Раковый хайп

Так ли «активна» опухоль головного мозга в Челябинской области, как тиражируют медиа?

На волне трагических историй, связанных с выявлением опухолей головного мозга у известных российских актеров, певцов, музыкантов, сатириков и телеведущих, в сети все чаще всплывает тема «эпидемии». Тему нередко адаптируют к конкретному региону, например, к Южному Уралу. Есть ли в этом логика?

Согласно данным ЧОКЦОиЯМ, рак мозга на Южном Урале, как бы цинично это ни звучало — даже не в ТОПе лидеров.
otravlen.ru

Известный московский блогер Руслан Викторов накануне опубликовал в ЖЖ пост «Вам осталось два года», имея в виду свою болезнь —   опухоль мозга — и прогнозы медиков. После перенесенной в октябре операции еще совсем недавно счастливый муж и отец надеялся услышать от врачей, что болезнь отступила. Однако — два года. Причем, по словам самого Руслана, общая статистика неумолимо настаивает на 40 неделях — не больше.

Двумя днями ранее (опять же в столице), оставив последнее «устал от мучений», застрелился телеведущий Борис Ноткин. По некоторой информации, сразу же облетевшей СМИ, у старейшины российской тележурналистики была опухоль головного мозга. Днем раньше — 10 ноября — на 70-м году жизни умер Михаил Задорнов. Самый известный российский сатирик боролся с онкологией не один год.

На волне этих трагедий в сети все чаще стали вспоминать и скончавшуюся летом этого года актрису Веру Глаголеву, и самую растиражированную в медиа историю — болезнь Жанны Фриске.

«Болезнь прогрессирует», «рак головного мозга — бич современности», «опухоль головного мозга — одна из самых распространенных в мире». Такие посты сегодня все чаще встречаются в сети. Отследить точное их количество, конечно, нереально, но и не заметить сложно. Что ни пост об опухоли головного мозга — то едва ли не транспарант. И едва ли не каждый — без фактов и цифр: только знакомые медийный имена, только нагнетание, только хайп.

При этом общероссийской статистической выборки по опухолям головного мозга мы не нашли. Известна общая цифра: в России от онкологии страдают примерно три миллиона человек. За последние 10 лет (по состоянию на 2016 год) число таких людей выросло на 18 процентов. Ежегодно страшную болезнь обнаруживают примерно у 500 тысяч россиян. Такова статистика федерального минздрава.

На примере региона

Редакция «Челябинского обзора» пристально следит за темой медицины в принципе, и ситуацией с онкологией в частности. Не так давно на страницах нашего издания был опубликован большой материал «Новые „ворота“ онкослужбы» об открытии в Челябинске нового корпуса в областном клиническом центре онкологии и ядерной медицины (ЧОКЦОиЯМ). Туда мы и обратились снова: запросили статистику, причем, не общую, а вполне конкретную — по заболеваемости опухолями головного мозга в нашем регионе.

Согласно данным онкологов, опухоли мозга на Южном Урале, как бы цинично это ни звучало — не в ТОПе «лидеров». Основной процент выявленной онкологии у нас приходится на кожу, далее идут трахеи, бронхи и легкие, затем молочная железа у женщин и предстательная железа у мужчин. Опухоли головного мозга даже не вынесены в отдельную процентную категорию — они входят в 44 процента, называемых специалистами «другие локализации». Сюда можно отнести опухоли не только мозга, но также печени, глаз, шейки матки и других органов.

— Нельзя говорить о том, что опухоли мозга — это некая категория опухолей, которая прогрессирует или развивается в динамике, — отмечает Лия Захарова, специалист по связям с общественностью ЧОКЦОиЯМ. — Очевидно, что от рака умирают и медийные, известные личности. Поэтому о них говорят больше: по радио, телевидению, о них пишут. Отсюда, вероятно, создается впечатление, что таких случаев крайне много. Такую ситуацию мы видим на примере стечения трагических обстоятельств: сначала умер Михаил Задорнов, а на следующий день — Борис Ноткин. О двух этих случая говорят очень много. Однако, никто почему-то не говорит, что в 80 процентах случаев рак излечим.

Вернемся к общим цифрам. В Челябинском центре онкологии и ядерной медицины на учете стоят около 88 000 человек. При том, что в 2002 году здесь на учете стояло только 15 000. Здесь важное уточненить: речь о возросшем качестве медицины, развитии новых технологий и способов выявления опухолей на ранних стадиях. 

