Микрофон для рэперов открыт

Как читают новый рэп в Челябинске

DABAGA, GL, ПервыйКанал (слитно!) — это не странный набор слов. Это творческие псевдонимы молодых челябинских рэперов. В конце 2017 года в южноуральской столице появилась школа рэпа «Открытый микрофон». О чем пишут современные поэты «улицы»?

В Челябинске появилась школа рэпа «Открытый микрофон»
Андрей Ткаченко

Два раза в неделю в культурном центре «Пушкин» собираются от 20 до 40 молодых парней и девушек. Гремят биты. Звучат рифмы. Руки «качают» в воздухе под музыку, которую эти ребята могут полноправно называть своей.

«Мне хотелось сделать что-то новое в Челябинске, что-то для души. Музыку люблю с самого детства. Интерес к рэп-культуре в России растет ежегодно. Школа рэпа в нашем городе — место, где творческие люди могут себя проявить и повысить свой уровень», — рассказывает организатор «Открытого микрофона» Дмитрий Бах.

За свои 29 лет Дмитрий был рок-музыкантом, играл в группе, увлекался скримингом (вокальный прием, основанный на технике расщепления, в интернете его называют «аццким криком» — прим. редакции). Но потом услышал группу «Многоточие», ушел в хип-хоп с головой. Сам Дмитрий рэп не читает, но «Открытый микрофон» для него — это не просто хобби.

 

Дмитрий Бах сам рэп не читает, но в этой культуре уже давно

 

«Я вижу, как у ребят глаза горят. Да, им нужно больше тренироваться, больше читать, чтобы и словарный запас увеличивался, и темы их текстов были глубже. В „Открытом микрофоне“ все занимаются бесплатно: ученики из разных социальных слоев. Есть ребята из неполных семей, есть — из детдомов, есть те, у кого родители достаточно обеспечены. Возможно со временем мы придумаем, как монетизировать Школу рэпа, но пока нам всего четыре месяца, мы только начали», — объясняет Дмитрий.

С начинающими рэп-исполнителями занимается преподаватель по вокалу, преподаватель по сценическому мастерству и психолог. Правильное дыхание, умение вести себя перед публикой и правильный настрой на выступление — то, что будущим артистам пригодится обязательно.

«Раньше думал, что „расчитка“, правильное дыхание — это все ерунда. А когда позанимался с педагогами и сравнил с тем, что было до этого в моих выступлениях — небо и земля», — отмечает участник «Открытого микрофона» Максим GL Тарасов.

Максу 17 лет. Четыре года назад на отдыхе с родителями его попросили что-нибудь спеть. Исполнил трек Босоты — «Мама». Вернувшись домой, понял, что хочет и сам писать тексты.

 

Максим GL Тарасов стесняется, когда его трэки слушают друзья

 

«Сейчас я выхожу на сцену уже уверенно. Знаю, что выложился на 100 процентов, а остальное — решает публика. Наши слушатели — такие же люди, чего их бояться? Надо быть открытым, тогда тебя полюбят», — объясняет GL.

Никита Зигангиров выделяется из всех ребят. Стильная оправа очков, «рукава» татуировок и активная жестикуляция даже во время обычного разговора. Ему 21 год. На вопрос о творческом псевдониме начал перечислять: «Тот самый, легендарный», «NBDM Prodaction», «Дешевых реперов ем на завтрак». Рэперам такое можно. У Славы КПСС тоже «личностей» много: и Гнойный, и Соня Мармеладова, и Валентин Дядька, и так далее — а ведь стал одним из главных хайпов 2017 года.

— О чем твои татуировки?

— Я не вкладываю в них какой-то смысл глубокий. Просто прихожу к другу, он что-то рисует. Я смотрю и понимаю, что хочу видеть это на своем теле. «Бей, дружище!» — рассказывает Никита.

— А в тексты смысл вкладываешь?

— Тут все индивидуально. Тебе вот может показаться, что смысла нет. А для меня он есть. Пишу о том, что меня волнует здесь и сейчас. Иногда о чувствах, иногда о движении... не могу я выделить какие-то темы. Все идет из сердца, из души. За свой рэп нужно уметь отвечать, как сказал Баста.

 

Никита Зигангиров (справа) вкладывает смысл в тексты, а не в татуировки

 

Максим и Никита русский рэп почти не слушают, им интересней западный опыт. Никита пробовал писать первые рифмы под треки Эминема, слушал его на плеере с дисками и начинал складывать слова в стихи. Максиму тоже ближе американский хип-хоп, потому что когда слушает российских исполнителей, сразу хочет сделать так же, как они, а это злит молодого музыканта.

— Мне вообще шансон слушать нравится. Гарик Кричевский, Воровайки, Михаил Круг... Я прямо поклонник этих артистов. А из рэпа — Эминема люблю, — говорит Макс.

