Как должны работать коллекторы?

В России могут принять поправки в законодательство, которые бы усилили контроль за деятельностью коллекторских агентств. Ожидается, что в стране появится государственный реестр компаний по взысканию долгов. Сейчас он в разработке.

К компаниям будет предъявляться ряд требований. Так, планируется установить минимальный уставной капитал фирмы на уровне трех миллионов рублей. Ожидается, что «белый» список появится к концу 2015 — началу 2016 года.

Напомним, что с момента возникновения коллекторского рынка за десять лет несколько раз обсуждались законы, регулирующие деятельность представителей этой сферы. В 2014 году в российское законодательство были приняты поправки, которые запретили коллекторам встречаться, звонить и присылать сообщения заемщикам с 22.00 до 8.00 в будние дни и с 22.00 до 9.00 в выходные. Угрожать жизни, здоровью или имуществу должника или членам его семьи взыскателям также было запрещено. В 2015 году в Госдуму было внесено предложение, согласно которому коллекторам запрещалось контактировать с заемщиком более четырех раз в сутки.

«Челябинский обзор» поинтересовался, с какими злоупотреблениями коллекторов сталкивались челябинцы, их родственники или знакомые, и помогут ли очередные меры по узакониванию деятельности коллекторских агентств исключить эти перегибы?

 

Валентина Тишина, заведующая кафедрой «Банковское дело» в ЮУрГУ:

«Попытка навести порядок на рынке взыскания долгов — это попытка помочь банкам, которые аккумулируют и наши с вами вклады. Конечно, эффективность деятельности коллекторских агентств зависит от степени запущенности долговых обязательств заемщика. С одной стороны, коллекторов можно понять — это коммерческие структуры, это бизнес, зарабатывающий деньги на переуступке долгов. С другой — они действительно часто допускают перегибы в своей работе. Лично со мной произошел случай, когда двое молодых людей, перепутав мою квартиру с квартирой должника, налили в замок клей „Момент“. Когда я вернулась домой, то увидела рядом с дверью тюбик от клея, а рядом — квитанцию о неуплате банковского долга на имя условного И. И. Иванова. А парня, между прочим, искали уже года три: писали, звонили и, как я понимаю, пошли на крайние, но вполне распространенные меры. В итоге я доказала, что в подъезде стояли камеры, и мне выплатили деньги за замену замка и ремонт двери.

А вообще историй о женах должников, которых увозят в лес, или автомобилях с повреждениями и „автографами“ — масса. Конечно, все это противозаконно, но в большинстве случаев у потерпевших даже нет возможности доказать факт причинения ущерба или морального вреда именно людьми коллекторских агентств».

 

Екатерина Косилкова, главный редактор Politik74.RU (в прошлом работала с микрофинансовыми компаниями, не занимаясь банковскими долгами):

«Изначально коллектор никогда не „жестит“, он пытается выстроить диалог так, чтобы получить максимальную сумму. Схема разговора следующая — информируешь о сумме задолженности, выясняешь намерение платить (когда, сколько), выдвигаешь требование. На уступки шли часто. Если очевидно, что клиент неплатежеспособен, лучше списать часть штрафных процентов или заключить с ним соглашение о выплате по графику, чем не получить вообще ничего. В день оптимально обзванивать 70 анкет (плюс контакты анкет — 280 звонков получается). Все фиксируешь в программе — результаты, договоренности и так далее.

К разным категориям должников разный подход. Самый жесткий — к профессиональным „торчкам“ (к тем, кто открыто заявляет, что не собирается платить и говорит, что специально кинул контору). С такими долго не разговаривают — начинают системно прозванивать ближайшее окружение.

Жестко беседовать начинаешь или в случае изначального отказа платить, или в случае, когда клиент два или более раз обманул тебя по оплате. Если переговоры по телефону результата не приносят, к клиенту выезжает мобильная группа — два человека. Они привозят письменное уведомление о задолженности, если застают клиента или родственников дома — общаются лично. Когда должника и родни дома нет — общаются с соседями, собирают информацию. На многих приезд действует отрезвляюще. Даже на маргиналов.

С теми, кто готов платить обсуждается только график погашения, если клиент сразу не может заплатить всю сумму. Но в моей богатой практике была всего одна женщина, у которой был реальный форс-мажор: попала в больницу.

Вообще, просрочка МФО — это что-то с чем-то. Контингент своеобразный. 99% просрочников в МФО — это жулики, халявщики и люди, живущие одним днем и не думающие о последствиях: наркоманы, алкаши, подставляющие своих мам и бабушек, знающие, что за них все равно заплатят, хоть последнюю пенсию, но отдадут... По сути, все проблемы должников — это их безалаберность и желание халявы».

 

Денис Рыжий, руководитель исполкома регионального штаба Общероссийского народного фронта:

«Безусловно, деятельность коллекторских агентств необходимо легализовать, а рынок возврата долгов — систематизировать и регламентировать. Задача коллекторов — на 100 процентов дискредитировать должника, чтобы он не видел другой возможности разорвать этот замкнутый круг, кроме как погасить свою задолженность. Инструменты для этого используются различные — это и моральное давление, когда десятками раз на дню идут звонки не только на личный номер абонента-должника, но и на телефоны его родственников, соседей, на работу (есть прецеденты, когда коллекторы звонили даже несовершеннолетним детям!), и ряд случаев, которые могут попасть под описание „плюс-минус 90-ые“, когда люди спортивного телосложения с определенной периодичностью приходят к должникам в гости и беседуют с ними, что называется, на языке жестов (все мы помним недавний случай в Перми, когда во время потасовки должник получил травмы, не совместимые с жизнью)... Поэтому рынок надо приводить в цивилизованный вид. Для сравнения, с должниками-юрлицами претензионные отношения выстраиваются в рамках правового поля, через судебные инстанции. И сейчас речь идет о том, чтобы уравнять физических в правах с юридическими. При этом мы, конечно, не говорим про мошенников. Поспособствует легализации ранка взыскания долгов и Закон о банкротстве физлиц, который вступит в силу 1 октября. Он станет неким профилактическим инструментом для всех. Банки, думаю, будут еще внимательнее подходить к процедуре оценки заемщика и поостерегутся рассылать листовки с предложениями по почтовым ящикам. Коллекторов документ тоже будет сдерживать: те будут понимать, что клиент сможет уйти от противоправных действий через процедуру банкротства. Коллектор, по идее, должен стать переговорщиком в отношениях между кредитором и должником, но никак не „выбивальщиком“ процентов, потому что ситуация у нас не блещет оптимизмом: объем просроченной задолженности растет большими темпами».

Комментарии 1

Задача коллекторов — на 100 процентов дискредитировать должника, чтобы он не видел другой возможности разорвать этот замкнутый круг, кроме как погасить свою задолженность. - говорит Денис Рыжий. Ему ли не знать)))))))))))