Глубокий разговор

Компания «МегаФон» организовала для журналистов пресс-тур на предприятия группы компаний «Южуралзолото» (ЮГК)

Они связывали людей на расстоянии, а теперь их абонентами стали мощные «БелАЗы». Как компания «МегаФон» заставила «говорить» тяжелую технику, провела связь на глубину почти в километр и раздала мобильники золотодобытчикам — в нашем репортаже.

Андрей Ткаченко

Компания «МегаФон» организовала для журналистов пресс-тур на предприятия своего корпоративного клиента — группы компаний «Южуралзолото» (ЮГК). Современные связисты хотели удивить корреспондентов «умными» ноу-хау, а горняки, соскучившись по вниманию прессы, решили показать передовые технологии и, конечно же, плавку драгоценного металла.

С места в карьер

Первой точкой на карте нашего пресс-маршрута стал Березняковский карьер. Облачившись в красно-серые спецовки, мы отправились на смотровую площадку, откуда открывается впечатляющий вид на добычу породы. В этот день работы на карьере велись не очень активно: на дне огромной многоступенчатой ямы «копошилось» всего два экскаватора и два «БелаЗА». С высоты эти многотонные махины смотрелись как игрушечные машинки. По словам наших провожатых, карьеру не удалось выйти на проектную мощность по объективной причине: посередине месторождения пролегла нефтяная труба, тяжбы из-за которой приостановили горные работы. Пытаясь разрешить спорный момент, горняки все же не тратили время впустую, успев возвести рядом с карьером золотоизвлекающую фабрику.

Визит на нее начался с досмотра. Строжайшая система безопасности на проходной задержала нашу делегацию на несколько минут.

Первое, что бросилось в глаза — идеальная чистота и порядок. Ощетинившийся газон, молодые березки, высаженные по обеим сторонам от асфальтированных дорожек, благоухающие клумбы... По дороге к комбинату нам встретился широкоформатный щит с понятным для всех напоминанием: «Помни, тебя ждут дома!». На самой фабрике оказалось совсем мало сотрудников. Руководство объяснило это тем, что все процессы на предприятии автоматизированы. Сотрудников хоть и немного, зато каждый знает зону своей ответственности. Это, кстати, отмечено краской прямо на бетонном полу комбината. На каждом этаже — отметки с указанием высоты и фамилией человека, который тут командует.

Гигантские агрегаты обступают нас со всех сторон. В этих блестящих чанах цилиндрической формы, шумных установках и громадных котлах извлекается золото — как говорят сотрудники, «происходят сложные химические реакции». Сначала порода измельчается до микрон (диаметр песчинки 0,074 миллиметра), просеивается, превращается в жидкую пену, а затем в получившуюся смесь добавляют реагенты, абсорбируя из нее золото.

Можно ли сравнить это производство с опытами алхимиков? «В современном понимании этого слова, — отвечает начальник фабрики Иван Хайдаров, и не без гордости в голосе добавляет: — В советское время здесь не то, что предприятие бы не построили, даже не начали бы разработку карьера — уж слишком мало содержание золота в местной породе: всего 4 грамма на тонну!».

В скором времени на предприятии запустят отделение автоклавного выщелачивания, что позволит увеличить процент извлечения золота. Во время измельчения породы в автоклаве туда будет подаваться кислород, который является природным окислителем. Он-то и поможет доставать из руды больше золота.

«В природе этот процесс происходит миллионами лет, а мы это будем делать буквально за неделю», — подытожил Хайдаров.

Главный экспонат

При других обстоятельствах можно было бы обойти посещение Пластовского краеведческого музея стороной, если бы не наш экскурсовод, геолог и горняк со стажем Равиль Хайрятдинов, который отдал золотодобыче лучшие 25 лет своей жизни, а теперь водит экскурсии в местном музее.

Через каждое слово он вставляет фразу «наш президент». К концу беседы проясняется, что речь идет о президенте группы компании ЮГК Константине Струкове. «Официально считается, что золотодобыча в Пласте ведется больше 175 лет. Хотя золото здесь добывали и раньше. Доказательством этому служат наши леса, изрытые и взъерошенные киркой и лопатами, — следы прежних горных работ. В Челябинске, к примеру, 20 лет пытаются построить метро, а в Пласте его уже почти построили. Пока мы с вами здесь разговариваем, под нами, в многокилометровых тоннелях мчатся составы, только не с людьми, а с рудой. Сегодня мы лидеры в стране по золотодобыче. Такие масштабы стали возможными благодаря усилиям нашего президента, который смог восстановить ряд шахт, в том числе и затопленных», — отметил Равиль Хайрятдинов.

