Александр Руденко:

«Мигранты в Челябинске потребляют в год товаров и услуг на 2–3 млрд рублей»

Председатель Комитета экономики города Челябинска Александр Руденко рассказал «Челябинскому обзору», как растет население Челябинска, кто и откуда приезжает сюда работать и сколько среди мигрантов людей с высшим образованием.

— Александр Николаевич, есть совершенно четкий тренд на укрепление следующего общественного мнения: Челябинск, в том числе из-за, прямо скажем, непростой ситуации с состоянием окружающей среды, последние несколько лет покидает население. Особенно лучшие его представители: относительно богатые, образованные, перспективные.

— Я подготовил к нашей беседе статистику. Из нее совершенно четко следует: Челябинск — один из немногих городов в России, который попадает в рейтинги естественного прироста населения. Миграционный прирост также присутствует. Иначе говоря, в Челябинск прибывает больше населения, чем уезжает из него. И это при всех сложностях с экологией, отрицать которые бессмысленно. А что касается отъезда... Уезжают люди всегда, даже из мегаполисов. Естественная миграция, ротация перспективных талантливых людей никуда не денется. Но насколько это влияет на численность населения? Об этом красноречиво говорят цифры.

— Давайте озвучим эти цифры.

— Да, вот цифры на основе исследований Росстата (показывает бумаги — прим. редакции). Итак, естественный прирост населения в Челябинске начался с 2011-го года. Тогда это был 181 человек. В прошлом, 2017-м году, естественный прирост населения составил 1 123 человека (родились 14 475, умерло 13 352). Это хорошая положительная динамика на фоне общероссийских тенденций. Хотелось бы, чтобы она сохранилась. Это ведь значит, что у нас живут такие люди, которые способны экономически прирастать. И их в какой-то степени устраивает среда, место применения своих усилий, степень удовлетворения социальных и духовных потребностей.

Теперь о мигрантах. О тех людях, которые не родились здесь, а прибыли извне. В 2002-м и 2003-м годах в Челябинске наблюдалась так называемая миграционная убыль, порядка 600 человек. Но начиная с 2004-го года в Челябинске начинается миграционный прирост. В прошлом году он составлял 2478 человек. Впрочем, тут необходимо знать одну очень важную вещь: с 2011-го года Росстат принял решение учитывать и срочную миграцию, то есть листы прибытия по месту регистрации на пять лет. Но я считаю, что, в целом, показатели нормальные. В общем, не вижу ситуации, когда количество уезжающих перекрывает количество въезжающих.

— То есть Челябинск не вымирает?

— Челябинск в развитии. Есть и естественное воспроизводство, и внешнее. Кстати, средний возрастной портрет челябинца таков: 38,8 лет. Если мужчина, то 36, если женщина, то 41. То есть это человек еще отнюдь не старый, но уже зрелый.

— Давайте обозначим структуру миграционного процесса. Кто приезжает в Челябинск?

— По гендерному делению: 45% мужчин и 55% женщин. Из них по уровню образования: 21% высшее, 27% средне-специальное. Ну, и чуть более половины — это да, низкоквалифицированная рабочая сила. Но половина — достаточно образованные специалисты.

Потоки миграции разные: внутрирегиональная доля — 46%, 54% — межрегиональная. Более 50% внешней миграции обеспечивает Челябинску Казахстан. Причем по этническом составу это в основном русские. А еще 34% прибывает из Таджикистана, Украины и Узбекистана. Есть люди, которые приехали к нам из стран дальнего зарубежья, их порядка 250-ти, например, из Германии, Китая и даже из Австралии, Канады.

— Как влияет миграционный процесс на рынок труда Челябинска?

— В целом на рынке труда Челябинска все стабильно. Уровень безработицы порядка 0,73%. Ниже, чем среднероссийский. Иными словами, в городе сейчас зарегистрировано 4,5 тысячи безработных. 708 тысяч человек — трудоспособное население, экономически активное — 610 тысяч.

Мигранты, по большому счету, как мы видим по уровню безработицы, не влияют существенно на рынок труда. То есть какой-то серьезной конкуренции между челябинцами и приезжими нет. Иначе был бы более высокий уровень безработицы.

Но уровень низкий, соответственно, сам рынок его балансирует.

— Где же работают мигранты в Челябинске? И сколько хотят получать денег за свою работу?

— Если откинуть мечты и чаяния, то 30–35 тысяч рублей — это то, на что ориентируются ищущие работу в нашем городе. На муниципальную службу, в госструктуры мигранты идут редко. Они работают, в основном, в коммерции. Процентов 60 идут в малый и средний бизнес. В торговлю, в общепит.

— Высококвалифицированные инженеры, механики к нам едут?

— Да, едут. На производстве в Челябинске работает немало гостей из других городов, регионов, даже стран. Наладчики технологических линий, прорабы, строители. Да, безусловно, есть некий стереотип, что типичный мигрант в городе — это водитель маршрутки. Но просто водители маршруток, скажем так, на виду, а мигрантов, которые, допустим, трудятся на больших предприятиях типа «Конара», заметить куда сложнее.

— Сколько денег тратят мигранты в Челябинске?

— Это очень важный аспект, безусловно. Я пытался посчитать это, разделив годовой объем потребляемых услуг и товаров в Челябинске на количество мигрантов. Учитывая теневую миграцию (то есть применив к официальному числу еще тройной коэффициент) выходит, что мигранты в Челябинске потребляют в год товаров и услуг на 2–3 млрд рублей. Не так уж плохо, эти деньги остаются в Челябинске.