Константин Толкачёв:

«Сады — основа для „малоэтажной России“»

Депутат Законодательного собрания Челябинской области (фракция «Единая Россия»), председатель Челябинского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз Садоводов России» — о том, сколько садоводов на Южном Урале, какие изменения их ждут уже через год, а также о том, почему именно они — одни из самых серьезных инвесторов в экономику региона.

— Константин Николаевич, свой садовый участок или дача в садовом товариществе — почти обязательный атрибут во многих южноуральских семьях. Но что из себя представляет сообщество садоводов Челябинской области?

— Вообще садоводом является примерно каждый второй житель нашего региона. Всего на территории Челябинской области существует 886 садовых некоммерческих товариществ, общее число садовых участков в которых — около одного миллиона.

Само понятие «сад», «садовый участок» пришло в наш обиход из советских времен, когда власти выделяли земли промышленным предприятиям в крупных городах, и на этих землях сотрудники этих предприятий получали в свое распоряжения небольшие участки. Вы просто вспомните названия садовых товариществ вокруг того же Челябинска — «Электрометаллург», «Медик», «Полет», «Трубник» и так далее (улыбается). И сейчас люди, в общем-то, заняты на участках тем же, чем и раньше — либо просто проводят время с семьей, либо выращивают что-то (овощи, фрукты, ягоды) для себя, своих семей или знакомых.

Садовые товарищества, территории, которые они занимают, по сути, являются своего рода анклавами на карте Челябинской области. Ровно такая же картина и на всей территории России. Деятельность садовых товариществ регулируется Федеральным законом ФЗ-66 «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», который был впервые принят в 1998 году и в который за почти два десятка лет был внесен ряд изменений. Но по сути, сады, садовые товарищества при всей своей массовости остаются относительно закрытой средой, где, по сути, есть свое самоуправление — в каждом товариществе каждые два года проходят выборы правления, председателя и так далее.

— Есть ли какой-то типовой «социальный портрет» садовода?

— Специальных социологических исследований на эту тему я не знаю. Тем не менее, как правило, сад — это дело, которым занимается вся семья, и прежде всего — люди среднего и старшего возраста, к 40 годам и старше. При этом могу достаточно уверенно сказать, что это в большой мере аполитичное сообщество. Во всяком случае, сейчас.

— Чем люди обычно занимаются на своих участках? В советские, не самые богатые времена свой садовый участок, огород на нем рассматривались в том числе как возможность обзавестись дополнительными продуктами питания для семьи...

— Примерно до 2014 года в наших садах была несколько другая тенденция: люди как минимум на части участка разбивали газон, ставили мангальную зону и в целом использовали сад как место, скорее, для отдыха и времяпрепровождения с семьей и друзьями, в выходные и праздники. Когда в нашей стране ухудшилась ситуация с экономикой, когда пошли разного рода санкции-антисанкции, в том числе продовольственные, граждане вновь вспомнили о том, что в саду можно выращивать самые разные продукты.

— И много продуктов выращивают в садах?

— Прилично. Есть статистика, согласно которой примерно 90 процентов всех ягод, потребляемых жителями области, так или иначе выращиваются в садовых товариществах. Меньше, но все же приличная часть овощей и фруктов — также «садовая».

— Тогда как отличить некоммерческую историю — садовый участок, место для жизни и отдыха с семьей, хобби, какие-то небольшие огородики для семьи — от небольшого, но все же бизнеса, когда продукты, пусть и в саду, но выращиваются изначально на продажу?

— Какой-то явной границы, пожалуй, пока не выделить. Хотя бы потому, что если человек на своей земле хочет что-то вырастить — кто ему запретит? И если у него есть или излишки, или то, что он хочет продать — опять-таки, кто запретит?

С другой стороны, у нас практически нет и того, что раньше (да и сегодня) называлось потребкооперацией — то есть когда люди сознательно выращивают что-то на продажу. Все же для большинства садоводов то, что у них растет на участках — прежде всего для себя и для семьи. А «излишки»... Для тех же пенсионеров выручка за выращенное — некоторая, но важная прибавка к пенсии. Гонять их, обирать налогами и поборами — по большому счету грешно. К тому же то, что они выращивают на участках — все-таки экологически чистый продукт, который они не только продают, но и употребляют сами. 

— Но где и как им торговать? В большие торговые сети не зайти, да и в маленькие магазины тоже — там на каждое яблоко нужен сертификат на продукцию...

— Совершенно верно. В то же время у властей Челябинской области, областного центра есть понимание ситуации и желание помочь садоводам — выпустить на рынки больше их продукции. Да, и сегодня садоводам предоставляют места для торговли на рынках, ярмарках (пусть и не так много, как хотелось бы). Но речь идет об их увеличении. В этом направлении мы очень активно работаем в челябинском отделении «Союза садоводов России».