Карьерный рост

После небольшого экскурса в историю наш микроавтобус направился из Пласта на Светлинский ГОК. Для начала мы посетили карьер, который в разы превосходит Березняковский, и смогли поближе рассмотреть спецтехнику, работающую на глубине 190 метров. Автовыставка под открытым небом собрала разнокалиберные «БелАЗы» и бульдозеры с громадными ковшами, в один из которых легко поместилась вся наша журналистская команда вместе с оборудованием.

Здесь добывают 1,5 миллиона кубов горной массы в месяц. При этом в приоритете — увеличивать добычу за счет разрастания карьера вширь. «С ноября 2016 года по март этого года мы ни на сантиметр вглубь не опустились. Понятно, что хорошая руда находится внизу, но если начать добывать ее сразу, то мы сядем „в морковку“, и дальнейшая работа станет опасной. Вообще, любой карьер — работа на грани фола. С одной стороны нужно обезопасить себя, делая борта более пологими, а с другой — брать лишнее — деньги на ветер. Точные расчеты помогают соблюсти эту грань», — рассказал представитель компании.

Понятно, что при таких опасных работах качественная связь становится главным элементом безопасности. И если раньше на глубине постоянно наблюдались перебои с ней, то теперь таких проблем нет. Рации заменили сотовые телефоны со множеством полезных опций. Это стало возможным благодаря приходу компании «МегаФон».

«Наша компания установила свое оборудование на карьерах, в шахтах и на транспорте ЮГК. Всего мы оборудовали 250 большегрузных машин. Поэтому сегодня работники предприятия решают рабочие задачи по сотовым», — отметил Павел Кузнецов, специалист Челябинского отделения «МегаФона».

Внешне такая система выглядит как обыкновенная пластмассовая коробочка, которая не занимает много места и размещается под водительским сиденьем. Все, что выдает нахождение «умной» техники — небольшая антенна на кабине «БелАЗа». Кстати, такой особый контроль за техникой стоимостью 2 миллиона долларов — мера вполне оправданная, достаточно вспомнить ряд угонов спецтранспорта на стройках Подмосковья...

«Ежегодно мы перерабатываем более 8 млн тонн золотосодержащей руды. Причем добыча ведется и в шахтах, и в карьерах. Крупнейший из них — Светлинский ГОК. Сейчас его глубина — 190 метров. Но даже на такой глубине „МегаФон“ обеспечивает стабильный сигнал. Наши машины напичканы различными датчиками, которые позволяют отслеживать весь производственный процесс и вовремя вносить коррективы. Лично у меня в телефоне стоит программа, которая позволяет следить за производством, находясь в любой точке мира», — объяснил Роман Бергер, управляющий директор «Южуралзолото Группа Компаний».

Золотая плавка

К слову, Светлинский карьер — не самое богатое месторождение. В среднем, здесь приходится 0,75 грамма золота на тонну руды. Поэтому местное предприятие по золотоизвлечению работает по тем же неведомым нам алхимическим законам.

Здесь мы видим все те же агрегаты, мельницы и цилиндры. Однако нас ожидал настоящий сюрприз — плавка золота, которую решили произвести прямо у нас на глазах. За чудесными превращениями золотосодержащего порошка в привычные нашему глазу слитки (ну, как привычные — по телевизору видели) мы наблюдали со смотрового балкона.

Сначала порошок разогрели до 1200 градусов, а потом раскаленной струйкой драгоценную жидкость разлили в специальную форму — изложницу. Затем нас пропустили в святая святых — плавильное отделение. Рядом с пышущей огнем печью мы смогли поближе рассмотреть серебристые слитки — с пылу с жару. Правда, те, что нам продемонстрировали, были отлиты незадолго до нашего приезда и уже остыли. Стоимость одного конусовидного кусочка — 8 миллионов рублей, вес — 9 килограммов. Серебристый цвет слитка обусловлен тем, что золота и серебра в нем содержится практически поровну.

Глядя на золотую лихорадку, внезапно охватившую нашу команду, горняки снисходительно улыбнулись, подчеркнув, что для них — это всего лишь продукт. Примерно такой же, как сметана или творог для сотрудников молокозавода.

