Жизнь коротка. А жизнь искусства?

Дело было где-то в конце восьмидесятых, в самый разгар митинговой стихии. Обладатель уверенного баритона, обратившийся с просьбой, готовился (я это знала) принять участие в выборах на высоком уровне. Для того, наверное, и нужен был его команде авторитетный интеллигент.

— Скажите, есть у нас в городе человек, к мнению которого прислушивалось большинство челябинцев? Хорошо, если бы это был представитель творческой или научной интеллигенции.

— Нет у нас в городе своего Басилашвили, — отвечаю.

В то время Олег Валерианович очень увлекся политикой, много выступал, причем умно и по-честному, пользовался большим уважением не только в Петербурге, но и вообще в стране. Взгляды его были самые демократичные, временем востребованные. Конечно, такое доверенное лицо любому кандидату путь во власть поможет расчистить...

— Вы подумайте денька два, наверняка кого-то мне посоветуете. Вон у нас сколько народных-перенародных, заслуженных-перезаслуженных.

Ну, подумала я. И самых разных людей поспрашивала, кто конкретно из творческих и научных кругов, если не популярен, то хотя бы известен.

Результат меня тогда поразил. Выяснилось, что вокруг театров (каждого в отдельности) есть, пусть небольшие, но все же — группы поклонников их искусства. Есть театралы, которые не пропускают премьер нигде, но это совсем уж узкий круг, подобие секты. На гастролях приезжих знаменитостей залы (а их у нас совсем немного) заполняются, но это не местные люди. Та же история с художниками. Своих знаем мало, на привозные выставки порой собираются вернисажные завсегдатаи. А так называли многие лишь скульптора Вардкеса Авакяна, и то по одной лишь тогда работе — памятнику Игорю Курчатову. Интересно, что в научных и особенно медицинских кругах людей широко известных выявилось больше, здесь запомнились те, кто учили, лечили...

В учебниках иностранных языков всегда была штампованная фраза: «Такой-то город — крупный промышленный, научный и культурный центр». Челябинск этой формулировке, сколько себя помню, полностью подходил.

И всегда в нем было немало «знатных людей»: прежде всего, понятно, рабочих. Но и интеллигенции, отмеченной званиями, правительственными и ведомственными наградами, хватало, чтобы их портретами оснастить районные и городскую доски почета. Самым дойстойным присуждались звания «Почетный гражданин Челябинска», «Почетный гражданин Челябинской области». Ну, все, казалось бы, делалось, чтобы все было, как в стихах Михаила Исаковского: «Нынче всякий труд почетен, где какой ни есть. Человеку по работе воздается честь». Такая пропагандистская машина на возвеличивание лучших неустанно работала, а выходит впустую?

Тогда, пару десятков лет назад, заданный мне вопрос повис в воздухе безответно. Я, конечно, могла назвать нескольких человек, но — весьма условно. Не понадобилось: планы у обратившегося с вопросом изменились, баллотироваться он передумал.

За эти годы вроде бы и внимание к людям, занятым в сфере культуры и искусства, со стороны власти усилилось. Появился в календаре День работников культуры, уходящий год прошел как Год культуры, произнесено много слов о значении культуры в жизни общества, о влиянии деятелей искусства на формирование облика современного россиянина, о том, что от уровня культуры зависят экономика, обороноспособность и прочие составляющие настоящего и будущего страны. Ну, и, конечно, именно от влияния искусства зависят любовь к Родине и честность с трудолюбием, и еще много, много чего.

На совещании, посвященном планированию «Стратегии-2020» министерством культуры, всё это министр Алексей Бетехтин перечислил в череде задач, которые в ближайшие годы должны усиленно внедрять в нашу жизнь деятели культуры и искусства.

На что Борис Дубровский, ныне уже губернатор, а тогда еще кандидат на эту должность, не без подковырки спросил, по каким критериям измерять вклад.

На эту реплику я с удовольствием хмыкнула. Не знаю, вспомнил ли Борис Александрович в это время слова Маяковского:

Поэзия —

та же добыча радия.

В грамм добыча,

в год труды.

Изводишь

единого слова ради

тысячи тонн

словесной руды.

Но как

испепеляюще

слов этих жжение

рядом

с тлением

слова-сырца.

Эти слова

приводят в движение

тысячи лет

миллионов сердца.

Но опытный производственник наверняка знает что почем, что откровения, способные вызвать высокий отклик в душах людей, сами по себе не рождаются, за ними талант, труд, и как непременное условие — удача.

И всё, что может сделать власть для того, чтобы это произошло — создать творцу условия для творчества. И тогда только ждать отдачи — отклика в сердцах людей.

И действительно, восприятие произведения искусства субъективно, у каждого зрителя, слушателя свои реакции, свои симпатии и антипатии.

Наверное, именно поэтому пару десятков лет назад так и не удалось определить наиболее авторитетного представителя искусства в Челябинске. Это — нормально.

И хорошо, что чьи-то планы изменились и они не стали эксплуатировать творческий потенциал грубо напрямую.

Кстати, случись это, был бы требуемый результат или ждало разочарование и тех, кто попытался бы употребить себе на пользу чью-то славу, и тех, кого заказали, и оставшихся равнодушными горожан?

А давайте повторим эксперимент. Сейчас изменилось почти все в стране. Может быть, и пристрастия наши как-то проявились?

Сообщите нам, какие челябинские деятели культуры, искусства и науки для вас являются авторитетами.

Все-таки, как говорят, жизнь коротка, а искусство вечно.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное