О чем говорят преподаватели

«Школьный учитель обладает властью,
о которой премьер-министры могут только мечтать»
(У. Черчилль).

Осень, листья жгут корабли, а у преподавателей первые после каникул посиделки с коллегами по кафедре. Чаек, кофеек, плюшки. И разговоры.

vrtfond.ru

Про то, как кто провел лето, заморским загаром нынче не то, что давеча, блистают единицы. Оно и понятно: «денег нет, но вы держитесь».

Про то, чтобы вместо того, чтобы готовить лекции, опять нужно переделывать все учебные программы под какой-то очередной никому не нужный стандарт.

Про то, что реальная нагрузка опять выросла и, что характерно, за те же нищенские копейки.

Про тех, кто не выдержал издевательств, прилагаемых к высокому служению, и, послушав премьера, свалил торговать грелками для пупка и яйцеварками на одно яйцо.

И, конечно, по старой интеллигентской привычке, о том, что же будет с Родиной и с нами.

Народ как-то сразу поделился на два лагеря — негодующие пессимисты (те, что помоложе) и смирившиеся пофигисты (те, что постарше). По логике вроде не хватало восторженных оптимистов, ну так откуда им взяться — осень...

Тон задавали молодые, рьяные. Сарказм аж хлестал. И про честность премьера, который наконец-то открыто дал понять, чего стоит вся эта педагогическая шелупонь. И про единый учебник истории, о том, что СССР, как теперь неоспоримо доказано на основе анализа путевых заметок путешествия Ивана Грозного из Петербурга в Москву, ни на какую Польшу в 39-ом вместе с фашистской Германией не нападал, а просто помогал братскому народу. А то, что поляки этого не осознали — так дебилы, чё. Вот и допрыгались до Катыни. Кстати, для тех, кто сомневается, это неплохой намек.

Им про вроде как добрую весть — брошенную кость, замену Ливанова на Васильеву, так и тут недовольны. Давай про то, что хрен на редьку менять только время терять, и им такая кость в глотку не лезет.

И сталинистка-то она, а потому будем учиться по краткому курсу истории ВКПб, «Вопросам языкознания» и объявим генетику с кибернетикой, а пуще всякую социологию продажными девками империализма. Ибо это и есть образцы эффективного менеджмента.

И православная-то она «на всю голову». Так что ежеутреннее исполнение «Отче наш» и «Боже, царя храни» нам вместо теоретической механики, сопромата и лингвистики.

И опять про пионеров, куда идти которым давно сказала гениальная Раневская.

И про неизбежное поствыборное сокращение бюджетных мест, объединение (то бишь секвестирование) ВУЗов, неизбежности курса «все, кроме детей депутатов и чиновников — в ПТУ».

Короче, правды нет, известий нет, есть труд на благо Ротенбергов и Сечиных за три копейки. И хоть тушкой, хоть чучелом, но надо ехать. Потому как у государства с такой политикой в образовании нет будущего, а у наших детей — нет шансов.

Тут уж и старшее поколение с высоты своего опыта подключилось. Да полноте истерить-то. Грош цена всем вашим кабинетным протестам. Все, кто мог свалить (преимущественно технари), свалили. И занимаются наукой в тех странах, где это можно и востребовано. А вы-то кому нужны, гуманитарии штопаные? У вас же вся работа на языке и культурном контексте построена. Не впишитесь вы в их дискурс. Так что — только посуду мыть. Скатертью дорожка. Кто хочет. Остальные сидите и не рыпайтесь. И учите детей по единому учебнику. Неважно, истории или литературы.

Мы вон, тоже все так учились. И что? Нормальный преподаватель, даже действуя исключительно в рамках официальной программы, сумеет донести до ученика все, что хочет. Намеками, поворотом головы, усмешкой, взглядом, ссылками. Подбором и последовательностью фактов, наконец. Это умудрялись делать и в совке, а уж сейчас, при наличии Интернета... Просто даешь рекомендации проанализировать лживые измышления русофоба Пайпса о русской истории. И все. Как сейчас помню, лекции про человеконенавистническую философию Ницше или упадочническую поэзию Серебряного века где-то между Горьким и Демьяном Бедным.

То, что дойдет не до всех — так и не надо. До всех всё равно никогда не дойдет. Нормальный преподаватель все равно работает на 10, максимум 20 процентов вопрошающих, у которых живой интерес в глазенках. Остальные — шлак. Вперёд, в секцию спортивного мордобоя, военное училище и на концерты Лепса со Стасом Михайловым.

Зато наша система позволяет преподавателю легко выполнять свою вторую основную социализирующую функцию. Ребенок получает правильное представление о сложившейся в современной России системе общества и правилах игры в ней. Понимает, что любая история, преподаваемая в школе — всегда служанка господствующих элит и призвана выполнять функцию оправдания их права на организованное ограбление и насилие по отношению к податным слоям населения. Что есть и другие концепции, где все сложно и неоднозначно. Но публично говорить о них на пионерско-комсомольско-партийном собрании не стоит. Это удел и тайное наслаждение тех, у кого есть мозг.

И в заучивании наизусть «Утра в рабочей слободке» из Матери на фоне беглого упоминания блоковских Скифов нет ничего ужасного. Нормальный учитель сможет сделать это так, что первое будет вызывать рвоту, а второе — восторг. А дальше уже всё сами.