— Но для владельцев торговых площадей выделение таких мест — вопрос арендной платы.

— Тем не менее, многие идут нам навстречу и предоставляют садоводам бесплатные места. Есть и более масштабная задумка, которая получила одобрение на встрече губернатора Челябинской области Бориса Дубровского с депутатом Государственной думы РФ Анатолием Литовченко — это создание социальных ярмарок. Не просто 5-10 мест на рынках, а вполне серьезной площадки, где садоводы могли бы предлагать свою продукцию круглый год. Если не свежие, только с грядки овощи-фрукты-ягоды, то соленья, консервы и прочее.

Первая такая ярмарка уже открылась на территории «Каширинского» рынка, где наряду с продукцией лидеров южноуральского агропрома представлена и продукция небольших фермерских хозяйств, и садоводов. Я уверен, и как депутат Законодательного собрания со своими коллегами сделаю все, чтобы подобный формат торговли прижился, и подобные ярмарки только расширялись, открываясь во всех районах Челябинска.

— А во сколько торговых мест оценивается общая потребность садоводов региона?

— Сказать точно довольно сложно — ситуация постоянно развивается. И если в этом году мы могли говорить, условно говоря, о тысяче торговых мест, то на будущий год их может понадобиться 1200 или 1300. А если люди увидят, что есть нормальные места для цивилизованной торговли, думаю, что и доля продукции садоводов, выращенной на продажу, вырастет.

— И мы опять упремся в необходимость отличать «любительское» садоводство от мелкого бизнеса на садовых участках, и необходимость как-то это определять законодательно.

— В этом году президентом Российской Федерации Владимиром Путиным был подписан новый федеральный закон, который придет на смену действующему сейчас ФЗ-66. Новый закон вступит в силу в январе 2019 года. Он больше направлен на качественное развитие территорий садовых товариществ.

Что же до торговли, то она прекрасно регулируется законодательством о потребительской кооперации. Властями региона принят ряд мер, в частности — решение о выделении в ближайшие три года грантов на развитие сельскохозяйственных сбытовых потребительских кооперативов. Их задача — организовать закуп в садовых товариществах и создать торговые места для садоводов. Это, с одной стороны, позволяет организовать процесс сбора урожая, и в том числе его проверки на соответствие всем нормам, а с другой — оставляет садоводам право выбора: кто не хочет работать с потребкооперативом, могут спокойно сами торговать своей продукцией.

— Каков объем реализуемой сегодня садоводами продукции? Понятно, что речь идет о наличных деньгах, и это трудно подсчитать, и все же — о каких суммах в принципе идет речь?

— Мы оцениваем объем того, что идет от садоводов на продажу, примерно в 10 процентов от того, что они выращивают у себя на участках. Если говорить о деньгах, то это, вероятно, порядка нескольких сот миллионов рублей в год. Но эта цифра кажется внушительной, только если не вспоминать, что этот «пирог» растекается тонким слоем на многие тысячи садоводов.

Возвращаясь же к вновь принятому закону: он, с одной стороны, отражает те смысловые изменения понятий «сад», «дача», «участок», а с другой стороны, направлен прежде всего на эволюционное развитие территорий садовых товариществ. 

Сад, садовый участок сегодня и уж точно в ближайшей перспективе — это не условный вагончик-бытовка в центре огородика на шесть соток, а место полноценного, комфортного, если необходимо — круглогодичного пребывания человека, семьи. По сути, речь идет о возникновении и становлении новой, «малоэтажной России». И новый закон позволяет, например, прописываться в садах, при этом не меняя статус земель (иначе, стань СНТ землями поселений, администрациям товариществ и местным властям пришлось бы выполнять нормативы по больницам, детским садам, школам, полицейским опорным пунктам, подстанциям «скорой помощи» и так далее, вплоть до проводки центрального водоснабжения и канализации, на что ни у кого не хватит денег). Это, конечно, теоретически, можно сделать и сейчас, но нужно собирать огромное количество документов и почти всегда решать это через суд. С вступлением в силу нового закона все будет гораздо быстрее и проще.

— Пожалуй, главная проблема товариществ, то, что уже сейчас мешает людям жить в садах круглый год — слабая или отсутствующая инженерная и социальная инфраструктуры.

— Вне сомнения. Но не менее важно развивать ее, не нарушая возможностей и прав садоводов, как этом могло бы произойти с участниками СНТ «Юбилейный», которые почему-то попали под изъятие земли для якобы строительства автомобильной трассы. Мне как депутату и как председателю регионального отделения «Садоводов России» пришлось вмешаться в ситуацию. И вопрос необходимо решать как можно быстрее, учитывая интересы садоводов. Для начала необходимо проверить законность действий местной власти, а после обратимся в администрацию Сосновского района. Ведь весь сыр-бор начался в 2015-м году, когда часть земель СНТ уже попадала под изъятие. На этих землях должен был быть построен стадион, однако позднее садоводы увидели, что изъятые земли отдали под индивидуальное строительство, и уже построено шесть коттеджей. А власти решили организовать за счет садоводов проезд к ним.

