В Челябинске Бог будет ездить на велосипеде

«Ленивый» драматург Ирина Васьковская — о новой постановке Молодежного театра

В челябинском молодежном театре прошли читки пьесы «Бог ездит на велосипеде». Молодой, но уже известный драматург Ирина Васьковская приехала в Челябинск вместе с соавтором Дарьей Уткиной, чтобы увидеть актеров, зал и зрителей. О том, как пишутся современные пьесы, она рассказала «Челябинскому обзору».

— Вы рассказывали журналистам, что в вашей семье с театром и литературой никто не был связан. Мама в школе писала неплохие сочинения, да и всё. Как вы решили стать драматургом?

— Это произошло после посещения семинаров Николая Коляды для студентов-драматургов. В такой обстановке, да еще когда рядом сам Николай Владимирович, невозможно не начать писать пьесы. Действительно невозможно. В своем ЖЖ (блог на livejournal.ru — прим. ред.) он году в 2009-м, кажется (точно не помню), устроил мастер-класс: пишешь пьесу на тему «Придорожное кафе», а Николай Владимирович её читает и оценивает. Я написала страниц семь — гигантский свиток, так мне тогда казалось. Коляда похвалил, и я, конечно, тут же решила, что я драматург.

— Нужно ли вам рабочее пространство? В какой атмосфере вы творите?

— Чтобы создать соответствующую атмосферу нужно: первое — чтобы рядом никого не было, второе — неяркий свет и приятная музыка — для каждой пьесы своя, третье — горячий чайник. Пожалуй, это все. Можно приступать.

— При создании пьесы вы уже представляете, кто и как должен её сыграть?

— Конкретных актеров — нет, не представляю. Но вот внешность персонажа, его интонации, походку, жесты — они появляются, конечно. Даже без специальных усилий. Хотя и не всегда. Иногда появляется только голос.

— Материал для пьесы как собираете?

— У меня как-то получается не разделять: написанием пьесы и сбором материала занимаюсь одновременно. «Материалом» может быть всё: фотография, музыка, цитата и пр. Но обычно никакой целенаправленности нет — просто читаешь книгу и вдруг понимаешь: «Ага, вот этот кусок для меня». Потому что пьеса в голове всё время крутится, и к ней что-нибудь прилипает. Предварительный сбор информации — только если пишешь инсценировку или на заказ.

— Кто первым читает ваше новое произведение?

— Есть несколько человек — маленький экспертный совет. Так повелось. Они читали мои первые пьесы, давали хорошие советы. Вот пусть и продолжают.

— Как создавалось «Бог ездит на велосипеде»?

— Эту пьесу мы вместе с Дарьей Уткиной написали летом 2016-го. Сначала была совсем другая история, с другими героями. Но — не получилось. И мы удалили текст. Я разозлилась — время потрачено впустую. И начала писать совсем другую пьесу. Убедила Дарью. Меня вдохновила именно эта злость на потерянные ресурсы: время, силы... Почему о подростках? Потому что в соавторстве мы пишем только о подростках или для детей.

— На протяжении всего спектакля «экскурсовод» водит зрителя по музею Микки-Мауса. Что это такое? Какой там главный экспонат?

— Образ музея Микки-Мауса навеян инсталляцией художника Класа Ольденбурга «Маус-музей». Это большой черный сарай в форме головы Микки-Мауса, в котором на полках с подсветкой разложен пластиковый хлам, найденный Ольденбургом на американских помойках. Прекрасная инсталляция, она меня потрясла. Я пробыла там почти час, не могла уйти. А главный экспонат в нашем музее — это карты для завоевания мира из финальной сцены.

— Можно ли сегодня зарабатывать на жизнь только пьесами, или приходится работать где-то еще?

— Можно зарабатывать и пьесами, если писать много или на заказ, или для крупных театров. Да, я работаю в офисе. Но зарабатываю не так уж много, так что пьесы выручают.

— Ваши работы переведены на иностранные языки, в частности, на польский. Язык какой страны вам ближе по ощущению? Где бы вам хотелось увидеть постановку по своей пьесе?

— Польский я не знаю, поэтому насладиться переводом не могу. А вот для фестиваля в Сербии мою сказку «Царевич Заморышек» переводили на английский. Качество перевода я тоже оценить не могу, но читать было интересно. Мне нравится английский: точный, лаконичный, экономный. Вот на английском, пожалуй, я бы почитала свои пьесы. Еще я немного знаю иврит, так что его тоже вношу в список желаемого. Где бы хотелось увидеть постановку... Мне подойдет любой хороший театр.

— Что такое для вас современный театр?

— Мне кажется, главное — чтобы театр не был замшелым, заскорузлым и неповоротливым, поклоняющимся каким-то туманным ушедшим временам... Тогда это уже мертвый театр. Труп театра. А театр должен жить, дышать и кусаться. То же самое относится и к современному драматургу. В общем, главное — не стать зомби.

— Когда у вас появятся дети, что будете читать им перед сном?

— Прекрасный вопрос! Если бы у меня было, например, трое детей, я бы читала им Владислава Крапивина, Людмилу Петрушевскую, Ксению Драгунскую, «Гарри Поттера» и Филипа Пулмана. Не читала бы им ни за что книжки про Мумий-троллей. И постаралась бы как можно быстрее научить их читать самостоятельно, чтобы самой не читать им вслух: я ленивая.

Ирина Васьковская — ученица Николая Коляды. В 2012 году пьеса «Уроки сердца» заняла третье место в номинации «Пьеса на свободную тему» на Международном конкурсе современной драматургии «Евразия».

В 2013 году пьеса «Март» заняла первое место в номинации «Пьеса на свободную тему» на конкурсе «Евразия», стала финалистом фестиваля молодой драматургии «Любимовка-2013», вошла в шорт-лист Независимой литературной премии «Дебют». В 2014 году пьеса «Март» получила Гран-при и приз зрительских симпатий конкурса конкурсов «Новая пьеса» при Национальной театральной премии «Золотая маска».

Пьеса «Галатея Собакина» заняла первое место в номинации «Новая уральская драма» в конкурсе «Евразия-2014». Пьеса «Девушки в любви» вошла в шорт-лист фестиваля молодой драматургии «Любимовка-2014».

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное