Три взгляда, две компании, одна проблема

В Челябинске — два медцентра с одинаковым названием, разница лишь в форме юридической принадлежности

ООО и ОАО  решают вопросы правообладания именем через суд. При этом ООО было зарегистрировано в 1995 году, а ОАО позже. Казалось бы, о чем тут спорить. Однако юридическое сообщество не готово однозначно признать правоту одной из сторон. «Челябинский обзор» собрал варианты подходов к решению этого вопроса.

 Александр Меренков, Председатель Правления Центра медиации Уральской торгово-промышленной палаты:

— С точки зрения медиации конфликт вполне медиабелен. Необходимо уточнить, по каким причинам было зарегистрировано ОАО в том же городе, с тем же названием, что и ООО, знали ли владельцы ОАО о наличии конкурента с аналогичным названием и сферой деятельности, зарегистрирован ли товарный знак у кого-либо из участников конфликта, готовы ли владельцы медцентров к диалогу и поиску взаимоприемлемого решения. Что делать? Одна из сторон может обратиться к медиатору, который привлекает к процессу медиации вторую сторону. Первая встреча сторон позволит «вскрыть» гнойник конфликта и они смогут обсудить возможные варианты решения. Конечно, они будут отстаивать свои позиции и вряд ли договорятся. Далее следуют индивидуальные встречи, чтобы выявить интересы и сблизить их. Еще одна совместная встреча необходима для выработки соглашения. Каждое решение проверяется на реалистичность, оцениваются выгоды — негативные последствия и препятствия для каждой из сторон конфликта. После достижения договоренностей обсуждаются гарантии и санкции в случае неисполнения решений. В итоге, как мне кажется, если стороны отбросят «понты», то могут договориться.

 

 Екатерина Мурашова, заместитель председателя Первого Арбитражного третейского суда:

— По сути, суд должен определить, какая из компаний — ОАО или ООО  — имеет исключительное право на использование фирменного наименования. Согласно пункту 1 статьи 1474 Гражданского кодекса РФ, юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом.

В пункте 59 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 разъяснено, что при применении пункта 3 статьи 1474 ГК РФ судам необходимо учитывать: защите подлежит исключительное право на фирменное наименование юридического лица, раньше другого включенного в реестр, вне зависимости от того, какое из юридических лиц раньше приступило к соответствующей деятельности.

Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из Единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования.

В нашем случае по данным ЕГРЮЛ с рассматриваемым фирменным наименованием зарегистрировано 48 юридических лиц. В Челябинске же ООО зарегистрировано в ЕГРЮЛ 07.11.2013г., а ОАО  — 21.06.2007г., при том, что первое ЗАО внесено в ЕГРЮЛ 27.09.2002г., которое действует и до настоящего времени.

Таким образом, защите подлежит исключительное право на фирменное наименование той компании, которая раньше другой включена в ЕГРЮЛ. В этом случае разумно применить для разрешения спора альтернативные внесудебные способы, которые помогут заключить сторонам  джентельменское соглашение и безболезненно сосуществовать и работать на территории города Челябинска.

 

 Мелихова Ирина, литигатор:

— Сложившаяся ситуация не является единичной. Анализ споров такого рода приводит к выводу о том, что проблема защиты средств индивидуализации юридического лица, в том числе, его наименования, лежит за пределами правового поля.

Формально, юридически основания для защиты права на фирменное наименование имеются: согласно статье 10 bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности, любые действия способные вызвать смешение разных субъектов предпринимательской деятельности и создать впечатление о наличии связей или особых отношений подлежат запрету.

Российское законодательство закрепляет данную позицию и в Гражданском кодексе, и в Федеральном законе от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Но, как показывает практика, обращение в антимонопольный орган не ставит точку в таких историях. Их продолжение следует в суде, где возможности сторон гораздо шире.

Правовая позиция российских судов сводится к тому, что использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции является одной из форм злоупотребления правом.

Проще говоря, если борьба заявителя за фирменное наименование идёт с единственной целью — сделать жизнь конкурирующего субъекта невыносимой — то решение антимонопольного органа, вынесенное в защиту заявителя, вряд ли устоит в суде.

Предоставляя субъектам предпринимательской деятельности возможности для защиты интеллектуальных прав, законодатель не стремился свести эту деятельность к вечному сутяжничеству. Ведь здоровые коммерческие отношения преследуют цель свободного оборота товаров, услуг и работ, а не судебных решений.

О том, как решать подобного рода непростые споры, речь пойдет на I Ежегодной Конференции «Новые технологии разрешения бизнес—конфликтов» в отеле Radisson Blu. Доступность технологий альтернативной системы разрешения споров, решение даже таких непростых задач обсудят представители государственных, судебных органов региона, представители ведущих общественных объединений, «ОПОРЫ РОССИИ», «Деловой России», преподаватели ведущих вузов России и ближнего зарубежья, практикующие медиаторы, судьи третейских судов, адвокаты. Конференция пройдет 3 сентября 2015 года. Подробности по телефону 263-53-86.

Комментарии 1

С проблемой "Гиппократа" столкнулись. Надо было заключить договор с ООО "Гиппократ", а заключили с ОАО "Гиппократ", предполагая, что они ООО "Гиппократ", а ОАО скромно промолчали, что они другая организация. Надо было самим смотреть, но название свою роль выполнило. Затем рассторглись. Мало кто знает, что организации две. Оказывается антимонопольный комитет уже решал их вопросы.