Наталья Хмелева:

«Уделите своему ребёнку хотя бы сорок минут в день»

Заместитель председателя Комитета социальной политики города Челябинска в преддверии Международного дня защиты детей рассказала нам, как в Челябинске удалось сократить количество малышей-отказников, почему важно замечать самые мелкие детали в поведении ребенка и как сегодня помогают приемным родителям.

— Наталья Викторовна, сколько в Челябинске живет детей и сколько из них нуждаются в особой поддержке государства?

— В Челябинске сейчас более 270 тысяч детей. Из них более трех тысяч — это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; часть из них воспитывается в замещающих семьях, а часть — проживает в специализированных учреждениях.

— Как в обозначенном аспекте наш город выглядит по сравнению с другими городами-миллионниками России?

— По количеству детей относительно взрослого населения мы примерно на одном уровне с другими мегаполисами. Примерно то же самое по детям, нуждающимся в поддержке. Есть так называемый региональный банк данных: в нем собрана информация по детям, которые должны передаваться на воспитание в семьи — это те самые сироты и оставшиеся без попечения родителей. За 2017-й год нам удалось сократить его на 26%, сегодня в нем 635 детей, остальные воспитываются опекунами и приемными родителями.

— Что представляет собой деятельность Комитета социальной политики администрации Челябинска по защите и поддержке тех детей, которые, к сожалению, в этом нуждаются?

— Семейной политике на уровне муниципалитета уделяется большое значение. Основные направления — профилактика семейного неблагополучия и социального сиротства и сокращение числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В настоящий момент в Челябинске сложилась эффективная практика работы с неблагополучными семьями. Хочу сразу обозначить: так мы называем семьи, которые самостоятельно выйти из какой-то кризисной ситуации уже не могут. У них нет на это ни сил, ни ресурсов, ни желания решать какой-то вопрос. А кризис уже в острой стадии. В настоящий момент в поле зрения нашего Комитета более 800 таких семей. В них примерно 1900 детей. Они стоят у нас на профилактическом учете как семьи, находящиеся в социально опасном положении и в трудной жизненной ситуации.

— В чем же заключается помощь?

— На уровне муниципалитета принята программа «Социальная поддержка населения города Челябинска», мероприятиями программы предусмотрено оказание материальной и натуральной помощи, обеспечение горячего питания, организация загородного отдыха. Кроме того, семьям с детьми предусмотрено предоставление социально-психолого-педагогических услуг. В рамках профилактической работы с семьями мы оказываем содействие в трудоустройстве родителям, организации досуга детей в свободное от учебы время. Работа огромная! И есть результаты. Но, к сожалению, на протяжении 3-х лет в городе не сокращается количество родителей, лишенных родительских прав.

Из более 3 000 детей-сирот в Челябинске 70% — это социальные сироты

— Почему так происходит?

— Потому что мы начинаем работать с этими семьями, когда они уже находятся в стадии глубокого кризиса, как я говорила выше. Чтобы что-то изменить внутри семьи, необходимо ведь приложить колоссальные усилия, а это зависит от желания самих родителей! Кроме того, в городе незначительно снижается количество впервые выявленных детей, оставшихся без попечения родителей. В 2016-м году Администрацией города Челябинска было принято решение о заключении соглашения с фондом профилактики социального сиротства Москвы с целью внедрения в городе технологии раннего выявления семейного неблагополучия и работы со случаем. Да, это звучит именно так. Данная технология направлена на то, чтобы мы выявляли предпосылки, которые могут привести в семье к нарушению прав ребенка, а не фиксировали уже факт нарушения прав несовершеннолетних.

— И как это работает?

— После заключения соглашения специалистами Фонда профилактики социального сиротства организованы обучающие сессии для работников органов социальной защиты, образования, здравоохранения и правоохранительных органов. К обучению также подключили комиссию по делам несовершеннолетних.

— Давайте поясним на языке обывателя — откуда появляется нарушение детско-родительских отношений?

