Вброс секса

Как обсуждение «русских шлюх» стало отличным способом отвлечься от реальности

REUTERS

Уже дней пять я не вспоминаю ни о повышении НДС, ни об отодвинувшейся до 63 лет старости, ни даже о назревшей необходимости реструктуризировать ипотеку. Уже почти неделю я боязливо офигеваю от того, что творится в сети и в СМИ. Как будто время повернулось вспять лет на тридцать, а Тодоровский-старший только-только выпустил на экраны «Интердевочку».

Я знаю, как работают СМИ. Я представляю, как функционируют группы в соцсетях. Я понимаю, как важно некоторым людям отвлечь внимание от крайне негативного, больного инфоповода и переключить народный гнев на что-то другое.

Но мне и в страшном сне не приснилось бы, что в 2018-м (!!!) году этой вбросовой альтернативной темой станет секс с иностранцами в рамках Чемпионата мира по футболу FIFA.

Это какой-то невыносимый дикий сюр. Депутаты, пресс-секретарь президента, популярные СМИ на полном серьезе включились в дискуссию, пристойно ли русской женщине дать иностранному болельщику, или все-таки не очень.

«У российских девиц, окучивающих иностранцев, понятия стыда, морали, нравственности напрочь вычеркнуты из сознания. Мы воспитали поколение шлюх, готовых раздвинуть ноги при одних лишь звуках иностранной речи. А если еще и долларом поманить, то совсем о-го-го! Воспитали их и, более того, воспели», — пишет на страницах МК писатель Платон Беседин в статье под заголовком «Время шлюх».

Через сутки после публикации не нуждающийся в представлениях журнал Cosmo публично требует от него извинений, уточняя: «Нас регулярно называли шлюхами и раньше (особенно доставалось жертвам изнасилований), но когда русский Ваня понял, что бабы „дают“ еще и „не нашим“, адская смесь из мизогинии, невежественности и расизма щедро выплеснулась из его головы прямо на страницы федеральных СМИ: его личная собственность (а именно так, судя по всему, условный Ваня видит русскую женщину) не просто посмела „дать“ не ему, она посмела переметнуться в стан врага! Чернильница! Западная подстилка!»

Красиво поймал хайп Юрий Дудь, под чьим постом с картинкой девушки в кокошнике и парня в сомбреро развернулась такая гендерная баталия, что, похоже, подивился и сам профессиональный блогер: «Русские девушки могут заниматься сексом абсолютно с любым человеком, который покажется им привлекательным. Точно так же как русский парень может делать то же самое с кем захочет: с тайкой, доминиканкой, кубинкой и прочими красавицами». Спасибо, прояснил. Очевидную, в общем-то, в 2018-м году вещь.

Анастасия Миронова в Газета.ру рассказывает душераздирающую историю романа своей знакомой с молодым британцем на Олимпиаде в Сочи: «Она рассказывает, что первые его слова после секса были: Sorry for not performing very well. Мол, извини, что плохо выступил. Это оказалось для русской женщины так трогательно, что она расплакалась. Потому что ей с ее совершенно умопомрачительной внешностью, с кучей любовников и двумя мужьями, один из которых был красавец-актер, а другой — настолько богат, что она и после развода может себе позволить до конца жизни ездить по Олимпиадам, никто ничего подобного не говорил. И вообще не озадачивался, как он выступил». Тут и впрямь можно начинать плакать — очень уж жаль бедную женщину. Правда, есть смутные подозрения, что выборка героинь Мироновой производилась несколько предвзято...

Господа, что происходит? С чего вдруг тема межрасовых совокуплений и романов стала такой скандальной? Во времена интернета, Tinder, лоукостеров и горящих путевок?

Завести роман с иностранным гражданином — это вопрос наличия загранпаспорта, совпадения времени и места и хотя бы самого скромного владения английским языком.

Примерно треть женщин в моей социальной среде — подруги, знакомые, бывшие коллеги — замужем за иностранцами, и это уже даже не повод полюбопытствовать: а как там у них? Да примерно так же, как тут. Социум и декорации немного другие, а природа человека, в принципе, относительно мало меняется от географического положения.

Быстрые знакомства и быстрый секс в мировой культуре, в эпоху метамодернизма, на пласте богатейшего фундамента типа «Последнего танго в Париже», «Тропика Рака», фильмов Ларса фон Триера и т.д, и т.п. — это не то что не вопрос осуждения. Это уже даже не тема для обсуждения.

Дети-полукровки, рожденные после Олимпиады-80, сегодня старше меня. И их вряд ли сильно волнует моральный облик их матерей и вопли подписчиков группы BUCETA ROSA, в которой обсуждаются какие-то там видео с какими-то там девушками, пофлиртовавшими с болельщиками. Кстати, подписчиков в этой группе поменьше, чем у некоторых моих знакомых — друзей на Фейсбуке. Откуда такое внимание?

Хочется брюзгливо вопросить: у нас что, проблем больше нет, кроме как следить за сексуальным поведением болельщиков и болельщиц во время чемпионата? В стране все хорошо?

Почему эта тема вбрасывается в СМИ? Ради чего? Что, скоро грядет что-то совсем нехорошее, и лучше заранее вывести волну фрустрации куда-то в другое русло?

В XXI веке единственный вариант здорового разговора о сексе — это когда люди хотят им заняться, желательно прямо сейчас, и уточняют какие-то важные детали. Все остальное похоже на словоблудие и вброс. И поэтому пугает. Уже не рубль ли снова рухнет, а?