Как Москва? Провинциальна!

Сыпет на район листва,
В новостях Москва.
Говорят, отсюда пора сваливать.
Чёрта с два!
Провинция моя,
Мой вечерний Че.

(Триагрутрика)

«Я всегда считал, что лучше быть провинциальной острой подливкой, чем жидким столичным супчиком». (Ф. Скотт Фицджеральд. «Издержки хорошего воспитания»).
Liveinternet.ru

На днях перечитывала книжку одного из любимых своих авторов — Ильи Стогова: «Мертвые могут танцевать». В ней он рассказывает про города, которые раньше были ого-го, а теперь от них остались только руины, хотя и они поражают своей величественностью. Пишет Стогов про Турцию: «Пляж усыпан телами челябинских домохозяек. Развлечений в Мармарисе немного. Поел, на пляж, снова к столу. Можно, впрочем, нанять на набережной катерок и съездить на соседний остров Родос. Виза не нужна, катер стоит меньше $15. Челябинские домохозяйки никогда не ездят на Родос: на Родосе нет радости, а в отелях all inclusive — есть».

И так мне обидно стало! Почему именно челябинские-то? Как будто в Самаре или в Перми все домохозяйки цитируют Умберто Эко и не набирают тазики еды со шведского стола, а по приезде в Турцию сразу мчат на Родос, минуя пляжи и пенные вечеринки. Есть, наверное, исключения, но в большинстве-то! Повозмущалась почти вслух, а потом поймала себя на мысли: «С каких пор мне так не наплевать на то, что говорят о Челябинске?» Ладно мы, жители, его ругаем, но другим этого делать никто не разрешал. Еще год назад собиралась уехать в Питер, но возникли семейные обстоятельства. Решила еще пару лет «потерпеть». А теперь вдруг стало «за державу обидно».

В августе во время командировки в Салехард познакомились с журналистами из других регионов. Мало того, что они пишут и снимают о действительно важных проблемах своих областей, так еще и создают творческие коллаборации, открывают новые коллективы, делают арт-площадки, где местные музыканты, поэты, художники могут себя проявить.

«Но это же все провинциальный уровень!» — возмутилась моя приятельница, переехавшая в культурную столицу два года назад. В Екатеринбурге у нее была своя музыкальная группа, веселая работа на радио и всякие мелочи жизни: квартира, машина, кошка. В Петербурге она менеджер по продажам обоев и начинающий блогер в инстаграме. — «В Питере все эти творческие люди не смогли бы себя зарекомендовать. Уровень, понимаешь?»

«Ну и чего мне этот твой уровень? Посмотреть на тех, кто сейчас причислен к петербургской элите, так это же выть хочется!» — попыталась поспорить я.

«Ты просто сидишь в своем Челябинске и не понимаешь, что ТОП, а что не ТОП», — этой фразой нашу беседу мы и прекратили.

Объяснять человеку, что этот ваш «ТОП» — однодневка, и завтра все забудут про половину блогеров, реперов и бездарных художников — глупо. Для нее ведь главное, чтоб звучало красиво: «Алена из... Санкт-Петербурга», и ничего, что родилась в Верхней Пышме.

Про эту свою знакомую я рассказала ребятам на молодежном форуме «Таврида». Журналисты из 85 регионов наперебой стали высказываться:

«Лучше быть звездой в провинции, чем п.. в столице». «Большие города: ни берега, ни дна. Все начинать сначала». «Лучше работать на радио в любом городке, чем торговать ерундой возле Петродворца». «Кто сказал, что только провинившиеся живут в провинции?»... И так далее.

«Пять лет назад я переехала в Питер учиться из своего города с населением в 300 тысяч человек. Там у меня была работа в нормальном издании, свой кино-клуб, и я считала, что это потолок. Надо валить. Я не жалею, но чего-то все же не хватает», — делится со мной новая приятельница. Теперь она работает в федеральном издании, все вроде как хорошо. Но того чувства собственной важности, безусловно, уже нет. А это ЧСВ, как известно, сам себе не потешишь — никто не потешит.

И на той же «Тавриде» про медиатренды нам рассказывали шеф-редакторы ведущих СМИ страны. Один живет в Ульяновске, другой — в Казани, третий — в Екатеринбурге, четвертый — в Чебоксарах. А с виду так и не скажешь. Мало того, что московским журналистам они ничуть не уступают, так еще и их издания вышли на федеральный уровень и задают те самые медиатренды.

«Не уезжайте вы из своих городов. Интернет позволяет стать звездой каждому, практически не выходя из дома. И неважно, где этот дом! Работу надо делать на мировом уровне, тогда успех будет где угодно», — наставлял слушателей Родион Скрябин из Ульяновска, редактор популярного сайта «Лайфхакер».

Впервые мне хотелось вернуться в Челябинск. В город, а не просто к друзьям и родителям. В город: с его смогом, убитыми дорогами и алкомаркетами на каждом шагу. И хочется здесь не «потерпеть», а пожить. А отправляясь в Турцию, первым делом возьму катер до Родоса. К all-inclusive мы, суровые челябинские «недомохозяйки», как-то не приучены.

Комментарии