Но это не все южноуральцы, состоящие на учете. К 88 000 следует прибавить также 40 000 человек, состоящих на учете в магнитогорском онкологическом диспансере. И снова важно уточнить — получившаяся цифра вовсе не означает, что на Южном Урале раком болеют 128 000 человек — в этот показатель «заложены» и те, кто смог справиться с болезнью.

— Тех, кто состоит на учете у нас  — все 88 000 человек — условно можно разделить на три группы, — рассказывает Лия Захарова. — Первая группа — те, у кого есть подозрение на онкологию, кто пришел впервые за планом лечения или только начал лечиться. Вторая группа — те, кто уже прошел все этапы: лучевую терапию, химиотерапию, кто сдал все анализы и теперь выходит на этап наблюдений. Сначала мы наблюдаем человека раз в три месяца, затем раз в полгода, затем раз в год. Третья группа — те, кто в зависимости от локализации рака, приходят к нам, к счастью, все реже: таких пациентов мы ждем на плановый прием раз в год-два. Кроме этого на учете, конечно, есть и люди на паллиативном лечении: те, кому мы можем подарить время, продлить жизнь. Люди с терминальными стадиями болезни...

«Вызов обществу»

Именно так онкологи все чаще называют рак. Объясняют просто: раньше, мол, «бичом общества» был диабет или страх скончаться от инфаркта или инсульта. Теперь медицина шагнула вперед и люди с диабетом или сердечно-сосудистыми заболеваниями в основном живут более-менее полноценной жизнью. На смену озвученным болезням пришли онкологические — те, которые мы должны научиться побеждать. Принять, словом, вызов.

В завершение материала, пожалуй, следует дать практические рекомендации врачей — как лично каждый из нас может принять вызов самой агрессивной болезни современности и не допустить ее развития. Их мало и они крайне просты — нужно регулярно обследоваться. Причем речь не только о женщинах после 40 лет, которые более всего уязвимы для рака молочной железы (и которым, соответственно, раз в год нужно проходить обследование маммолога); и не о мужчинах, которым после 40 раз в год в обязательном порядке следует делать УЗИ. Речь в принципе о профосмотрах и диспансеризации.

По данным специалистов ЧОКЦОиЯМ, треть всех пациентов центра — люди, наличие опухоли у которых заподозрили либо во время ежегодного профосмотра, либо во время диспансеризации (проходит раз в три года). И здесь следует отметить один позитивный показатель — у 70 процентов этих пациентов рак был обнаружен на 1 или 2 стадии — то есть вовремя и, значит, есть высокие шансы на то, что с болезнью удастся справиться.

— В основе рака лежат мутации, — говорит Лия Захарова. — Все, кто сегодня не умирает от кори и диабета, инфарктов и инсультов — это наши «клиенты». Нет, это не значит, что если вы не умерли от одной болезни, то умрете от рака. Это значит, что организм человека — накопитель, в котором постоянно происходит множество процессов. Копится ведь не только усталость. Паниковать и переживать не нужно. Все, что вы можете для себя сделать, это наблюдаться у врача и лечиться. Не нужно доводить организм до состояния, когда что-то очень сильно заболит. Регулярные осмотры — это, очевидно, гарантия, что вы сами продлеваете себе жизнь.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

В чем причина того, что от рака умирают богатые и известные люди, которые лечились в лучших клиниках Европы и Америки? Информационной космической диагностикой ИКД (diagtor.com.ua) сделан анализ причин и выявлено, что причина заключается в недостатках лечения по протоколах официальной медицины. Вначале к человеку попадает вирус через пищу, через воздух и размножается в лимфе, далее из лимфы он попадает в ослабленные клетки организма и размножается, образуя раковые клетки, когда вирусов становится 225 в клетке. Протокольные лечения путем операций, химии, облучений и других надуманных технологий или не вызывают изменений количества вирусов или уменьшают количество вирусов на несколько единиц и переводят клетки раковые в клетки доброкачественной опухоли, которые со временем опять превращаются в раковые. Поэтому протокольные лечения не эффективны и даже вредны, что доказывается историей раковых больных. Что делать? ИКД с 2010 года успешно проводится безопасная технология полного подавления вирусов и перевода всех раковых клеток в состояние здоровых за 3 дня потребления растительных продуктов, а далее идет процесс очистки организма. При этом диагностика проводится по фото. Ермаков П П, профессор

Новости

Главное