Все песни только о любви

«Сердце нараспашку»: в Челябинске состоялся очередной благотворительный спектакль

Любительские одноразовые постановки невозможно оценивать с точки зрения профессионализма — это ведь не народный театр, у которого есть труппа, репертуар и постоянный зритель. Но если рассматривать благотворительные спектакли как некий акт нарративной терапии, то можно получить удовольствие и заодно помочь детям.

«Сердце нараспашку»: в Челябинске состоялся очередной благотворительный спектакль
Андрей Ткаченко

Нынешний спектакль — уже восьмой по счету в истории благотворительной самодеятельности Челябинска. И он имеет два существенных отличия от предыдущих: во-первых, это не калька популярного советского фильма (какими были «Любовь и голуби», «Обыкновенное чудо», «Покровские ворота», «Тот самый М.»), во-вторых, кресло режиссера-постановщика вместо Павла Каштанова занял актер Камерного театра Дмитрий Олейников.

«Сердце нараспашку» — это попурри, сборный капустник из сцен «Жестокого романса», «Титаника», «Анны Карениной», «Трех тополей на Плющихе», «Мастера и Маргариты», «Юноны и Авось», «В джазе только девушки», «Дона Жуана», щедро сдобренный музыкальными номерами. Все песни — разумеется, только о любви. В ролях оказались как ветераны самодеятельной благотворительности — бизнесмен Марк Лейвиков, блогер Макс Бодягин, бывший глава администрации губернатора Челябинской области Андрей Комаров, руководитель института «Лотос» Екатерина Вайнштейн, директор «Телесемь-Челябинск» Елена Герасименко, председатель фонда «Андрюша» Юлия Жаботинская, так и новички — бывший вице-губернатор (находящийся в непростых юридических обстоятельствах) Николай Сандаков, художник Петр Серебровский, телеведущая Ольга Труш, журналист Матвей Кондрашов, директор ООО «Томир» Дмитрий Клеутин. Кстати, на вопрос, есть ли разница в первый и второй раз, Лейвиков лаконично отметил, что «есть, но вообще, все так же страшно».

— На постановку в общей сложности ушло полтора месяца, а идея сделать микс — наша общая с Мариной Петровой (идеолог благотворительных проектов-спектаклей — прим. редакции), — говорит постановщик Дмитрий Олейников. — Это подходящая форма для непрофессиональных артистов, ведь если есть история этюдного характера, из каких-то узнаваемых кусочков, то тратить энергию здесь и сейчас — гораздо легче, нежели, допустим, в пьесе на протяжении долгого времени извлекать одну общую эмоцию.

Отметим, что вплоть до самого спектакля информация о ролях и исполнителях держалась в строжайшем секрете. Ну, разве что случайно утекли сведения о том, что Сандаков будет играть не кого-то, а самого Джо Дассена. Слухи подтвердились, а в довесок бывший вице-губернатор сыграл еще и Николая Резанова, вполне годно спев арию из «Юноны и Авось».

— Когда меня пригласили в проект, я сразу предупредил, что это сумасшедший риск, потому что я не артист и певец максимум в третьем дивизионе караоке, — рассказал Сандаков, когда занавес опустился. — Но получилась история какой-то сумасшедшей синергии. Было ощущение, что эти люди со мной рядом всю жизнь. Ребята играли сегодня просто потрясающе, и сейчас у меня есть ощущение, что за полтора месяца из нас всех, и даже из меня, артистов-то как-то слепили. Ну и, конечно, надо учитывать, что на таких спектаклях аудитория к тебе уже настроена дружелюбно, а раз ты, выйдя на сцену, уже получил кусочек добра, то и ничего не боишься.

Основную задачу режиссер выполнил — дал каждому актеру персонажа, максимально подходящего по темпераменту, типажу, пластике, степени обаяния. Ну, и заставил делать то, чего раньше не приходилось. Например, художник и музыкант Петр Серебровский исполнил этюд в образе Джека Доусона, главного героя фильма «Титаник». Тоже, кстати, художника, но это сходство никак не облегчило работы над ролью, ведь пришлось не рисовать, а учиться танцевать.

— Я никогда в жизни не танцевал, тем более в паре. Ну, разве что где-то в клубе, —поделился Серебровский. — Мы с Юлией Жаботинской сделали этот номер недели за три, репетировали каждый день. А моя профессия помогла собрать внешнее воплощение образа — костюм, подтяжки, прическа.

Из 20 новелл о любви особенно удались четыре: Макс Бодягин и Елена Герасименко сыграли Нюру и таксиста из «Трех тополей на Плющихе» (песня «Нежность»); Петр Серебровский и Юлия Жаботинская, как уже упоминалось, чуть не выжали слезу из поклонников «Титаника» («My heart will go on» в русском переводе); Николай Сандаков и Ольга Труш смотрелись убедительно в ролях Резанова и Кончиты; Марк Лейвиков и опять же Труш удивили зрителей очень жесткой сценой из «Жестокого романса», где Паратов дает жовиального злодея, а Лариса — экзальтированную эмансипе.

Зал был почти полным, и это прекрасно: собранные средства, по заявлению организаторов, пойдут на помощь больным детям в благотворительный фонд Константина Хабенского и в поддержку ребят из студии творческого развития «Это правда», а стоили билеты недешево. Актеры получили свою минуту славы и некий акт нарративной терапии. В психологи так называется «создание вокруг клиента пространства для развития альтернативных, предпочитаемых историй, которые дадут ему возможность почувствовать себя способным повлиять на ход течения собственной жизни, стать непосредственно автором своей истории и воплотить её, привлекая „своих“ людей для повышения чувства заботы и поддержки». Собственно, театральная самодеятельность и подразумевает под собой вот это все. Нельзя научить человека актерскому мастерству за полтора месяца, но «открыть» ему глаза на мир нараспашку, сделать его более внимательным к деталям и восприимчивым, — уже неплохо. Деньги — детям, аллилуйя — любви. Занавес.

 

Комментарии