Кофе, дружба и чулан

В театре-студии «Манекен» — премьера: сборник этюдов по произведениям Сергея Довлатова

Довлатов в моде. Про Довлатова снимают фильмы Говорухин и Герман-младший. Цитаты Довлатова растащили и перемножили все популярные ванильные сайты и хипстер-паблики. Театральная студия «Манекен», которая славится смелыми визуальными экспериментами, просто не могла обойти этот материал стороной.

В театре-студии «Манекен» — премьера: сборник этюдов по произведениям Сергея Довлатова
Андрей Ткаченко

О том, что проза Довлатова отнюдь не так проста, как кажется на первый взгляд, давно написали лучшие лингвисты и литературоведы мира, поэтому сей факт можно просто принять как данность. При этом у его произведений есть одно совершенно удивительное свойство: они моментально теряют весь смак при визуальном воплощении. Честное слово: стоит вынуть эти истории из контекста текста (простите) и вложить их в уста актеров, как магия довлатовской прозы куда-то испаряется, а в уши зрителя льется банальный бытовой диалог. Оно и понятно: нет в прозе Довлатова фабулы как таковой — только слепок ситуации, только краски и звуки, только выпуклые, физически ощутимые шероховатости обстановки, речи, отношений. У довлатовского юмора есть совершенно определенная точка доступа: внутри головы читателя. Она — в буквах. Она не в декламации.

Эта особенность очевидна тем, кто смотрел фильм Станислава Говорухина «Конец прекрасной эпохи», поставленный по невыносимо чудесному сборнику рассказов «Компромисс». Фильм получился какой угодно, но только не смешной. Поясним, что речь идет не о зажигательном юморе, а вообще каком бы то ни было — политическом, экзистенциальном, бытовом.

Челябинская театральная студия «Манекен», младший брат и кузница кадров старшего, профессионального «Манекена», выпустила спектакль с лаконичным названием «Довлатов» еще в апреле, но постановка не удалась. «Это был короткий спектакль, всего на полчаса, и мы поняли, что что-то пошло не так, — говорит режиссер-постановщик Владимир Филонов. — Мы решили все переделать. Сделали сценическое пространство в виде бара со столиками. Посадили зрителей прямо на сцену. Запустили фоном джаз, что, как нам кажется, очень соответствует духу довлатовской прозы. Рассказам Довлатова присуща краткость анекдота, и мы решили сделать такой вот сборник, взяв за основу „Иностранку“, „Заповедник“ и „Компромисс“».

Что касается зрительного зала, оформленного под непритязательный богемный бар, с изящными светильниками-лампами, тонконогими стульями и бумажными стаканчиками (кофе наливают перед началом спектакля), то это, с одной стороны, дань тренду «эффект погружения», с другой — максимально эффективно использование небольшого сценического пространства. Вообще, выйти к зрителю лицом к лицу, на расстоянии вытянутой руки — смелая затея, на которую решится не всякий профессиональный и опытный актер. Но в случае с «Манекеном» иного варианта просто нет: во-первых, звание театрального андеграунда обязывает к экспериментам, во-вторых, сама проза Довлатова предполагает максимальное, практически интимное сближение с принимающим, будь то читатель или зритель.

Решение посадить зрителей на сцену оказалось очень удачным: Довлатов, Маруся, Жбанков, Зарецкий и прочие герои вьются вокруг зрителя все полтора часа без перерыва, не давая заскучать. А заскучать на визуализации этих текстов, как было уже сказано, дело нехитрое. Впрочем, и эту проблему режиссер отчасти решил: он изрядно сократил рассказы, выбрав для постановки лишь самые сочные и узнаваемые фрагменты. В результате «Довлатов» идет живо, резво, весело. Маруся истерит и бьет Рафа, Эви эффектно сдирает платьице с мини-бикини, жена Довлатова Лена убедительно жарит на невключенной сковороде яичницу с колбасой. И джаз, да. Он является неким связующим веществом между звеньями всех этих таких разных и таких похожих в своей смешной печали историй.

Сам Довлатов, которого играет вовсе не армянин или еврей, а высокий красивый блондин нордической наружности Илья Втюрин, смотрит на сотоварищей несколько отстраненно, будто дивясь, как он сюда попал, но при этом читает текст безупречно. Надо сказать, актер снабжает образ писателя той лиричностью, которую порой сложно прочесть между строк. Сергей Донатович в исполнении Втюрина — ухожен, свеж, наверняка не пьет, как сволочь, наверняка имеет целые носки, читает меню слева направо и очень любит жену. И в целом, это верно взятый тон, хотя, быть может, кто-то и скажет, что Довлатов был куда более тяжелым и сложным человеком. Но это все-таки спектакль для молодой аудитории. Здесь позволительно размыть краски до полутонов и превратить пьющего талантливого диссидента в меланхоличного хипстера-эмигранта. В конце концов, разве от юноши такого типа нельзя услышать фразу: «Нормальный человек бросил меня в полном одиночестве. А ненормальный предлагает кофе, дружбу и чулан»? Да это же одна из самых популярных цитат в молодежных интеллектуальных пабликах! Правда, история с гениальным шизофреником Эриком Бушем в спектакль не вошла, и немудрено: не всякий зритель поймет, чем в 70-е годы грозило советскому журналисту интервью со сбежавшим на Запад эстонцем.

Что же получилось на выходе? «Довлатов» — интересная форма сценического эксперимента с уникальными текстами, но это, разумеется, не история о том, как писатель всего лишь пытался быть писателем в стране и эпохе, которые отторгали его всеми хромосомами. Нет, это милая этюдная зарисовка о любви и дружбе. И в ней нет фальши, и кофе настоящий, и вообще, если вы все это читали, то сходить на спектакль будет не лишним. А там скоро и фильм Германа-младшего выйдет.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 1

Отличный текст. Прямо отдохновение после спортивных порталов.

Новости

Главное