. Нужно каждую ситуацию изучать, — объясняет Валерий Яковенко.

По его словам, из-за очень высокой конкуренции на рынке, многие оптовики работают на грани рентабельности: 3–5 процента наценки. В «Государственных аптеках» средняя наценка — 18 процентов. Да, есть дисконт-аптеки, которые работают и с восемью процентами наценки. Но говорить о качестве работы фармацевтов довольно сложно.

«Наши покупатели знают, что в „Государственных аптеках“ могут подсказать что-то, подобрать аналог препаратов. Это очень плохо, что люди идут не к врачам, а к фармацевтам за подбором лекарств. Работник аптеки не имеет права назначать лекарства! Наши сотрудники это знают», — говорит Валерий Анатольевич.

В интернете есть сотни списков: «Лекарства импортозамещающие». Первый заместитель генерального директора ОАС отмечает, что лекарств санкции практически не коснулись. Многие западные компании открыли производства в России и делают свои препараты здесь. К тому же, отечественные производители ничуть не уступают западным коллегам. Хотя стоит отметить, что в нашей стране производятся в основном дженериковые препараты. Это лекарственные средства, продающиеся под международными непатентованными названиями либо под патентованными названиями, отличающимися от фирменных названий разработчика препаратов. Тратить миллиарды долларов на разработки собственных молекул лекарственных средств, если они уже кем-то придуманы — несколько не рационально.

Областной аптечный склад — это большой и уверенный бизнес. Поэтому здесь всегда следят за покупательским спросом. Дмитрий Мальцев отмечает, что в аптечном бизнесе есть сезонность. Осенью и весной есть особенная потребность в противовирусных и противоаллергических препаратах. И поскольку ОАС — государственная компания, Правительство Челябинской области в первую очередь ориентируется на запасы лекарственных препаратов и средств индивидуальной защиты при эпидемии гриппа на областном складе и в аптечной сети ОАС.

В аптечном бизнесе есть хорошая социальная составляющая

— В 2016 году мы бесплатно маски в театры предоставляли, когда была эпидемия, — говорит Дмитрий Николаевич.

— Социальная составляющая в нашей работе все-таки есть. «Государственные аптеки» есть во всех муниципальных образованиях региона. И есть аптеки в «деревушках», которые работаю «в минус», но мы их не закрываем, потому что есть социальная ответственность — мы не можем людей оставить без лекарств, — добавляет Валерий Анатольевич.

Еще одна социальная значимость этой компании заключается в льготном лекарственном обеспечении федеральных и региональных льготников. В 104 «Государственных аптеках» можно получить лекарства по льготному рецепту, там же есть автоматизированная система контроля за остатками препаратов. Несмотря на то, что в ОАС и в аптеках роботизировано очень многое, здесь работают более 1600 человек.

Рабочая смена сотрудников склада длится 11 часов с часовым перерывом на обед. В основном склад «оживает» вечером и ночью — когда осуществляется погрузочно-разгрузочная работа.

«Мы просчитали каждую секунду, которую здесь тратят наши сотрудники. Сделали стеллажи и полки таким образом, чтобы все передвижения проходили максимально быстро. Разделили лекарства на несколько „уровней“: менее востребованные расположены на третьем этаже мезонина, а самые популярные — на первом. Здесь же мы поставили конвейер, по которому лотки с нужными лекарствами спускаются прямо в руки работнику», — рассказывает Дмитрий Мальцев.

По конвейеру лотки с лекарствами поступают прямо в руки работникам склада

Дмитрий Николаевич и Валерий Анатольевич отмечают, что молодежи сложно дается монотонная работа на складе. Хотя «свежей крови» здесь всегда очень рады. И пусть во время работы разговаривать некогда, а проявление «самодеятельности» не приветствуется, до и после смены можно делиться какими-то мыслями по улучшению производительности труда.

Одним из таких улучшений стало приобретение комиссионера. Это современная машина, заменившая ричтраки, которая позволяет работнику подняться на высоту 9,5 метров, взять нужную коробку с лекарствами и отвезти ее в нужную точку на складе. И снова все автоматизировано. Все поступает на радиотерминал, никаких криков из «советского прошлого»: «Саня, ты где? Дай мне вон ту коробку, а свои кинь где-нибудь». Современные технологии позволяют не тратить время на разговоры и лишние движения по складу. Все настроено четко и все отлажено.

Болеть сегодня, как известно, очень дорого. Но и лечить — нисколько не дешевле. Поэтому нам нужно сохранять баланс: сколько людей заболели, столько же пусть и выздоравливают! Это и бизнесу хорошо, и горожанам.

«Комиссионера» на складе в шутку называют «комиссаром»