— Ну, Эминем — это папа. Как папу-то не слушать? — отвечает Никита. — В детстве, не поверишь, мне нравилась Наталия Орейро, а потом реггетон стал одним из моих любимых жанров. Не могу сказать, что кто-то из русских рэперов мне нравится. Треки про то, как они «тра***т су**к» и «жрут таблетки» — зачем это все?

Парни признаются, что им неловко, когда друзья слушают их трэки. Они не чувствуют себя звездами или подающими надежды артистами. Но их песни действительно нравятся сверстникам: у кого-то играют в плейлисте в наушниках, у кого-то — в машине.

Среди «молодых и дерзких» парней на репетиции сидит скромная блондинка Наташа. Она приехала в Челябинск из Коркино. Пошла в модельное агентство, а сама всегда мечтала не просто красиво ходить по сцене, а еще и красиво петь.

«Сама я трэки не пишу. Мне их ребята пишут. А потом вместе поем», — стеснительно рассказывает Наташа. Максим позвал ее на сцену. Парень читал куплеты, девушка пела в припеве. Идея не нова, но звучит красиво, выглядит романтично.

Наташа не единственная девушка в школе рэпа. На выступлении «Открытого микрофона» в декабре несколько барышень не только пели в припевах, но и сами «зачитывали». Дело вкуса, конечно. Но все-таки у парней получается эффектней. Жестче, эмоциональней.

Трэки DABAGA можно часто встретить у молодых челябинских любителей рэпа. 23-летний Давид Даллакян днем вместе с отцом Кареном Даллакяном работает в «Приюте диких животных и птиц», а вечерами складывает слова в тексты для своих песен. Стиль исполнения похож на популярных сегодня MayaGi и Эндшипиля. Грубая подача, мелодичный «минус».

«Примерно год назад начал делать музыку. И это „стрельнуло“, я сам не ожидал. Думал, вообще никто слушать не будет. Но через соцсети все разлетелось. Уже известные артисты стали приглашать на разогрев. Выступал у таких рэперов, как: Гио ПиКа, Руслан Черный, TRUEтень. Приятно, конечно. Музыканты услышали правду в моих текстах, это самое важное», — рассказывает Давид.

 

Давид Даллакян совмещает работу и творчество. Иначе никак.

 

DABAGA слегка картавит, но, как отмечает сам исполнитель, это нисколько ему не мешает. Наоборот, неправильное произношение звука «р» стало его фишкой. Жесткая подача нужна Давиду не для того, чтобы напугать слушателя: так ему быстрее удается попасть в душу к каждому, кто включил его трэк или пришел на концерт.

«Папа надо мной сначала прикалывался, говорил: „Что ты творишь вообще? Иди что-то полезное сделай, дрова потаскай, например“. Я смог ему объяснить, что успеваю все. Вот сегодня с восьми утра до шести вечера был в „Приюте“, потом приехал сюда. Творчеством своим никому не мешаю, работу ради музыки бросать и все такое. Это в Америке можно так „двинуться“, у нас — нужно совмещать», — рассуждает рэпер.

«Двигаться» музыкантам помогают не только соцсети, но и школа «Открытый микрофон». За 4 месяца ее существования прошло уже несколько концертов. Скоро очередной концерт в ночном клубе. Пятерых учеников выбрали, чтобы они «раскачали танцпол». Ни один из начинающих рэперов не пишет тексты про таблетки, марихуану, «телочек-су**к», бандитскую жизнь, модный сегодня АУЕ. Но и про ЗОЖ и любовь к Родине не надрываются. Пишут о себе, о друзьях, о том, что для них важно. Иногда рифмы очень банальны: кровь-любовь, ночь-прочь, плакал-капал. Но музыкантам интересно экспериментировать, узнавать новое, учиться.

— Отрепетировал? — Дмитрий обратился к рэперу с псевдонимом BEXXY из объединения молодых музыкантов Январьprod.

— У меня все серьезно, скоро альбом выходит.

— Молодец, давай, тренируйся!

— Е-е-е, — музыкант надел наушники, встал перед зеркалом и стал шепотом начитывать то, что играло у него в плеере, активно жестикулируя.

Дмитрий Бах отмечает, что развитием и продвижением школы нужно заниматься много:

«Надеюсь, что в 2018 году сможем раскрутиться и раскрутить наших артистов, подружиться с ТГК, с фестивалем Energy. Я объективно понимаю, что ребята мало читают книг, мало прислушиваются к старшим. Мы здесь пытаемся хоть какую-то лепту внести в их образование и воспитание. Один из учеников писал тексты с таким отборным матом! Я сразу сказал: хочешь материться — на здоровье, но не в нашей школе. Все! Он стал подбирать новые рифмы. Его мама спрашивает, как мне это удалось? Она столько с ним скандалила, столько воспитывала... А я за одну репетицию его переубедил. Потому что здесь молодым интересно, здесь им хочется остаться. И если ради этого нужно просто не материться — легко. Желание творить сильнее всего, ведь так?».

 

 «Желание творить сильнее всего, ведь так?»

 

 

Комментарии