Из огня да в... огонь!

Как работает служба пожаротушения города Челябинска

Спасти людей от пожара можно. Профессионалы это делают быстро и эффективно, если нет сложных препятствий, создаваемых другими людьми. «Челябинский обзор» вышел на дежурство вместе со службой пожаротушения Челябинского пожарно-спасательного гарнизона, чтобы изнутри увидеть, что такое «всегда быть начеку».

В каждом районе Челябинска есть пожарно-спасательная часть. Если огонь разгорелся на ЧМЗ, к примеру, то на его устранение приедут те специалисты, которые контролируют Металлургический район. Но изначально все звонки поступают не в пожарную часть № 4, а на центральный пункт пожарной связи, откуда самые серьезные адресуются именно в службу пожаротушения.

«Мы работаем в четыре смены. У каждой свое направление: первая занимается газодымозащитной службой по гарнизону, вторая — противопожарным водоснабжением, третья, наша — оперативной документацией, и четвертая — пожарно-техническим вооружением. То есть каждая смена по очереди проверяет свое направление во всех подразделениях по Челябинску, а также в Сосновском и Аргаяшском районах. И если сейчас случится пожар, то мы поедем на место его тушения и будем контролировать процесс», — объясняет Дмитрий Добрынин, начальник смены.

Но выезжают сотрудники СПТ не на каждый пожар. Если горит мусор или небольшой сарай, то подразделения могут справиться самостоятельно и дополнительная помощь им не требуется. А если пожар сложный, есть пострадавшие или погибшие — выезд происходит оперативно в любую точку города.

Смена — сутки через трое. И каждый раз все по-разному

— Возгорание на Артиллерийской, 114, — сообщает диспетчер.

— Какая площадь горения? Сколько человек в здании? Как эвакуируется? Дом пустотный или нет? Понял, жду дальнейшей информации, — Дмитрий кладет трубку. Пожар незначительный, подразделение Тракторозаводского района справится самостоятельно.

Смена — сутки через трое. И каждый раз все по-разному. В наше дежурство серьезных пожаров не возникло, помощь сотрудников службы не потребовалась. Но в некоторые дни специалисты даже не успевают заехать в часть: слишком много очагов возгорания по городу, где нужны их силы.

«Для пожарного очень важна физическая подготовка. Обмундирование весит более 20 килограммов, из них только дыхательный аппарат — 16 кг. А еще с собой нужно тащить оборудование: гидравлический инструмент, пожарный ствол, а в нем вода подается под высоким давлением... без тренировок здесь никуда. Еще и высокая температура в огне. Физически непросто это все выдержать», — объясняет Дмитрий Викторович.

Тренировки здесь проходят регулярно в теплодымокамере, дымокамере и на психологической полосе. Подъемы, спуски, ползания, система лабиринтов, полоса препятствий со звуковым сопровождением... И кроме обязательных учений и сдач нормативов, практически все огнеборцы занимаются каким-то «своим» видом спорта. Кто-то в хоккей играет, кто-то в теннис, кто-то плавает.

— Возгорание в СНТ «Любитель», — снова звонит диспетчер.

— Что горит? Садовый домик? Жду информацию, — Дмитрий предложил проехать туда, чтобы просто мы могли посмотреть. Их помощь там не требуется. А что если пока мы ездим из любопытства, где-то по-настоящему потребуется их помощь? Остались в части.

Перед каждой сменой проходит проверка оборудования

Сколько потушенных пожаров на счету каждого бойца — перестали считать. Спасенные жизни — тоже. Как признаются огнеборцы, если человек жив и на месте работают специалисты, его обязательно спасут, и он будет жить дальше. Да, бывают случаи, когда пожарные приезжают, но спасать уже некого.

«Несколько лет назад мы приехали тушить автомобиль. А внутри мужчина. Уснул с сигаретой. Он задохнулся. И его кожа расплавилась вместе с обшивкой сидения. Лицо было словно пластиком обтянуто. Вышла его жена из подъезда, сердитая, стала кричать: „Вот, пришел пьяным, я его не пустила“. А ее спрашиваю: „Вы понимаете, что все? Нет у вас больше мужа“. Она плечами пожала. Но к машине ее не пустили. Совсем жуть там была, не для слабонервных», — рассказывает младший помощник начальника смены Владислав Савельев.

В ожидании звонка диспетчера молодые люди заполняют документы, смотрят спортивные программы, занимаются спортом. Это только кажется, что до вызова они расслаблены. Бойцам нужно быть в постоянном тонусе. Даже во время отдыха.

— А вы прикалываетесь друг над другом? Уснул кто-то, а вы ему: «Вставай! Пожар! Горим!» — как в пионерском лагере.

— За такое и сапогом можно получить! А так, конечно, без шуток никуда. Постоянно друг друга подкалываем, — отвечает Владислав.

В службу пожаротушения гарнизона попадают уже опытные бойцы. Учебное заведение, пожарная часть, караульная служба. Только потом они могут работать «над» районными подразделениями.

