«Всегда есть комплекс причин»

Какие риски бывают при проектировании, строительстве и эксплуатации крупных ТРЦ

телеканал ТВЦ

Трагедия в Кемерово не только не оставила никого равнодушным, но и запустила по всей стране волну проверок (официальных и не очень) пожарной безопасности на объектах, аналогичных ТРЦ «Зимняя вишня». «Челябинский обзор» попытался понять, в чем заключаются основные риски для безопасности людей.

Любой строящийся или перестраивающийся объект, в том числе крупные торгово-развлекательные центры, перед тем как открыть свои двери посетителям проходят через несколько стадий — проектирование, строительство, ввод в эксплуатацию.

Как пояснили эксперты, которых опросил «Челябинский обзор» (два архитектора и директор компании по поставке строительных материалов и оборудования), определенные риски могут быть заложены на каждом из этих этапов. Прежде всего — из-за стремления по возможности снизить расходы, в том числе — за счет факторов, влияющих на безопасность.

Впрочем, все по порядку.

«Трагедии в торговых центрах похожи на авиакатастрофы»

Дмитрий, архитектор с многолетним опытом проектирования, в том числе крупных объектов. Пожелал остаться инкогнито:

На самом деле ситуация с происшествиями на крупных объектах типа ТРЦ в чем-то очень похожа на авиакатастрофы. Как правило, детальное расследование показывает, что к трагедиям приводит не какая-то одна причина, а целый ряд факторов, которые в какой-то момент складываются воедино.

Прежде всего, практически все проекты строительства или реконструкции крупных объектов такого рода, с массовым и постоянным пребыванием большого количества людей — это не типовые, а уникальные проекты, единичные решения.
Во-вторых, по закону все подобные проекты до начала строительства должны проходить государственную экспертизу, которая должна подтвердить, что проектировщик выполнил свою работу качественно и в соответствии со всеми нормами и правилами.

Но проблема в том, что и со стороны проектировщика, и со стороны экспертизы — люди. И проверяют проекты такие же проектировщики. И, как все люди, кто-то может что-то совершенно не специально не досмотреть или сделать ошибку. Учитывая, что в последнее время общий профессиональный уровень порой, скажем так, оставляет желать лучшего, полностью исключить «человеческий фактор» нельзя.

Добавьте к этому то, что, как правило, заказчики, инвесторы, будущие собственники здания стараются экономить на проектировщиках, пользуясь услугами тех, кто держит цену пониже. А затем частенько идут в негосударственные экспертные организации, где пытаются так или иначе уговорить согласовать те или иные решения, заложенные в проекте.

Следующий момент — в части обеспечения пожарной безопасности практически по всем таким уникальным объектам применяются не типовые, а специально разработанные нормы (так называемые спецтехусловия) под каждый конкретный проект. Разрабатывают их специальные организации, обладающие соответствующей лицензией на такого рода деятельность, а после того, как они разработаны, они должны быть согласованы на уровне МЧС. Это повсеместная практика.

Когда эти спецтехусловия разрабатываются, порой лица, которые с одной стороны их разрабатывают, а с другой — согласовывают их в надзорной инстанции, — одни и те же. Даже если формально это как бы разные люди... К заказчику строительства приходят, называют определенную (как правило, довольно серьезную, ведь речь идет о крупном объекте) сумму, и та или иная организация начинает их разработку.

Конечно, разработка этих спецтехусловий делается в соответствии с определенными методиками. Но, насколько я знаю из частных разговоров, всерьез разбираться в деталях этих методик лезут немногие, и принимают те решения, которые предложены проектировщиком. В том числе потому, что часто бывает так, что одну и ту же проблему можно посчитать по-разному.

Если говорить о материалах, применяемых непосредственно при строительстве, то главная проблема в том, что в процессе непосредственно стройки никто не будет проверять, что на самом деле за материал используется, и действительно ли он на деле соответствует тем характеристикам, что заявлены в документах к нему. Дополнительные испытания «на месте» законодательством не предусмотрены, сертификат с печатью имеется — и, собственно, всё. Умножьте это на желание и заказчиков, и подрядчиков стройки обойтись самыми дешевыми решениями и материалами.

По сути, системная проблема в том, что у нас строительный контроль даже на самых серьезных гражданских объектах достаточно слабый. А там, где он сильный, то достаточно легко его преодолеть или обойти. Добавьте к этому, скажем там, локальные особенности применения этого контроля.

Был бы контроль действительно сильный и независимый — никто бы о таких вещах не думал.

Евгений Чудновский.

«Как правило, покупают самые дешевые материалы»

Евгений Чудновский, руководитель оптового дистрибьютора строительных материалов:

Для пожарной безопасности зданий и сооружений, по большому счету, есть два критерия: пожарная безопасность собственно строительных материалов и их характеристики (горючесть, бездымность и так далее) и огнезащита конструкций, материалы для которой должны обеспечить их устойчивость на время эвакуации людей. Металлоконструкции, не защищенные по технологии, при пожаре могут потерять прочность, происходит обрушение, и тогда уже беда — ни пожарные и спасатели не зайдут, ни те, кто остался внутри, не выйдут.

Для каждого типа помещений в любых объектах есть определенные требования к пожаробезопасности. В том числе — к применяемым для отделки помещений либо огнезащиты типам конструкций и материалов. Для, скажем, автопарковки эти требования одни, для помещений, являющихся частью путей эвакуации людей — другие. Какие-то типы конструкций должны выдерживать, например, 90 минут огня, какие-то — до 240 и так далее.

Как правило, проектировщики учитывают в своих решениях соблюдение всех существующих норм и правил. Это касается и материалов, применяемых при строительстве зданий.

Тут, собственно, и начинается самое интересное.

Современные технологии строительства и современные материалы ушли далеко вперед по сравнению с тем, что использовалось, казалось бы, совсем недавно. И, как правило, есть достаточно много вариантов как обеспечить требуемую огнестойкость разными материалами.

Понятно, что действительно серьезные, качественные материалы стоят определенных денег. И вот в этот момент застройщик или подрядчик начинает бегать по поставщикам и искать, а как бы сделать примерно то же самое, но подешевле?

Так происходит, поверьте, практически на каждом объекте. На каждом. От промышленных предприятий до жилых домов. И в первую очередь — на крупных объектах с массовым пребыванием людей. Потому что к таким объектам, будь то офисные центры или торговые комплексы, требования самые жесткие, и соблюдать их дороже всего. В жилых домах стандарты безопасности попроще.

В свою очередь, производители материалов, понимая ситуацию и будучи в погоне за клиентом, начинают производить разного рода «материалы».

Например, есть такая штука, как огнезащитная краска. Представьте, что вам надо защитить металлическую несущую колонну. Ее можно защитить, например, толстой базальтовой плитой, которая может выдержать очень серьезную огневую и температурную нагрузку. Есть другие схожие материалы — на цементной основе, например, или перлитовые материалы. А тут — краска. Тоненьким слоем нанес, и при воздействии огня она должна вспучиваться, и как бы обеспечивает огнестойкость...

Но тех, кто занимается закупками, это мало волнует. Заботит лишь формальное соответствие и наличие сертификата на материал, и — ценник. Если, конечно, заказчик не настаивает на применении определенных материалов.

В Челябинске, как правило, выбирают самый дешевый из возможных вариантов. На самом деле, это очень печально. Хотя в некоторых других регионах бывает иначе — мы же видим это по продажам наших коллег в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. Там гораздо чаще не экономят на безопасности людей.

Александр Малышев.

«Главные проблемы начинаются, когда объект сдан владельцу»

Александр Малышев, архитектор, в прошлом — руководитель главного управления архитектуры и градостроительства администрации города Челябинска:

Мне не очень нравится та компанейщина, которая разворачивается после каждой подобной трагедии.

