Денис Рыжий, руководитель исполкома регионального отделения ОНФ:

«Мне слова вице-губернатора совсем не понравились…»

На днях в Челябинске прошел региональный Форум действий Общероссийского народного фронта. О его итогах и дальнейших планах фронта в Челябинской области рассказывает руководитель регионального исполкома ОНФ Денис Рыжий.

Ярослав Наумков

С нами у властей нет шанса «слить тему»

— Региональный Форум действия — логическое продолжение такого же Федерального форума, который прошел двумя неделями ранее в Москве, и в работе которого принял участие Владимир Путин. Формат был выбран схожий — дискуссионные площадки, на которых обсуждались актуальные проблемы региона, и расширенное заседание регионального штаба ОНФ, на котором мы подвели некие итоги.

Одна из основных наших задач — создать эффективную площадку взаимодействия жителей Челябинской области и исполнительной власти региона...

— Сколько уже было таких попыток, сколько уже слов, часто — пустых, произнесено....

— На мой взгляд, площадка ОНФ отличается тем, что здесь, во многом из-за реальных возможностей фронта, из-за прямой связи с президентов, у властей нет шансов не обратить на что-то внимание и «слить тему». Это лишний раз подтвердил тот факт, что на каждой из площадок Форума действия присутствовал чиновники уровня как минимум министра, а то и вице-губернатора.

Здравый смысл, перинатальный центр и вице-губернатор

— На форуме обсуждались темы серьезные как для нашего региона, так и для страны в целом. Одна из них — строительство в Челябинске перинатального центра в рамках соответствующей федеральной программы. История сложная, неудобная, местами даже неприятная. Но как выяснилось, проблемы, схожие с теми, с которыми столкнулись у нас в регионе, есть и в других субъектах федерации. У всех есть сбои по строительству. При этом лишь отчасти это какие-то персональные моменты — много в этом и системных трудностей, которые также надо решать системно.

Наша ситуация возникла еще в начале года. Первая проблема была в том, что вообще долгое время не могли начать конкурсные процедуры. Затем же, когда процедуры стартовали, их успешно опротестовала антимонопольная служба. Минстрой попытался повторить — ФАС снова все отменил.

ОНФ подключился к истории летом.

— А чего в этой истории больше, на ваш взгляд — несовершенство в законодательства, бардака с неправильным оформлением документов, или же, скажем так, моментов личных взаимоотношений некоторых чиновников с определенными бизнесменами?

— Все это в разной степени присутствует. Здесь в чем-то есть даже противоречие здравого смысла и законодательной базы. Когда на площадке форума мы начали обсуждать эту тему, вице-губернатор Челябинской области Евгений Редин заявил, что областные власти пошли по единственно возможному и, по их мнению, самому эффективному пути — заказать перинатальный центр, что называется, «под ключ», объявив в одном конкурсе и проектирование центра, и его строительство, и оснащение необходимым оборудованием.

Определенная логика в этом, наверное, есть. И надо исходить, наверное, из того, что мы заинтересованы в том, чтобы перинатальный центр вообще появился наконец в Челябинске. К тому же здесь, на первый взгляд, изначально хоть и не сэкономили на тендерных процедурах, но и не должны были потратить больше, чем планировали.

Более того, поначалу участвовавший в нашем форуме руководитель федерального проекта ОНФ «За честные закупки» Антон Гетта и вовсе сказал, что опыт Челябинской области, возможно, стоит изучить внимательнее и применять на практике в других субъектах, и в споре ФАС с областными властями он на стороне последних.

— Тогда в чем же дело?

— Тот же Гетта сказал еще и, что если в итоге выяснится, что центр можно было построить не за 2,3 миллиарда, а дешевле, и этого не случилось потому, что власти во многом искусственно ограничили конкуренцию на этом тендере — то это тоже, мягко говоря, не совсем правильно.

А тут есть о чем поговорить. «Под ключ» — это хорошо. Но много ли компаний отыщут свободных 230 миллионов для обеспечения заявки на участие в конкурсе? Не говоря уже о том, что не каждый строитель возьмется нести ответственность за поставку и ввод в эксплуатацию медицинского оборудования, сложного и дорогостоящего — слишком разные компетенции, знаете ли.

Да, «Альфа-строй» — одна из крупнейших строительных компаний региона. И то, что они изъявили желание строить — логично: у них есть техника, люди, ресурсы. Но ФАС говорит о том, что закон был нарушен, причем несколько раз, начиная с неправильно проведенных общественных слушаний (впрочем, все эти «типа общественные слушания», как и «типа общественные советы» — отдельная, и не менее системная проблема). Второй момент — то что заявка была совмещена, ФАС тоже считает нарушением. Наконец, третий момент — то, что в условиях на поставку медицинского оборудования почти везде было проставлено по позициям «...или аналог», после конкретной марки и модели. Антимонопольщики, видимо, считают это своего рода лазейкой для особо «экономных» товарищей.

В поставках медоборудования вообще «захоронен» довольно серьезный риск — оно ведь, особенно высокотехнологичное, практически все — импортное. Больше половины в общем объеме точно. А вы видите, что творится с курсом рубля. В конкурсе, то, поди закладывали по 35 рублей за доллар... В итоге получаем очень серьезные риски невыполнения контракта из-за резкого роста стоимости медоборудования. Пока ведь строительство даже не начато, что же будет, когда придет время завозить оборудование?