Неважна не только программа, а даже набор изучаемых предметов.

Если теологию читает такой, как диакон Андрей Кураев — от нее в миллион раз больше пользы для понимания истории, культуры, общества, формирования научно-критического мышления наконец, чем от любых курсов, которые преподнесут какие-нибудь Мединские или Лысенки.

Название курса столь же неважно, как и название диссертации. Важно, кто научный руководитель. Если это Лосев или Аверинцев — это одно. Если специалист с базовым образованием по хоровому пению, всю жизнь протиравший юбку в комитетах комсомола и околовластных предбанниках для челяди — другое. Я, например, вообще, без выписки из диплома не помню, как называлось то, что нам читали Бибихин, Иванов, Мелетинский, Гуревич. Помню только их, и все, что потом сам прочитал благодаря их лекциями. И то, что стал после них совсем другим. Также как перед этим стал другим после первой учительницы Долорес Ильиничны. Или гениального учителя математики, фамилии и имени которого уже, к сожалению, не помню. Но именно он для моего мировоззрения и формирования профессиональных навыков сделал в сотню раз больше, чем все преподаватели гуманитарных наук моей школы, вместе взятые. Сколько бы и какие бы курсы ни читал преподаватель, он все равно читает один мега-курс — себя, любимого. Как там у Маяковского: «Я — поэт, об этом и пишу, этим и интересен».

То, что наверху не Сократы и Софьи Ковалевские, может возмущать только совсем юных романтиков. В институте Гэллапа давно выяснили: чтобы победить, IQ кандидата в президенты не должен превышать IQ средней американской домохозяйки. А они вообще уверены, что США разгромила Наполеона, причем на своей территории.

Так что наши губернаторы не оригинальны. Во власти всегда либо львы (силовики с одной извилиной от каски), либо лисицы (торгаши с примитивным мышлением уровня умного кролика, который знает, как лучше всех спереть самую вкусную морковку), там скрипач не нужен. Где вы видели большого ученого или гениального педагога — министра образования или науки? У них функционал разный. У одних — мыслить и учить мыслить, у других — обеспечивать государству послушное дисциплинированное население и пушечное мясо в виде ресурсов для реализации целей государственной политики, то бишь тех же элит.

Так что не пофиг ли вам, какой Пупкин или Пупкина когда-либо занимал или занимает министерское кресло? Тем более, что это фигуры предельно несамостоятельные, что государь велит — то и правда.

Но ведь «всю систему образования загубить хотят. Всех талантливых и дееспособных выживают. Детей наших калечат».

Господа, не надо конспирологии. Нет, на уровне стратегии США, Бжезинского и т. д., конечно, существовала цель уничтожения системы образования, сложившейся в СССР. И она даже успешно реализовывалась. Но это было давно. Теперь разваливать уже особо ничего не надо. Все идет само по себе.

Кто-то, правда, думает, что под носом у В. В. Путина на протяжении десятилетий действовала банда агентов госдепа. Но не такое у нашего президента воспитание. Не надо умножать сущности — все гораздо проще. Тупая жадность и нежелание разбазаривать сверхприбыли от нефти, газа и эксплуатации населения на ненужное образование холопских детей. Нормальный такой эффективный менеджмент.

Государству необходимы навыки и квалификации населения, соответствующие уровню развития его экономики и социальной системы. Мы — сырьевая страна Третьего мира с комплексом побежденного и завышенными (что, кстати, не всегда плохо) геополитическими амбициями. Государству, т. е. правящим элитам, на данный момент нужны выпускники как максимум техникумов, способные запустить Тополь-М. И точно не нужна мятущаяся, думающая, вечно во всем сомневающаяся интеллигентская прослойка.

То, что грамотный, но не сомневающийся, то есть неспособный мыслить, человек — недостижимый идеал просвещенного абсолютизма, что это бесперспективно и губительно для информационного общества будущего, как минимум не доказано, как максимум — никого не волнует. Сформировавшиеся в России элиты обладают тактическим (срочно отжать как можно больше и вывезти к семье за границу), а не стратегическим мышлением. Но тактическое-то есть. Так что вовсе уничтожать систему образования никто не стремится. Просто невыгодно.

Насчет выживания умных и талантливых — так извините, их везде и всегда травили. И общество априори на 90 процентов состоящее из посредственностей, и уж тем более соль этого общества, посредственности из посредственностей, лучшие люди города. Никакой специально политики государства по этому поводу нет. Зарплаты у всех примерно одинаковые. Просто хочешь больше — лижи глубже. И не активничай. Система отторгает излишне активно растущие клетки как раковые.

Насчет того, что губят ваших детей, так это ваши дети. И не надо пытаться любить всё человечество. Попробуйте полюбить близких. Дайте им самим то, что знаете и умеете. Не жалейте на них времени. Умеете писать — научите писать. Умеете строгать и видеть красоту в валяющейся лесной коряге — учите. Знаете английский — вперед. Не чужды формулам — велком в музыкальное царство красот физики и математики.

А если еще время и силы остаются на хобби (ну, не за зарплатой же вы в ВУЗ приходите) типа соперничества с Демиургом в делании новых людей — работайте и получайте от этого кайф, ничуть не меньший, чем от написания картины и симфонии. А внешние условия — так они всегда зеброй, то чуть лучше, то опять как всегда. А ты — делай, что должно и будь, что будет.

Комментарии