Челябинский рок: был ли мальчик?

«Мой рок-н-ролл никогда не был первым… он даже не был вторым». Так пел когда-то Константин Кинчев. Лидер «Алисы» пел, разумеется, о своем рок-н-ролле и о собственной роли в нем, которую еще предстоит оценить потомкам, но эти слова как нельзя удачно укладываются в тему нашего сегодняшнего разговора. О челябинском роке.

Группа Томас (Tomas) была создана участниками группы «Томас Гавк» (1989—1991) Александром Самойленко, Алексеем Баклушиным и Владимиром Николаенко в октябре 1995 года.
mp3xl.net

Не жалеют, не зовут

Поводом для размышлений о нелегкой судьбе южноуральского рока стал недавний конфликт челябинских музыкантов с организаторами концерта, который прошел в День города на Театральной площади. Наши труженики от гитары сетовали на то, что, дескать, на сцене присутствовало слишком много заезжих фанерных гастролеров, о которых мало кто знает и помнит (не считая, разве что, Ромы Жукова с его нетленной любовью к мальчикам и девочкам), а местный музыкальный истеблишмент не был представлен в достаточном объеме. Спор удалось быстро спустить на тормозах взаимными и во многом справедливыми претензиями, но вот ведь задача: а действительно, есть ли кого сейчас выставлять и показывать на концертных площадках, да так, чтобы не стыдно было и задорно?

Репертуар больших музыкальных праздников в Челябинске уже многие годы предполагает обязательное присутствие состоявшихся «звезд» федерального уровня. Это беспроигрышный вариант, который соберет на площадке максимальное число зрителей. Челябинские коллективы с годами существенно сдали свои позиции.

В девяностых годах шевеление в рядах местных последователей Джимми Хендрикса и Энгуса Янга все же было активнее. Несколько лет подряд проходил фестиваль «Арт-старт», основанный Валерием Ярушиным и собиравший на площадке ДК ЖД как известных мастеровитых музыкантов, так и начинающую младую поросль, неуверенно терзающую струны. Потом появился его клон «Арт-платформа» в Магнитогорске, куда съезжались волосатые чудики с гитарами со всей области. Как неоднократный участник обоих фестивалей (да-да, «неуверенно терзающий», и прошу оставить ваши остроумные комментарии при себе), ваш покорный слуга со знанием дела может доложить: «мяса» было предостаточно, интересного материала тоже хватало. Не сказать, чтобы это был рай для продюсеров лейбла EMI, но какая-то жизнь булькала.

А мужики и не знали

Булькала эта разухабистая жизнь давно. Значительно уступая нашим северным соседям из Екатеринбурга, подарившим российскому рок-н-роллу «Чайф», «Наутилус Помпилиус» и Мишу Козырева, челябинские музыканты все же честно и истово создавали свой маленький мир. Пожалуй, наиболее полно эту историю отразил в своей книге «Челябинск. РОК» известный журналист Роман Грибанов.

Что, вы все еще сомневаетесь, что такое явление, как челябинский рок, заслуживает собственной энциклопедии? Напрасно сомневаетесь. Вот цитата из давнего интервью Грибанова по поводу его книги, данное порталу 74.ru:

«Челябинский рок... Если уж словосочетание „русский рок“ вызывает усмешку, то стоит ли писать о его челябинском музыкальном отражении? Убежден, что стоит! Например, потому, что в конце 1980-х годов на Южном Урале случился феноменальный культурный взрыв, настолько много оригинальных и самобытных рок-коллективов творили в это время в Челябинске МУЗЫКУ. „Сад камней“ и „Молодые ученые“, „Тролль“ и „Небо-Небо“, „Новый Художественный Ансамбль“, „Откровение“, „Резиновый дедушка“ — абсолютно не похожие друг на друга группы с неповторимым творческим почерком. Ничего подобного в нашем городе сегодня нет и, пожалуй, уже не будет». Можете возразить, что немного отдает пафосом, способным у унылого скептика вызывать ассоциации с лягушкой, хвалящей собственное болото, но из песни слова не выкинешь. Музыка — была. Были клуб «Минотавр», была «Сизая черепаха», ночные сейшены в «Монолите», безбашенные ребята куролесили во дворцах культуры ЧЭМК и ЧЭРЗ. И вот вам еще немножко от Романа Грибанова:

«А до этого были 1970-е, когда шестерым челябинцам удалось добиться фантастического результата: их ансамбль стал фактически визитной карточкой города, очень многие жители СССР в ту пору говорили „Ариэль“, подразумевая Челябинск, и наоборот. Очень немногие провинциальные города могут похвастать подобным».

К слову, «Ариэль» по-прежнему существует и работает, и дай им Бог здоровья. Но работает большей частью вдали от малой родины: на большие городские праздники их не звали уже два года.

Не сложилось

Стоит отметить, что у современного обывателя имеются собственные представления об уровне звездности артиста. Показывают по ящику, крутят на FM-волнах — стало быть, ты «звезда», и мы с удовольствием будем платить деньги за билеты. Нет эфиров — нет артиста.

Наибольшие шансы в нынешних условиях стать именно таким звездным коллективом имелись у челябинской группы «Томас». В девяностых ребята сделали местными усилиями очень приличную работу под названием «Ночные собаки». Затем в нулевых — подписание контракта с «Sony Music» на альбом «Командор», съемки крутых клипов, постоянная ротация на радио (трудно забыть бенефис «Командора» в дни окончания вещания в Челябинске радиостанции «Модерн»). Казалось бы, работа проделана очень серьезная, звук приличный, материал достойный, до успеха всего пара шагов. Но, как у нас часто бывает, что-то пошло не так. И, к слову, «Томасов» в Челябинск тоже давно не приглашают.

Но все же, есть поводы для оптимизма. Вот что думает по этому поводу известный челябинский писатель и меломан Макс Бодягин:

— Один Богатенков чего стоит! «Плаксы», «Сабака Скэт Бэнд», «Друзья брата жениха» и другие. Вопрос в том, что сейчас бурно развиваются различные кавер-группы, демонстрирующие действительно хороший исполнительский рост. Но собственный музыкальный материал у наших групп либо не появляется (за исключением тех же мастодонтов, типа ДБЖ или Богатенкова), либо он как-то на свет божий не выплывает. Наша вот эта «рок-среда» вызывает ощущение адского нафталина, окуклилась сама в себе и никому уже, кажется, не интересна, кроме 40-летних пузантропов, приходящих раз в месяц в пивную, чтобы пустить ностальгическую слезу.

Конец цитаты, что называется. И все же напоследок — продолжение фразы Кости Кинчева:

«Мой рок-н-ролл никогда не был первым,
Он даже не был вторым,
Но я его играю день изо дня,
Я не хочу расставаться с ним.
Право на него я оставляю за собой.
Мой рок-н-ролл — мой!».

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 2

феерический бред. сам не понял, что написал. учи матчасть, автор

согласен, написано ради "написать". "Шевелилось" раньше, потому что было кому "шевелить".

Новости

Главное