Мы задавали этот вопрос Евгению Владимировичу Редину. Он ответил было, что в этом то, мол, и есть эффективность — есть 2,3 миллиарда, и в эти деньги центр и будет построен. Честно, говоря, у нас есть на этот счет большие опасения. Ну хорошо, на постройку здания и его отделку точно хватит, даже с учетом удорожания материалов. Может, даже, койки какие-то поставят российские, с матрасами. А как быть с оборудованием? На его покупку деньги вообще останутся, с такими-то курсами рубля? Вряд ли коммерсанты влезут в убыток, и станут осуществлять поставки за свой счет. И я бы не сказал, что вице-губернатор смог на это четко дать ответ.

— И что со всем этим делать?

— ОНФ в ближайшее время запросим все документы для экспертизы, в том числе с привлечением московских специалистов.

На самом деле, если бы все конкурсные процедуры были, как и просил ФАС, разделены и стартовали в начале года, то скорее всего по срокам всё было бы хорошо. Если же сейчас в итоге всё — составление документации, проведение конкурсов и т. д. — придется начинать заново, то совершенно точно к 1 сентября 2016 года никакого перинатального центра в Челябинске не будет. А если начнут оспаривать решение кассационной инстанции, которая отменяет решение арбитражного суда города Москвы, в которой наш Минстрой все-таки обыграл ФАС, который, в свою очередь... Знаете, мне, если честно, совсем не понравилась фраза Евгения Редина насчет того, что это, мол, «пусть теперь юристы разбираются, кто сильнее». Думаю, что это не совсем государственная позиция. А если твои, областные юристы потом все-таки окажутся слабее юристов-«федералов»? Что тогда? Все уже сделанное отменять, а застройщикам компенсировать траты? И опять тратить время и усилия юристов в судах и срывать сроки? Это не дело.

Еще раз — ситуация, с одной стороны, сугубо челябинская, но с другой — схожие проблемы есть не только у нас. Значит, есть смысл сначала детально разобраться, чтобы найти единое, системное решение для всех. ОНФ видит свою задачу в этом — поднять неудобную проблему на уровень реального обсуждения, и найти ее решение, основанное на законе и на здравом смысле.

Пожелаем судье здоровья...

— Как обстоит дело с историей незаконной застройки Поликарповского пруда?

— Она еще до конца не решена. Вчера должен был состояться очередной суд, но судья опять заболела и перенесла заседание на следующий год. Мы желаем ее чести здоровья, и немного волнуемся — все-таки Сафонов (экс-вице-мэр Чебаркуля, обвиняемый в получении взяток и считавшийся бенефициаром незаконной застройки — прим. ред.) оттуда, из Миасса.

Но там на самом деле вариантов нет: то, что стройка незаконна, подтвердили все эксперты. К тому же в арбитраже областное управление лесами расторгает договор об аренде участка. Мы же надеемся, что эта история на деле дойдет до логического завершения — судебных решений, реального сноса незаконных построек и рекультивации территории. Именно так — до победного конца, а не отпиариться и «слиться». Это принципиально.

Да, наверное, нас не хватает на все незаконные стройки на всех озерах области, но мы должны показать пример, что в принципе с несправедливостью, беззаконием, как в этом случае, когда «в теме» были чиновники, где речь касалось курортной зоны, где стройка шла вопреки интересам жителей, можно успешно бороться.

— В последнее время в адрес ОНФ были обвинения в том, что он берется лишь за «удобные» темы, обходя стороной те истории, которые могут задеть определенные интересы, например, правительства региона...

— Да нас просто не хватает на всё! И потом, разве перинатальный центр — не история с правительством региона?! Мы стараемся каждую тему, за которую беремся, доводить до конца. Это принцип Общероссийского народного фронта.

На самом деле задача проекта «За честные закупки» — вовлечь в него как можно бОльшее количество граждан. Люди откликаются, и очень активно. Число сообщений, людских подозрений о том, что то или иное действие властей, может быть, скажем так, не совсем понятно или прозрачно, все время растет. Мы только за последние недели качественно отработали около десятка сигналов, которые в итоге привели к вскрытию нарушений — тех же случаев укладки асфальта в снег в ряде городов региона, например.

Мы подключим к чиновникам одну программку...

— Одна из наших задач в проекте «За честные закупки» — работать в том числе на профилактику. И для этого есть нестандартные способы. Так, у наших партнеров из агентства «Интерфакс» есть специальное программное обеспечение, которое позволяет детальнейшим образом мониторить и анализировать абсолютно проводимые государственными органами закупки.

— Как это?

При анализе программой выставляются определенные «маячки», которые, будучи настроенными на те или иные показатели, выдают сигнал о подозрении и необходимости присмотреться внимательнее к той или иной закупке. Например, цена в ходе торгов опустилась меньше, чем на 5 процентов — значит, надо посмотреть. Или автоматическая проверка аффилированности разных участников торгов — иногда же бывает что все участники торгов на самом деле представляют одного и того же интересанта, но людям трудно это определить навскидку.

Программа «Интерфакса» заработает на компьютерах регионального исполкома ОНФ уже до Нового года. Мы предложили поставить такое же программное обеспечение в Главное контрольное управление области. И Евгений Редин, и начальник ГКУ Алексей Лошкин эту идею поддержали. Интересно будет сравнить результаты мониторинга активистов фронта и профильных, отвечающих за эту работу чиновников...

— Но ведь не каждая неэффективная закупка — обязательно результат коррупции? Есть же некомпетентность, неумение грамотно готовить документы...

— Безусловно. На самом деле бОльшая часть нарушений — это именно нарушения, связанные с некомпетентностью. Процент реальной коррупции меньше, чем можно поначалу подумать. Но мы обязаны эти вещи как отличать, так и предотвращать. А неотвратимость наказания — она, поверьте, рано или поздно настанет. Я в этом не сомневаюсь.

Подписывайтесь на нас в соцсетях и будьте в курсе самых интересных событий Челябинска и области

Комментарии 0