Год независимости

За что я с теплотой буду вспоминать 2017-й

Все, о чем сказано ниже, является субъективным мнением и личными впечатлениями автора. Но автор будет рад, если с ним согласятся.

За что я с теплотой буду вспоминать 2017-й
Андрей Ткаченко

У меня был счастливый год — никто из еще оставшихся в Челябинске друзей и приятелей не уехал на ПМЖ за границу. До этого три года подряд я регулярно провожала самолеты и потом долго плакала. И от радости за уехавших, и от внезапно образовавшегося вакуума.

При этом последние пару месяцев мне так же больно открывать инстаграм, как и несколько лет назад: все снова начали путешествовать. Их всех постов в ленте и сториз — примерно половина с венскими штруделями, гоанскими псами, шанхайскими небоскребами, русскими щами из печи и прочими признаками активного познавательного отдыха. И ведь в этом есть определенный парадокс: за последние четыре года никто из моего окружения не стал богаче. Наши реальные доходы падают, и даже нет смысла приводить тут какие-то официальные статистические данные: каждый чувствует, как легчают его финансовые ресурсы день ото дня, месяц от месяца. Но за последний год появилось отчетливое ощущение: люди устали ждать, бояться и копить, им просто хочется жить. Хочется новых ярких впечатлений, смены надоевшей картинки, новых запахов и звуков. Новых людей, новых лиц. Погружения в иную, непривычную языковую или культурную среду. Неважно, кстати, какую — кому-то непременно нужно в Тадж-Махал, а кому и в деревне под Вяткой хорошо.

Русский средний класс, не до конца уничтоженный затяжным финансовым кризисом, хочет перезагрузки. Хочет настолько, что забивает на повседневные имиджевые вещи. Менеджер Валя плюет на новую норковую шубу и с единственной в году премии покупает на авиараспродаже билеты на Бали. Клерк Вася живет в почти пустой квартире, но его кеды, как и было завещано в хипстер-пабликах, целую неделю гуляют по Парижу. Потому что Вася не так глуп и понимает, что и хорошие кеды, и Париж могут оказаться запредельно недоступны в любой момент, как в конце 2014-го года, когда доллар и евро подскочили в цене в два раза. Бери, пока можно, чувак. Потом может не быть вообще ничего.

В Челябинской области стремительно падает рождаемость ( на 14% в уходящем году), но неплохо продаются недешевые смартфоны и растет выдача кредитных карт. Мне кажется, эти три диагностических среза говорят о среднем классе практически все: ни у кого нет дальнего горизонта планирования, но есть желание жить здесь и сейчас. Здесь и сейчас, не жертвуя и без того скудными временными и финансовыми ресурсами ради гипотетической обеспеченной во всех смыслах старости. И это, кстати, абсолютно правильно в условиях финансовой нестабильности, особенно учитывая генетическую память несколько раз обворованного государством народа. Правильно, если, разумеется, ответственность за последствия таких личных решений брать на себя. Как говорил Жан-Поль Сартр, «я сам — своя свобода».

Вообще, я вижу все больше людей, которые хотят жить для себя. В самом что ни на есть лучшем смысле этого слова. Получается пока не идеально — много перегибов, много недопонимания и слегка кривых приоритетов. Много жизни в долг, да, ибо свободных денег нет и не предвидится. Но в целом тенденция хорошая. Счастье — оно ведь только с себя, спокойного и относительно удовлетворенного, и начинается. Остальные источники — приятные побочные эффекты, не более.

Я замечаю, что стало считаться неприличным и глупым задавать не самым близким людям интимные вопросы. А ведь еще лет пять-семь назад спросить незамужнюю барышню лет 28, какого черта она до сих пор без штампа, не считалось зазорным. Напротив — ей же все желают добра. Теперь в ответ на такой вопрос можно спокойно отпустить ледяную колкость, и это даже в рамках общественного мнения будет считаться совершенно адекватной реакцией.

Невозмутимость, независимость, умение держать удар — прекрасные качества. Огромный внутренний ресурс. Кому-то дается с рождения, вкупе с чертами характера и подходящей социальной средой, кем-то приобретается долго и трудно, путем выстраивания и перестраивания личных границ. Повторюсь, с финансовой независимостью у нас пока не очень. И никогда не было «очень», даже в так называемые сытые годы, потому что сытыми они были далеко не для всех, а благосостояние росло по большей части за счет дешевого кредитования. Но то, что люди стали отвоевывать независимость личную, право на принятие исключительно самостоятельных решений — уже прекрасный информационный повод. Когда это будет происходить легко, естественно, без истерии и применения внешних стимуляторов — возможно, жизнь в государстве поменяется. Власти придется учитывать этот запрос, потому что по-другому не бывает. Потому что независимый внутренне человек очень легко может сесть в самолет и навсегда сменить место жительства. Даже если у него не очень много ресурсов. Я видела, гарантирую.

Я сейчас описала исключительно личные ощущения. И чем больше людей со мной согласится, тем, кажется, счастливее может быть наше общее будущее в этом городе, этой стране и этом времени.

Комментарии