Мнение

Максим Бодягин

Главный редактор издания «Челябинский обзор»

Двухтысячные избаловали зрителя большими франшизами: поттериана, «Звездные войны» и, разумеется, две саги о Средиземье, которые с размахом поставил Питер Джексон. И вот, новая работа новозеландского гения, сделанная с замахом на продолжение: «Хроники хищных городов».

Привычка к дорогостоящим масштабным лентам, декорации которых похожи на заново созданные миры, привела к тому, что год от года зритель хочет новых «Звездных войн». Хочет масштаба, хочет красивых и не просто больших — огромных декораций. Кстати, при производстве «Властелина колец», в Новой Зеландии была создана специальная правительственная структура, содействовавшая съемкам. А декорации, оставшиеся после производства франшизы, стали одним из самых популярных туристических мест Новой Зеландии.

Любопытно, что до того, как взяться за культовые книги Толкиена, Питер Джексон снимал адов треш с минимальными бюджетами. Я помню не все его ранние работы, но «Живая мертвечина» (Braindead) 92-го года — самый разительный контраст с любым из поздних джексоновских фильмов. Кстати, там впервые отметился давний партнер Джексона по кинопроизводству Кристиан Риверс. За эти годы Риверс, наконец, дорос до кресла постановщика и числится в титрах «Хроник...» как режиссер. Тем не менее, на ведущем кинопортале IMDB о нем можно найти всего несколько строк, а на отечественных ресурсах — и того меньше.

«Живая мертвечина» — это такой треш, из которого даже сложно выбрать приличный кадр для публикации

В «Живой Мертвечине» больная обезьяна кусает чувака, которого тут же зверски убивают туземцы, после чего становится понятно, что дело попахивает зомби-апокалипсисом. Зомби там смешные, но на экраны выливается просто запредельное количество искусственной крови. Самой крутой точкой этой вакханалии является мать героя, мутировавшая в большое пластиковое чудище, которое гоняется за послушным и скромным сыном Лайнелом, пытаясь вернуть его обратно в матку огромной пуповиной, похожей на щупальце, с криком «Such a good boy!» («Какой хороший мальчик!» — англ., прим. редакции). Такое кино, да.

Каким образом Джексон получил бюджет для постановки «Властелина колец» после этой лютой пластмассовой наркомании, для меня лично — загадка покруче, чем тайна убийства Кеннеди. Тем не менее, созданный Джексоном почти два десятка лет назад мир Средиземья до сих пор поражает и масштабом, и целостностью, и любовью к деталям. Глядя видеоблог, который режиссер вел с площадки «Хоббита», безмерно удивляешься его дотошности: одних только видов оружия для эльфов и гномов сотни, если не тысячи. Даже если вам не нравятся его «Хоббиты», все равно трудно отмахнуться от определения «великий». Масштаб художественного мышления Джексона поистине поражает.

Поразительные, невероятные декорации — главное достоинство «Хроник хищных городов»

Кроме режиссерских работ, Джексон выступал и как продюсер. Он поучаствовал в отличном пародийном фильме «Типа крутые легавые» и приложил руку к съемкам одной из лучших сай-фай лент XXI века — «Району № 9» южноафриканского режиссера Нила Бломкампа. Короче говоря, имя Питера Джексона — символ масштаба, нестандартности и яркого зрелища (раз уж имя Кристиана Риверса ничего не говорит широким массам, хотя он годами помогал Джексону со спецэффектами).

И вот — «Хроники хищных городов», лента, снятая по серии романов Филипа Рива «Mortal Engines» («Смертные машины» в русском переводе — прим. редакции). Сюжет вы легко можете найти в википедии, поэтому пересказывать его не буду. Романы Рива проходят по ведомству детской фантастики, и это важно помнить, когда настраиваешься смотреть кино. Детскость как бы должна извинять пробелы в логике построения мира, да и в поведении героев. Но вот что она точно не извиняет — отчаянную пресноту характеров. Вспомним центрального персонажа классики детской литературы — Карлсона. Характер? А то! В детской литературе вообще полно многомерных персонажей.

Противостояние движущихся городов-хищников и обычных, стационарных городов — главное, на чем строится сеттинг фильма

Блокбастеры последних лет хоть и куда проще книг, но тоже насыщены яркими характерами: от енота в «Стражах галактики» до полусумасшедшего Джокера в исполнении Хита Леджера. Это тоже не очень-то взрослые фильмы, и ничего. Есть что вспомнить, есть что процитировать.

В «Хрониках хищных городов» цитировать нечего. Диалоги там приведены исключительно для того, чтобы герои не молчали. Они могли бы разговаривать на тамильском или раста-патуа, это ничего бы не изменило, ибо весь фильм — одна очень дорогая, очень красивая и очень масштабная декорация. За этой декорацией нет ничего. Настолько ничего, что хочется найти хоть что-нибудь, но никак. Самый человечный персонаж ленты — железный чувак, которого невозможно убить. Только представьте: железяка вышла человечнее всех остальных! Это ж постараться надо.

Хьюго Уивинг как обычно играет «агента Смита», но все равно получается лучше, чем у всех остальных

Ну и Хью Уивинг, который, как и двадцать лет назад, выдает агента Смита, только в сюртуке и с бородой. Он и железный чувак Шрайк как-то тащат образную часть на себе, остальные только бегают, стреляют и водят красивые летающие штуки. 

Самый человечный персонаж фильма выглядит так

Открытый финал прозрачно намекает нам на то, что «Хроники» будут продолжены, если покажут хорошие сборы. Пойду ли я смотреть продолжение? Разумеется. Но при одном условии: что герои просто заткнутся и будут молча вести свои летающие штуки сквозь облака и яркие полосы трассеров. Даже логлайн для всей будущей саги придумал: «Невыносимо красивая! Отчаянно тупая!».

Главное

Интервью

Популярное