Ох уж эти сказочники

Какие киниги для детей продаются в магазинах

Затеянный независимым канадским издательством «Accent Graphics Communication» и сочувствующими представителями российской общественности конкурс сказок «Рыжая ворона» (в котором приняли участие и южноуральские авторы) поставил актуальный вопрос: насколько адекватны времени привычные нам с детства сказки и детская литература вообще? Насколько актуальны Колобок и Красная Шапочка и есть ли у них шансы выжить в век тотальной информатизации?

Перемен требуют наши сердца

Психологи утверждают: всё, что определяет нашу взрослую жизнь, закладывается в детстве. Сказки, которые мы читаем нашим детям, — это их первые, выходящие за рамки личного опыта, знания и представления об устройстве нашего мира, о взаимоотношениях между людьми, о категориях добра и зла. Поэтому мы выбираем проверенные временем сказки, которые сами слышали в детстве в исполнении наших собственных родителей, а те, в свою очередь, услышали их от наших бабушек и дедушек, — «Репка», «Теремок», «Курочка Ряба» и другие.

Но есть одна проблема. Время на дворе уж очень беспокойное. Мир стремительно меняется, мир опутан плотной информационной паутиной, в которой современные детки чувствуют себя намного увереннее, чем иные взрослые. Как справедливо замечают организаторы «Рыжей вороны», в числе которых южноуральский писатель Александр Осипов, современные дети видели Курочку Рябу лишь на картинках, о репке и слыхом не слыхивали, теремок для них обычная многоэтажка, а что такое «сусеки» и «амбары» и как по ним можно скрести — вообще эзотерическая тайна.

Сказки для детей XXI века, которым через десять-пятнадцать лет предстоит переделывать наш мир под себя, должны быть иными, а вот какими?

Как выяснилось, фантазии современных самодеятельных и профессиональных писателей не знают границ. Вот навскидку несколько сказочных названий: «Компьютерные человечки Сережка и Сонечка», «Волшебный мусорный ящик», «Капризная каша», «Неправильная мама», «Веселая корова» и даже «По барабану!». Образы неожиданные, дерзкие. Стиль и язык усложняются, как и поведенческие модели персонажей. В этом уже мало того, чему мы когда-то учились сами. Впрочем, пусть многие современные истории для детей вполне изобретательны и даже поучительны, их ценность можно проверить только временем.

Детям нужны картинки

Если с авторами все более-менее понятно — они есть, они талантливы и готовы предложить миру что-то свое — то у издателей дела идут ни шатко, ни валко. Мы уже неоднократно констатировали мощное падение интереса к чтению в стране и, соответственно, сокращение объемов продаж. Издатели делают ставку на топовые имена и названия, либо на просто проверенные временем произведения. Детская литература пользуется стабильным, но довольно умеренным спросом. Например, в списке лидеров продаж по итогам марта в сети магазинов «Библио-Глобус» («сеть» — это громко сказано; магазинов в России всего два, и один из них, что приятно, работает в Челябинске) — триллеры, детективы и фантастика для взрослых. Ни одного детского издания! То же самое в магазинах «Буква» (в Челябинске также остался лишь один из некогда разветвленной сети). Даже мегапопулярный некогда «Гарри Поттер» идет сейчас по разряду классики, несмотря на многочисленные переиздания, а эта серия Джоан Роулинг, напомню, заставила малочитающих детей и подростков по всему миру взять в руки книгу.

Что же покупают сейчас челябинские родители своим детям? Увы, предпочтения не изменились.

— Моему сыну 4 года, — рассказывает челябинка Валентина. — Книжки я ему покупаю со старыми сказками, проверенными. К незнакомым книгам у меня пока предубеждение. Если не знаю, что под обложкой, сначала проверю в интернете, почитаю сама. Современные сказки не покупаю и даже не ищу. Но вот так сразу отвергать бы не стала, наверняка есть что-то стоящее. В сети, конечно, попадается много интересного, но с электронной читалкой ребенку не угодишь — ему нужны красочные картинки.

Читаем вместе

Стоит отметить, что главный аспект данной темы заключается все же не в ассортименте сказочной литературы. Можно сколько угодно спорить об актуальности Колобка или идеологической вредности Емели, не слезающего с печи и уповающего на чудо (вот вам еще пунктик: не потому ли мы такие неудачливые, что наши сказки культивируют у детей иждивенчество?), но главное в детской сказочной книге — момент общения и сопричастия. Когда вы берете в руки книгу, чтобы почитать ее ребенку, между вами возникает эмоциональная и духовная связь, которую не заменит никакой телевизор. Не суть важно, что вы читаете, просто читайте — желательно «с чувством, с толком, с расстановкой», и окажется, что компьютерные человечки Сережка и Сонечка ничуть не хуже привычных нам Маши и трех медведей.

Дети разберутся.

Комментарии