— Дети остро реагируют на все изменения в семье. Наиболее сильно дети переживают нарушение контакта с родителями в результате развода, длительных отлучек одного или обоих родителей, внутрисемейного конфликта, отсутствия тепла, отказа от ребенка и пр. Поэтому позитивное общение с родителями — важнейший фактор нормального психологического развития ребенка.

А эта технология дает нам право на уровне партнера зайти в семью, помочь родителям решить проблемы, которые они, порой, сами не замечают. Работа с семьей организуется в соответствии с программой совместных действий. Исполнители программы — как родители, так и учреждения системы профилактики. Применяется понятие «куратор семьи».

— Вот очень интересно насчет критериев. Что сигнализирует о семейном неблагополучии на самой ранней стадии?

— Это результат серьезных наблюдений за ребенком. Например, у ребенка слегка неопрятный вид. Нет, он не грязный, но заметно, что его внешнему виду стали уделять меньше внимания. Или он то агрессивный, напряженный, то наоборот, боязливый и смущенный. Или, например, он все время тянется к воспитателям в детском садике. Казалось бы, что такого плохого в том, что ребенок ласковый и открытый? Однако он может так «бегать» за взрослыми потому, что дома ему не хватает ласки, острейший дефицит внимания у малыша. В общем, это мелкие вроде бы детали, на которые раньше, возможно, не обращали внимания. Так вот: год мы уже работаем с этой технологией, и за это время открыли около 200 случаев раннего семейного неблагополучия.

— Неплохой результат.

— Да, и после выявления мы продолжаем работать и с ребенком, и с родителями. Семья состоит на учете, получает социальные услуги, осуществляется патронаж. Причем в том числе в каникулярное время, в праздничные дни.

— Сколько детей в Челябинске — именно социальных, а не биологических сирот?

— Из более 3 000 детей-сирот 70% — это социальные сироты. То есть у них есть биологические родители, но они либо лишены прав, либо не исполняют свои обязанности по какой-то причине. Да, мы сейчас активно занимаемся устройством детей, которые остались без родительского попечения, в семьи. Но и здесь немало трудностей. 70% — это дети среднего и старшего школьного возраста, 30% — дети, имеющие братьев и сестер, а 60% — это дети с ограниченными возможностями здоровья.

Сокращение количества отказов от новорожденных в Челябинске составило со 155 в 2010-м году до 24 в 2017-м

— Потому что в том числе это уже не малыши?

— Да, большинство кандидатов в замещающие родители хотят принять в семью маленьких детей, до годика, и это совершенно понятно: такой ребенок вырастает, принимая новых маму и папу как родных. И тем не менее, каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, и наша задача — повысить уровень подготовки кандидатов в приемные родители.

— А как обстоят дела с профилактикой отказа от новорожденных?

— Мы активно ведем эту работу с 2010-го года. В городе на межведомственном уровне принято решение о заключении соглашения с лечебно-профилактическими учреждениями родовспоможения и Кризисным центром города. Как только выявляется женщину с риском отказа от новорожденного, информация незамедлительно направляется в кризисный центр. Специалисты Центра устанавливают причины, которые привели женщину к намерению отказаться от ребенка, женщина вовлекается в сотрудниче­ство, ей предлагается помощь. Иногда общения в роддо­ме только с самой женщиной недостаточно, и необходимо вы­йти на ее родных и близких, а с ней может быть продолжена работа по изменению решения об от­казе и после выписки из роддома.

— Часто ли в таких случаях на решение отказаться от ребенка влияют проблемы материального характера?

— Часто. В 60% случаев причиной является материальное неблагополучие, а также в совокупности асоциальный образ жизни, бытовое насилие. 25% отказов от новорожденных совершают благополучные и обеспеченные женщины. Одной из причин отказов является отсутствие связей с семьей и социальным окружением.

Результаты, которых мы достигли в результате нашей совместной работы — сокращение количества отказов от новорожденных со 155 в 2010-м году до 24 в 2017-м. Это серьезное снижение, серьезный шаг.