Погибли люди в «Хромой лошади» — давайте проверим все ночные клубы, рухнул аквапарк — давайте проверим все аквапарки, погибли старики в доме престарелых — надо срочно проверить все аналогичные учреждения.

При этом нет системной работы, и даже нет такой организации (на любом уровне власти), которая бы занималась системной работой, связанной с такими объектами и с проблематикой их строительства и эксплуатации.

Понятно, что проектирование крупных, сложных объектов — дело непростое, требующее очень высокой квалификации специалистов, участвующих в проектировании. Чем выше квалификация архитекторов-проектировщиков, тем спокойнее и надежнее будет жить этот объект.

В подавляющем большинстве случаев архитекторы, проектировщики — специалисты достаточно серьезного уровня. Грамотные, понимающие. Подчеркну, практически не было случая, чтобы в результате расследования подобных катастроф были найдены критические ошибки при проектировании. К тому же каждый такой проект проходит экспертизу. И в случае нахождения какой-то ошибки ее на этой стадии не так уж сложно поправить. В конце концов, проект — это лишь бумага.

Строят объекты подобного уровня сложности также, как правило, серьезные строительные организации. С опытом, с портфолио, с лицензиями и допусками на соответствующие виды работ. Хотя, конечно, на каждом объекте случаются ошибки при строительстве. Вопрос в том, что это за ошибки — те, которые можно исправить на ходу (ну, там, окно сдвинули не на 600, а на 500 миллиметров), или же критические, фатальные в случае возможной опасности.

Проблемы начинаются с заказчика, который, разумеется, хочет (и задает такой посыл и проектировщику, и впоследствии генподрядчику и подрядчикам), сохраняя красоту решения и соответствие всем нормативам, все сделать подешевле.

Например, заменить очень дорогостоящую систему автоматического пожаротушения на систему пожарной сигнализации, но при этом разделить объект на те или иные зоны. Или поменять одни материалы на другие, той же, скажем, огнестойкости, но подешевле. Но тут надо смотреть — если речь идет о замене одной марки кирпича другой, то это, скорее всего, если и скажется, то через много-много лет.

Но самые главные сложности, на мой взгляд, начинаются тогда, когда объект спроектирован, построен и сдан владельцу, который начинает его эксплуатировать.

Большинство объектов сдаются собственнику в так называемой черновой отделке — бетонные стены, несгораемая стяжка, коммуникации. И счастливый обладатель начинает делать с ним все, что ему угодно. В том числе в плане планировки, отделки, использования тех или иных материалов.

Замечу, что эксплуатация масштабных объектов, тем более уровня крупных торговых центров — задача также очень серьезная, и требует опыта, знаний и компетенций в самых разных областях (не только по части пожарной безопасности). Далеко не у всех такие компетенции имеются, и порой цена этому очень высока...

Есть ли в Челябинске объекты, которые я считаю опасными? Конечно есть! Прежде всего я назову оба подземных пешеходных перехода на площади Революции.

Напомню, во время «дорожной революции» часть выходов из них заузили, а какие-то вообще закрыли. Кроме того, еще раньше сузили сами проходы, понаставив там торговых палаток. Чем там торгуют, не знаю, но горючих материалов предостаточно. А вообще-то эти переходы — основные аварийные выходы из подземного (!) торгового комплекса «Никитинский». И высота там не нормативная, и общее состояние этих переходов ужасное. Они нуждаются в срочной капитальной реконструкции. Не дай Бог, там загорится что-то, задымится...

Отправьте нам новость

У вас есть новость или информация для нас? Считаете, что мы могли бы написать об этом? Поделитесь с нами тем, чем считаете нужным, и оставьте координаты для связи, чтобы мы могли уточнить и проверить то, что вы нам сообщили.

«Челябинский обзор» гарантирует вашу конфиденциальность как источника информации, если вы прямо не попросите об обратном.

Мы не обещаем, что ваша информация обязательно станет поводом для публикации, но обещаем, что проверим со всей серьезностью то, что вы нам сообщили.