Да пребудет с нами сказка!

Почему из российского кино не получается сделать чудо-аттракцион

В кинопрокат на этой неделе вышел очередной комикс — приквел «Фантастической четверки». А еще раньше был «Человек-муравей», в июле — пятый «Терминатор», весной — «Безумный Макс. Дорога ярости», «Форсаж-7»... Впрочем, все это цветочки по сравнению с декабрьской премьерой очередной серии «Звездных войн». Не кино, а сплошные аттракционы. Что любопытно, возрастная категория зрителей не поддается точному определению. Эти киносказки смотрят все — и «пионеры», и «пенсионеры».

appleinsider.ru

Все мы родом оттуда

Во времена Советского Союза, когда не было ни интернета, ни кабельного телевидения, кино действительно являлось «важнейшим из искусств». Бывало, в глухих восьмидесятых стрельнешь у родителей рубль и отправляешься в великий чёс по кинотеатрам. Смотрели все подряд: и советские вегетарианские «будни уголовного розыска», и югославские вестерны про Большого Змея Чингачгука, воюющего с бледнолицыми, и французские комедии с Луи де Фюнесом. Случалось, залетало и американское кино, пусть и в изрядно порезанном виде, и это было сущим праздником. «Смерть среди айсбергов», например, или «К сокровищам авиакатастрофы».

Впрочем, во второй половине десятилетия, с появлением видео, в нашей серой жизни очень круто все поменялось. Для автора этих строк настоящим эстетическим потрясением стал просмотр в первом официальном видеосалоне на проспекте Ленина (маленький зал на 25 мест, большой проекционный экран и шикарные самолетные кресла лесенкой) фильма «Индиана Джонс и Храм судьбы». У 15-летнего подростка в буквальном смысле снесло крышу — такой изумительной трюковой работы, такого буйства красок и головокружительных поворотов сюжета я не видел в кино никогда. Стоит ли упоминать, что вышедший спустя полгода на большой киноэкран «Кинг-Конг» версии 1976 года, за билетами на который в кинотеатре «Урал» выстраивалась двухсотметровая очередь, окончательно поселил в неокрепшем уме мысль, что кинематограф — это прежде всего большой и яркий праздник (каким он, собственно, и задумывался).

Эту юношескую любовь к Чуду я сохранил до сих пор. Уверен, как и многие из вас.

С нами что-то не так?

Современный кинематограф, в особенности Голливуд, в состоянии удовлетворить любой спрос. Авторское кино, комиксы, утонченные психологические драмы и душераздирающие триллеры мирно соседствуют друг с другом. По количеству кинозалов мы уже обошли советскую систему проката. Однако наибольшее внимание по-прежнему привлекает коммерческое кино — приключения, боевики, фантастика — и не только в среде подростков и молодежи. Свою значительную лепту в финансовое благосостояние создателей «кинопопкорна» вносит вполне себе возрастная и зрелая аудитория — за сорок и старше. Казалось бы, чего нам, суровым и остепенившимся мужикам, обремененным детьми, семьями и работой, дурака валять. Ан нет, не пропускаем ни одной новой «стрелялки». Наши мамы и жены пытаются нас пристыдить — «вы просто вечные мальчишки!» — но лично я не собираюсь надувать щеки и скрывать, что в 2007 году на премьере первой части «Трансформеров» за два часа сбросил лет двадцать, хотя и пересмотрел до того момента множество фантастических боевиков. Оптимус Прайм и Бамблби окончательно уверили меня в тщетности и суетности бытия.

Скажите, доктор, это нормально?

— Совершенно нормально, — отвечает писатель, блогер и киноман со стажем Макс Бодягин. — Мужчина по своей природе — охотник и воин. Ему необходимо почувствовать себя в пылу битвы, и эта жажда проявляется по-разному: кто-то играет в страйкбол, кто-то ходит в кино на боевики. Возникающее чувство сопричастности помогает справиться с офисным бытом, с тоской по первобытным временам, когда мужчинам приходилось гоняться за мамонтом с копьем. Увлечение боевиками — самый безопасный и безобидный способ удовлетворить инстинкты. Некоторые, например, в ИГИЛ вступают или выбирают прочие виды наемничества. Так что оставьте нам наши боевики, иначе мы вам такой боевик в формате реалити-шоу устроим, что мало не покажется.

Русское народное

Российские кинематографисты долгое время не могли преодолеть комплекс неполноценности перед западным приключенческим кино. Прокат в девяностых рухнул с оглушительным грохотом, деньги из кинопроизводства ушли, зритель впал в спячку. Ситуацию в 2004 году переломил Тимур Бекмамбетов, запустивший основанную на литературном материале Сергея Лукьяненко русскую киносказку «Ночной дозор». Пусть вышло немного невнятно и сумбурно, но это был наш материал, родной, узнаваемый, и свои 16 миллионов долларов только в России фильм заработал. Через пару лет, после учета замечаний и исправления ошибок, «Дневной дозор» уложил на лопатки «Кинг Конга» Питера Джексона. Казалось, открылся портал в параллельную реальность, и наши киношники научились рассказывать сказки не хуже забугорных кудесников. Однако стоит констатировать, что Бекмамбетов по сей день остается едва ли не единственным успешным сказочником в нашем кино. Ничего подобного «Дозорам» так и не появилось. Почему же именно российские аттракционы не имеют успеха?

Причина тривиальна: для их успеха необходима некая нормальность окружающей действительности. А когда ужасов, триллеров, фантастики и абсурда вполне хватает в реальной жизни, смотреть на такую узнаваемую среду в кино не пойдешь.

Поэтому — «Трансформеры», «Мстители», «Дэдпул», «Звездные войны» и иже с ними. Да пребудет с нами сказка!

Комментарии 0