Глубокое погружение

Ближе к вечеру мы, наконец, добрались до самого главного, — шахты «Центральная», расположенной в Пласте. На входе в шахту мы преодолели уже привычные «заградительные баррикады» охраны, и прошли в диспетчерский центр — сердце системы мониторинга компании «МегаФон».

«Сегодня все чаще в нашей сети регистрируются не только люди, но и машины, что стало возможным благодаря уникальной технологии M2M. Это такое оборудование, которое обменивается данными без участия человека и делает нашу жизнь качественной, легкой и безопасной, — проинформировал Артур Нурмухометов, руководитель по развитию корпоративного бизнеса Челябинского отделения „МегаФона“. — Отмечу, что технология применяется в различных сферах. В обычной жизни она помогает осуществлять контроль за электронным или инженерным оборудованием в доме, работая вкупе с системами типа „умный дом“, а на предприятиях — отслеживать все расходы, которые могут возникать при эксплуатации машин. За счет такого М2М-решения удается сократить время простоя техники и сэкономить на расходе топлива автотранспорта до 30 процентов от общего количества затрат».

Чтобы прикоснуться к этой технологии, нужны всего две составляющие — устройство, которое умеет передавать информацию, и SIM-карта оператора, который будет доставлять эти данные на телефон. Журналисты смогли убедиться в том, что система работает и на глубине шахты.

Перед началом погружения нам выдали увесистый прибор — «самоспасатель», похожий на обыкновенный противогаз, упакованный в стальную капсулу. Этот прибор обеспечивает горняка чистым воздухом на несколько часов в случае аварии. Затем, получив фонари, сапоги и воду, и выслушав порцию инструкций, мы забились в клеть, которая с громким скрежетом поползла в неизвестность. Перед глазами замелькали «горизонты» — отметки 500, 650, 700 метров.

Наконец мы остановились на горизонте 700 м и вышли наружу. Застывшие волнообразные бетонные стены, а по-горняцки «борта», оказались тщательно побеленными. На наш вопрос, зачем горняки наводят лоск в тоннеле, провожатые ответили: «Чтобы было уютно и красиво, как дома!».

Обменявшись первыми впечатлениями, мы дружным гуртом зашагали по хорошо освещенному тоннелю, вдоль которого потянулись рельсы, контактная сеть и коммуникации, подающие на глубину воду и... сжатый воздух, от которого в этой горняцкой «подземке» работает почти все оборудование.

Мы продвигались по данному «штреку», различая пройденные метры лишь по устройству «крепи» или сводов. Где-то порода над головами держалась за счет мощных арочных конструкций, где-то она была нанизана на длинные железобетонные штанги, напоминающие шампуры, а где-то толщу земли и породы сдерживал «слоеный пирог» из бетона и крупной сетки.

Постепенно мы дошли до насосной станции, которая в автономном режиме откачивает грунтовые воды — главную беду любой шахты. Кстати, вся вода здесь «оборотная»: сначала ее откачивают насосами, прогоняют через мощные фильтры и снова подают на горизонт, используя при бурении.

Еще мы увидели установку КПУ, которую можно сравнить с пневмомолотом, двигающимся вертикально по собственным рельсам. Как нам пояснили, этот агрегат позволяет поднимать выработку на 120 метров, вручную горняки могут осилить лишь 50.

Наконец, мы подошли к строящемуся сухому складу, где совсем скоро появится целый арсенал взрывчатки. «Руководство шахты поставило перед нами задачу увеличить выработку до 2 миллионов тонн породы в год. Так что теперь пришла пора пополнять склады боеприпасами», — рассказал наш провожатый.

На обратном пути из шахты у нас было больше времени, чтобы как следует рассмотреть место, где шахтеры сидят на лавочке в ожидании клети для спуска. С одной стороны этого прямоугольного вытянутого помещения развешаны разномастные плакаты, «говорящие шершавым языком» о правилах безопасности, а с другой — полупрозрачные камни — жилы, которыми богата шахта «Центральная». Одна из самых золотоносных — «Юбилейная» с довольно редкими блестящими вкраплениями-пикселями. Из-за этих блестяшек, то ли похожих на мелкий новогодний серпантин, то ли на блески для глаз, люди вгрызаются в скалу и вырывают из земных недр сотни тысяч тонн породы, и даже гибнут... И все это ради того, чтобы повысить золотой резерв страны, поднимая ценность национальной валюты на международной бирже. Конечно, рабочие этой шахты — горняки, проходчики, инженеры — всегда остаются за кадром этого стратегического бизнеса. Но это уже совсем другая история...

Комментарии