А вот то, что выгодно отличает садовые товарищества сегодня — это высокая степень самоорганизации и самофинансирования. Все, что делается в садах, делается, как правило, на взносы членов СНТ. К счастью, в Челябинской области уже два года как возобновлено субсидирование затрат на инфраструктуру, и садовые товарищества могут возместить часть затрат на подведение дорог, прокладку линий электропередач или водопровода. Кстати, новый закон значительно расширяет возможности муниципальных и региональных властей вкладываться в развитие этих территорий.

Безусловно, все выше уровень требований к качеству управления садовыми товариществами, к правлению, к председателям, которые, по сути, выполняют функции управляющей компании в «обычном» жилом фонде. В крупнейших садовых товариществах области порой по пять-пять с половиной тысяч участков! Это больше, чем в домов в крупном селе! И взносы — по нескольку тысяч рублей в год с участка. Конечно, управлять таким хозяйством непросто. И те скандалы, что порой случаются в СНТ, как правило связаны с недостаточной квалификацией тех, кто не просто управляет товариществом, но и, помимо прочего, работает при этом с довольно серьезными деньгами, собранными с людей. Всему этому надо учиться. Мы в «Союзе Садоводов России» стараемся уделять такому образованию, обучению руководителей товариществ серьезное внимание.

Вообще, стоит задуматься еще вот о чем. По сути, садоводы — одни из самых серьезных «внутренних» инвесторов в экономику региона.

— Почему?

— Судите сами: как мы уже говорили, в Челябинской области около миллиона садовых участков. Только взносы в товарищества с них — это несколько миллиардов рублей ежегодно. Которые практически полностью тратятся на поддержание и обустройство, развитие территории садов. Кроме того, каждый садовод тратит довольно приличные деньги на ремонт, содержание и развитие своего собственного участка. Каждый год они покупают семена и саженцы, садовый инвентарь, стройматериалы, тратят деньги на проезд до сада и обратно, и так далее. И все это — продукция и услуги, которые по бОльшей части производятся на территории нашей области.

Мы подсчитывали примерную сумму таких затрат. Выходило в среднем до 20 тысяч рублей на участок за сезон. Умножьте на миллион участков — получится 20 миллиардов рублей. А вместе со взносами — около 25 миллиардов рублей. Уже очень и очень серьезная сумма, которая должна вызывать уважение интересов садоводов.

— Сады, садоводческие товарищества есть не только за пределами городов, но и внутри муниципалитетов....

— Наверное, я вас удивлю цифрой, но из 500 с небольшим квадратных километров площади Челябинска более 100 занимают сады. По сути, это самый крупный район города (улыбается). И это не только окраины, но и довольно близко к центру и на северо-западе. Часть из них находятся на территории моего избирательного округа, в Курчатовском районе.

— Проблемы «городских» садов чем-то отличаются от проблем «пригородных» СНТ?

— В принципе, почти то же самое. Разве что земля дороже, да налоги с нее побольше. Но есть и важная — на сады в городе наступает бизнес: и застройщики, и просто предприниматели, которые стараются скупить «крайние» участки, выходящие на оживленные улицы (скажем, Троицкий Тракт или Северо-Крымская). Земля скупается, разными способами переводится из земель СНТ под разного рода магазины, автомойки и так далее, и начинается активное строительство.

В чем-то этот процесс — нормальный. Но все хорошо в меру. В том числе и по экологическим моментам. Когда скупается эта «первая линия», то с ее застройкой садовые товарищества обычно теряют и окружающую ее защитную лесополосу, и водостоки вдоль дорог, куда по идее должна стекать вся грязь. Начинаются поездки автомобилей внутри садов, и так далее.

Между тем мало кто задумывается, что территория садовых товариществ в Челябинске (повторюсь, около 100 квадратных километров площади) — это еще одни, наряду с лесами, «легкие» города, ведь в садах нет промышленных производств, а есть зеленые насаждения. И мы этим вот «выветриванием» теряем эти легкие, их защиту. К счастью, проблему понимают власти города, и я надеюсь, что в дальнейшем этот баланс не будет нарушаться.

С другой стороны, и садовым товариществам в городе надо бы подумать о том внешнем виде, который сегодня есть у «первой линии» участков. О едином облике, о том, чтобы все это было облагорожено, благоустроено, и не только когда сады соприкасаются, скажем, с гостевыми маршрутами. Да, это вопрос денег и воли, но он, убежден, решаем! Нужно лишь внимание...

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0

Новости

Главное