Панк-рок по-княжески

Экс-солист «Короля и Шута» о современном панке

Андрей Князев, больше известный как КняZz (экс-Король и Шут), в ноябре приезжает в Челябинск с новой концертной программой в честь пятилетия своей группы. О здоровом образе жизни в современной рок-музыке, сказках и творческом потенциале — в эксклюзивном интервью «Челябинского обзора».

пресс-служба группы КняZz

Пятнадцать лет назад добрая половина мальчиков-подростков хотели выглядеть как солисты группы «Король и Шут»: одни, как Горшок (прозвище солиста Михаила Горшенева — прим. ред.), ставили ирокезы, надевали кожаные плащи и выбивали передние зубы, другие — носили майки в красно-черную полоску и очень суровое выражение лица, как у Князя. Из каждого двора, из каждого гаража слышались вопли: «Ели мясо мужики, пивом запива-а-али» или «Проклятый старый до-о-ом» — под расстроенную гитару и выпитые несколько литров портвейна «Три топора» или самого дешевого пива.

Был в «Короле и Шуте» какой-то свой шарм, если можно так говорить про панк-группу. Каждая песня — цельная история с завязкой, кульминацией и финалом. И сюжеты всегда сказочные. Песни писал Андрей Князев. Когда в 2011-ом году он покинул КиШ, поклонники искренне страдали и не понимали, что будет дальше.

Но дальше — только панк-рок! Группа КняZz на протяжении пяти лет собирает полные залы, как на свои программы, так и на «Лучшие хиты КиШа». Жуткие сказки любят и современные подростки, и те, кто в начале 2000-х «тряс патлами» в гараже под звуки из кассетного магнитофона «Романтик».

— Андрей, какая «философия» у современного панк-рока?

— Время не имеет значения. Вчера, сегодня и всегда панк-рок — это свобода. Если говорить собственно о музыке, то она разделилась на несколько направлений: пост-панк, поп-панк, ньювейв и так далее. Я ценю и уважаю «старую школу», а все эти новые разделения — просто трактовки настоящего панк-рока. Я бы даже назвал это совокуплениями идеологии панка с личными приколами музыкантов.

— То есть?

— Вот, смотрите: кем были панки изначально? Безбашенными ребятами, отрицавшими морали, здоровый образ жизни и все, что можно было назвать попсой. А в наше время можно совмещать панк-рок и ЗОЖ, и никто на тебя косо не посмотрит. Хотя... кто-то из «староверов», может, и возмутится. Но сегодня можно все: даже совмещать идеологию самоуничтожения с ЗОЖем — это тоже протест, своего рода (смеется).

— Вы теперь за «здоровый панк-рок»?

— Моя музыкальная тема — сказочные персонажи и всякие загадочные истории. Уже благодаря нашим песням можно расширять свое сознание, без всяких там веществ и алкоголя. Я люблю людей, которые стремятся к саморазвитию, а не сидят на месте ровно и чахнут. Новаторов я люблю, вот.

Поэтому для меня важнее, что человек делает, создает, творит, чем то, что он там употребляет или не употребляет. Это выбор каждого. Я верю в то, что мы — рокеры. Мы панки, а «Punks not dead», как известно.

— А в сказки верите?

— Нет, как можно в них верить? Это же сказки!

— Как вы тогда пишете песни о ведьмах, леших, колдунах и прочих существах?

— С детства мне нравилось писать на сказочные темы. Это позволяет постоянно придумывать новое и стилистически отличаться от всех пишущих. В молодые годы для меня вообще не существовало никаких авторитетов. Безусловно, я испытывал уважение к тем, кого считают гениями, но при этом считал, что всегда можно сделать что-то круче. Песни «Короля и Шута» и «КняZz» не похожи ни на чьи в рок-музыке, насколько я могу оценить. У нас своя ниша. И мне за это не стыдно.

— Когда я была в детском лагере, некоторые «умники» пересказывали ваши песни как «страшилки» у костра.

— Это же прикольно! Наши песни стали частью фольклора (смеется). Когда мы в детстве, а потом в молодости приезжали в деревню, я всегда представлял себе встречу с необычными персонажами. В жизни их так и не встретил, но в песнях «Короля и Шута» они собраны во всем многообразии.

— Группе «КняZz» уже пять лет, а многие все еще ассоциируют вас с КиШом. Это бесит или радует?

— КиШ — это моя вторая голова. Это неотъемлемая часть меня и Миши Горшенева. Хочу сразу отметить, что «Король и Шут» — это наше общее детище, которому мы отдавались глубоко и полностью. Тему сказок я принес в группу, а Горшок стал рок-актером, который жил в этих волшебных образах. У нас был прекрасный тандем, которым я горжусь.

Не имея ничего, не умея петь и играть на инструментах, мы создали группу, вместе с которой росли. Мы же все на своем опыте узнавали. Сложно было, но иначе мы просто не могли.

— Получается, что КиШ стал своеобразной школой рока для «КняZz»?

— «Король и Шут» — это легенда. А «КняZz»... еще неизвестно, куда он меня приведет. Я стараюсь не разделять: моя линия началась в КиШ и продолжается сегодня в «КняZz». Просто теперь без Горшка.

За пять лет существования моей группы я переосмыслил все. По-новому на себя посмотрел, смог оценить все то, что происходило со мной в течение жизни. Произошла полная модернизация. Я понял, что за 20 лет существования КиШ я так и не вынес для себя, какой должна быть группа. Мы с Мишей делали все на какой-то эйфории и не вникали в технические вопросы, например. С «КняZz» пришлось проходить этот путь, но в разы быстрее и с погружением в настройки звука, имидж, концепцию и так далее. Но это меня никак не сбивает с творческого пути, и песни продолжают писаться (улыбается).

— «Панки, хой!» и «Рок-н-ролл жив»?

— Панки, хой! — это да. А рок-н-ролл мертв. Но мертв в его изначальном представлении. В новом роке много старого и доброго. Хороший музыкант обязан пройти школу 70-х, 80-х и 90-х годов и впитать в себя лучшее, что было в эти рок-эпохи.

Я не о том, что нужно «долбаться» как Сид Вишез или Курт Кобейн. Ни в коем случае. Но понять, как жили рокеры, что они делали и каким образом создавались песни разных направлений.

Рок — это культура, это язык человеческий, если угодно. Здесь есть свобода действий, слова, мысли. А мы, музыканты — создатели. Это мои лозунги (смеется).

Редакция благодарит концертное агентство «Живой звук» за помощь в организации интервью.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0