— Как стимулировать приемных родителей к тому, чтобы взять ребенка постарше или даже с проблемами здоровья?

— Школа приемных родителей в Челябинске работает не первый год. В настоящее время в области разработаны и применяются образовательные программы для кандидатов в приемные родители, которые готовы принять в семью подростка, или ребеночка с ограниченными возможностями здоровья, или сразу несколько братьев и сестер. С 2016-го года в каждой организации для детей, оставшихся без попечения родителей, работает отделение сопровождения замещающих семей — эти специалисты работают с семьями уже после того, как дети туда переданы, помогают решить проблемы адаптации, внутрисемейные конфликты.

— А каков сегодняшний портрет приемной семьи в Челябинске?

— В основном супруги, муж и жена, в том числе те, у кого уже есть родные дети. Но немало, кстати, и одиноких женщин.

— Давайте коснемся темы поддержки детей с ограниченными возможностями здоровья.

— Это важный момент. На уровне города это системная поддержка, которая включает в себя меры социальной поддержки и социальные услуги. Программой «Социальная поддержка населения города Челябинска» предусмотрено пособие неработающим родителям из неполных семей, которые осуществляют уход за ребенком-инвалидом. Ежеквартально им выплачивается 6 000 рублей.

Реабилитационные услуги детям с ограниченными возможностями здоровья предоставляются в учреждении социального обслуживания города Социально-реабилитационный центр для детей и подростков «Здоровье». Ежегодно реабилитацию в Центре получают 900 детей.

Отдельно хочется сказать об участии города Челябинска в конкурсе городов России. Его ежегодно проводит Фонд поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. В этом году конкурс проходит под девизом «Город — территория детства». У нас есть специальная страничка в Facebook: «Город Челябинск — территория детства». Мы освещаем на ней мероприятия, проводимые на уровне муниципалитета. Заходите и голосуйте за наш родной город.

В области разработаны и применяются образовательные программы для кандидатов в приемные родители

— Психологи сейчас очень любят говорить, что неблагополучная семья — это не только та, где обижают и унижают, но, в общем, и та, где родители очень-очень много работают.

— Есть доля правды в этих словах. Но, опять же, я много общаюсь с психологами и педагогами, и у них есть другое мнение: как бы много вы ни работали, уделите своему ребенку в день хотя сорок-шестьдесят минут. Даже если в семье работают и мама, и папа, наверняка такая возможность найдется. У меня трое детей, и я стараюсь ежедневно найти время для каждого, и это непросто (улыбается). Но вот в выходные дни точно надо проводить время с детьми и с семьей.

— Вы говорили про Кризисный центр. Расскажите коротко о нем.

— В Челябинске, как я уже говорила, есть уникальное учреждение — Кризисный центр. У него масса функций: и работа службы примирения для семей в острой конфликтной ситуации, и помощь женщинам с детьми, пострадавшими от жестокого насилия — кризисная квартира. Особо отмечу, что при центре круглосуточно работает бригада специалистов, оказывающих экстренную помощь тем, кто попал в опасную для жизни и психологического здоровья ситуацию. Отдельно хочется отметить работу детского телефона доверия и телефона доверия для взрослых для экстренной психологической помощи гражданам.

— Возвращаясь к информационному поводу нашей с вами встречи — от чего же сегодня в первую очередь надо защищать детей? Вообще, насколько уместно говорить только о защите ребенка, а не семьи в целом?

— От жестокости, от равнодушия... От информационной агрессии надо защищать детей. Им непросто сегодня. Ну, разумеется, социальная политика направлена на поддержку семей. А 1-е июня, День защиты детей — это дата, когда мы привлекаем общественность к тому, что надо оказывать поддержку различным категориям маленьких граждан. И я считаю, что сегодня делается огромная работа. У нас хорошие школы, высокий уровень дошкольного образования, здравоохранения. Но в первую очередь, защита ребенка — это его семья.