«Классе в десятом я пришел в пожарную часть на ЧТЗ. Тогда по телевизору шли фильмы американские, типа „Обратной тяги“, где пожарные — герои, сильные, мощные. И когда я увидел, как наши бойцы готовятся, с маяками выезжают на пожары... решил, что хочу быть в пожарной охране. За 20 лет ни разу не пожалел», — вспоминает Добрынин.

«Бывает, конечно, что из МЧС увольняют. Но сегодня это случается редко — за работу все держатся. Зарплаты хорошие, работа сутки через трое, раз в год оплачивается перелет в любую точку страны и можно взять с собой одного члена семьи. Редко, где можно такие условия найти», — добавляет Владислав Савельев.

Жены и родители уже привыкли к тому, что каждые три дня мужчины рискуют жизнью. Заботливо складывают еду в контейнеры, присылают фото и видео детей через мессенджеры. А после смены тепло встречают.

«Я помню свой первый пожар. Я тогда учился в Екатеринбурге, в пожарно-техническом училище. Командовал отделением. Было возгорание по рангу номер „два“: выезжает восемь автоцистерн с разных пожарных частей. Горел автосервис из трех больших зданий. Огонь был везде. Для молодого человека, который впервые попал на боевое дежурство, это выглядело, как Армагеддон», — рассказывает Дмитрий.

Дмитрий Добрынин, начальник смены

«Сложно работать зимой. Ты весь в воде. Огонь на тебя, ветер обдувает. И вроде жарко должно быть, но ты покрываешься льдом, шевелиться очень непросто. Потом в машине отогреваешься. А летом, когда жара, нужно быть очень аккуратным с температурами. Иной раз уши заворачиваются от пекла. У некоторых каски плавятся, бывает и такое», — добавляет Владислав.

Просторечное «пожарники» бойцов не обижает, а вот то, что люди говорят, мол приехали пожарные без воды, без средств... этого даже быть не может. Если машина не заправлена, ее не отправляют на место тушения. Или некоторые жалуются, что специалисты воду за три минуты слили.

«Здесь тоже нужно понимать: в пожарной машине ограниченное количество воды, стволы имеют разные расходы. Если подать два ствола — вода кончится быстро, три — еще быстрее. Объема одной машины может хватить для локализации пожара первой стадии», — объясняет старший помощник начальника смены Сергей Кадочников.

— Вызов в Курчатовском районе, — раздается вызов диспетчера. — Задымление в подъезде. Горит мусор. Площадь: два на два. Уже потушили.

— Хорошо, работаем дальше.

Крупных возгораний на нашу смену не выпало. Но по статистике за 2018 год в Челябинске произошло 247 пожаров, в которых погибли 15 человек. Огонь всегда непредсказуем. Иногда специалистам приходится ставить лестницу и отключать электричество в микрорайоне, иногда — доставать световую башню, чтобы разглядеть, все ли потушено, а иногда — пользоваться прибором, реагирующим на перепад температур в условиях сильного задымления.

«Старые здания строились с большим количеством пустот. Поэтому с виду кажется, что все потушено, а на самом деле внутри стены горят. Или случилось обрушение, а нам нужно найти человека в обломках. Надеваем маску и, как фильме, идем искать тепло в пекле», — говорит Дмитрий.

После трагедии в Кемерово все пожарные в стране столкнулись с проверками, тренировочными эвакуациями и дополнительной бумажной работой. Но никто не жалуется, потому что бойцы понимают: лучше быть в боевой готовности, чем потом считать количество жертв.

Пожарные не являются единственными, кто несет ответственность за тушение огня. Они делают все, что от них зависит. А «препятствия», создаваемые другими людьми, они только иногда могут обойти — если позволяют человеческие силы и сам огонь. В этой профессии невозможно оставаться безучастным, здесь нельзя прийти на смену, чтобы просто отметиться: «Я был на службе». Вся твоя жизнь подчиняется огню.

«Я был на смене, когда моя жена поехала в роддом. Уйти нельзя, ей не позвонить — она уже на кушетке мучается. До утра с безумными глазами проносился по части... А что было делать? Работа», — рассказывает Владислав.

«Кто не уверен в своих силах, уходит еще во время учебы. Кто остался — уже свое дело не бросает!» — добавляет начальник смены Дмитрий Добрынин.

Диспетчеры принимают вызовы со всего Челябинска

Отправьте нам новость

У вас есть новость или информация для нас? Считаете, что мы могли бы написать об этом? Поделитесь с нами тем, чем считаете нужным, и оставьте координаты для связи, чтобы мы могли уточнить и проверить то, что вы нам сообщили.

«Челябинский обзор» гарантирует вашу конфиденциальность как источника информации, если вы прямо не попросите об обратном.

Мы не обещаем, что ваша информация обязательно станет поводом для публикации, но обещаем, что проверим со всей серьезностью то, что вы нам сообщили.